18 июля 2018 время: 19:18
курс $62.44 €73.24
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


Отчёт о мероприятии
Стройка не по шаблону
Поддержку отечественного производителя не всегда легко отличить от банального передела рынка с использованием административного ресурса. Но сделать это необходимо — особенно сейчас, когда импортозамещение стало политической модой. С этой благой целью Комитет по строительству совместно с редакцией «НП» и Российской гильдией управляющих и девелоперов организовали дискуссию «Стройка не по шаблону».
1 из
Спикеры

Участники встречи, которая прошла в Центре импортозамещения и локализации в «Лен­экспо», обсудили вывод на рынок новых стройматериалов и оборудования, а также меры поддержки, которые предлагает производителям правительство Петербурга. Одной из этих мер должен стать электронный каталог строительной продукции отечественного производства, созданный Комитетом по строительству. Уже сейчас всем, кто хочет работать по заказу правительства Петербурга, рекомендуется использовать материалы из каталога.

Наталья Андропова:

– Рынок строительных материалов на 95% локализован в России. Но вот рынок инженерных систем на 45–55% заполнен продукцией иностранного производства. Пока у нас охотно занимаются производством труб, кабелей, изоляции. Для инвестиций в более сложную и наукоемкую продукцию требуется внятная политика властей.

Например, строительство бизнес-центра класса А на 50–60% зависит от поставок конструктива, оборудования, отделочных материалов, светопрозрачных конструкций из-за рубежа. В случае с уникальными объектами: высотными зданиями, аэропортами, вокзалами, стадионами, медицинскими центрами, подземными сооружениями — эта зависимость еще больше. У российских производителей есть стимул предлагать рынку аналоги иностранной продукции и собственные разработки.

Игорь Шикалов:

– Если представить рынок в виде треугольника, в основании которого — все имеющиеся на нем материалы и технологии, а наверху — ноль, то окажется: чем выше мы поднимаем планку требований к продукции, тем меньше остается производителей, способных им соответствовать. Но если мы ограничиваем конкурентную среду, компании сразу снижают качество. Надо так установить планку, чтобы город получал качественные товары и услуги, но при этом развивал свою промышленность, перешел от импортозамещения к импортовытеснению.

Вице-губернатор Игорь Албин поручил комитетам правительства создать систему электронных каталогов продукции отечественного производства. Комитет по строительству включил в свой каталог всех российских производителей стройматериалов, с которыми мы работали в 2014 году. По согласованию с Комитетом по городскому заказу, Комитетом энергетики, Жилищным комитетом мы создали интернет-ресурс, который будет действовать независимо от нас и будет доступен любому проектировщику и заказчику, будь он частный или государственный.

Система дает возможность российскому производителю внедрить свою продукцию на объектах, которые строятся за счет бюджета. Но это не основание треугольника, где встречается любой товар независимо от качества. Мы предлагаем экспертам нашего технического совета проверять материал перед тем, как он будет включен в каталог, на надежность, на применимость в наших условиях.

Для производителей наш каталог остается бесплатным. Гильдия управляющих и девелоперов предложила стать оператором каталога, сняв эту нагрузку с бюджета. Любой участник рынка может заполнить таблицу, получить индивидуальное окно и предложить свой товар. Часть критериев, по которым проводится экспертная оценка, будет обязательной, часть — добровольной, например, соответствие материала требованиям устойчивого развития, «зеленого» девелопмента. Комитет по госзаказу готов считаться с нашими экспертными заключениями и принимать каталог за основу при размещении госзаказа. Мы настоятельно предлагаем проектировщикам использовать в проектах материалы из каталога.

Но смысл не в том, чтобы создать механизм, который когда-то работал в Москве: если производитель в каталоге, он работает на рынке, если нет — не работает. Мы хотим, чтобы профессионалы сами регулировали рыночную среду.

Сергей Воробьев:

– Для РГУД работа с каталогом — это возможность аккумулировать информацию о состоянии рынка в постоянном контакте с властью и с производителями строительной продукции. Производители заполняют заявки, регистрируются, получают одобрение модератора, технический совет на основе предоставленных ему материалов принимает решение, и продукция появляется в каталоге. Экспертно-технический совет будет работать в удаленном доступе, это избавляет экспертов от необходимости специально собираться, чтобы выставить оценки в листе голосований. Все будет происходить более оперативно. В каталоге указываются наименование продукции, ее соответствие ГОСТу, сертификаты, информация о производителе, его квалификации, мощностях. Это заодно позволяет увидеть, где у нас избыточное производство, а где чего-то не хватает, просчитать логистику, оптимизировать стоимость строительства, оценить уровень локализации продукции, найти позиции, которые нуждаются в импортозамещении.

Роза Михайлова:

– Разочарую: без предварительной оценки имеющейся базы строительных материалов, прогнозов, данных о потребности, о структуре спроса никто из производителей не будет принимать решение о выходе на рынок.

Михаил Ефименко:

– Эксперты будут проверять физико-механические характеристики материалов или примут на веру данные, указанные производителем?

Игорь Шикалов:

– Технический совет при КС состоит из 20 экспертов. Сейчас мы формируем секции, которые будут оценивать светопрозрачные конструкции, стеновые материалы, материалы для мощения и т. д. Ждем ваших предложений по составу экспертов, вы друг друга знаете великолепно. И по параметрам таблицы, если они вас не устраивают.

Алексей Шервашидзе:

– Наверное, необходимость каталога назрела, но останется ли у нас выбор? Раньше, работая в бюджетном строительстве, мы выбирали материалы с учетом их характеристик и экономической составляющей, а не локализации производства.

Наталья Андропова:

– Вопрос к членам экспертно-технического совета при КС: вы можете гарантировать качество и надежность материалов, включенных в каталог? От этого теперь зависит качество бюджетного строительства.

Александра Куренкова:

– Мы много работали на бюджетных объектах и можем оценить необходимый минимум, при котором все работает правильно, оставаясь бюджетным. Но чаще всего экономичность материала обратно пропорциональна его долговечности. Составляющие для изготовления окон: ПВХ, алюминий, стеклопластик, дерево — производятся либо в России, либо в странах Таможенного союза. То же касается стекла. Совершенно не освоен только рынок фурнитуры. Примерно 5% предложения обеспечивает завод «Сатурн» в Набережных Челнах, остальная продукция из Германии, Австрии, Турции, Китая. Конечно, все светопрозрачные конструкции для будущего здания администрации Петербурга изготавливаются в Германии. Поставками для башни Газпрома занимается немецкая компания. Но это эксклюзив. Массовое производство локализовано здесь. И поскольку строители чаще всего стремятся не к качеству, а к дешевизне, начинается игра, кто вскопает эту грядку за самые маленькие деньги.

В результате берется более тонкий ПВХ-профиль, его хватает на три регулировки, алюминий тоже становится тоньше и тоньше. В данном случае возникают вопросы не только к долговечности, но и к безопасности при высокой ветровой нагрузке, тем более что нормативов балконного остекления у нас пока нет. Мы проводили испытания в рамках судебной экспертизы: в продукции, которую заказывают застройщики, через пять лет происходит 25%-я потеря эластичности уплотнителя, через 10 лет встанет вопрос о его замене.

Те строительные компании, которые сами эксплуатируют построенное жилье, очень чутко на эти вопросы реагируют. Они не опускаются до дешевки, заказывают энергоэффективные окна, достаточно широкий профиль с толщиной А.

Максим Жабин:

– Вы приводите нам в пример девелоперов, у которых квадратный метр стоит 100 000 рублей. Но какие бы мы каталоги ни составляли, все равно они станут частью рыночных отношений. Если мы говорим о высоком качестве бюджетного строительства, давайте забудем о том, что квадратный метр в Ленинградской области может стоить 50 000 рублей. Мы недавно сдали дет­ский сад, его пришлось два раза переделывать. Потому что, пока мы строили, поменялись параметры остекления. Окно российского производства, которое по смете стоило 20 000 рублей, обошлось нам в 50 000. Вопрос к экспертам по импортозамещению: на чьем оборудовании выпускается «отечественная продукция»? Ведь ни копейки не вложено в научные разработки! Вы работаете на станках, произведенных в Финляндии, Германии, Китае. Так что давайте впереди идеологии, которая сейчас твердит об импортозамещении, все-таки ставить разумную стоимость квадратного метра.

Кирилл Иванов:

– Я к электронному каталогу относился бы не как к разрешительной книге, а как к системе рейтингования. Чтобы это было авторитетное экспертное издание, в котором было бы почетно находиться. Каталог нужен как ориентир для застройщика, чтобы он мог понять ценообразование. А не как догма, которая мешает ему получить новый современный материал.

Когда мы говорим об импортозамещении, надо помнить, что отечественного машиностроения у нас почти не было. Кто не верит, сходите в паровозный музей за Варшавским вокзалом, там 90% техники из Чехии, Франции, Италии, США, Англии. Если велосипед уже изобретен, давайте его покупать и ездить.

Проблема в том, что материал или технология, о которых не знают в экспертизе, для госзаказа как бы вовсе не существуют. А подрядчик, выполняя госзаказ, тоже не заинтересован в том, чтобы искать более технологичное и экономичное решение, инвестировать в его внедрение. Он ничего от этого не выиграет, заплатят ему ровно столько, сколько он потратил, а не твердую цену контракта.

Наталья Андропова:

– То есть мирового разделения труда никто не отменял. И если мы собираем автоматику на импортной элементной базе и покупаем шпунт Arselor, ничего страшного в этом нет.

Александр Батушанский:

– Импортозамещение на рынке строительных материалов началось с 1999 года, после первой девальвации, и происходит до сих пор. Но производить сложное инженерное оборудование только для внутреннего рынка экономически нецелесообразно. Ни одна страна не может себе этого позволить, кроме Соединенных Штатов и Китая. Нет смысла также централизованно бороться с импортом. Если нам будет не на кого равняться, если конкурентная среда окажется размыта, мы потеряем в качестве. Надо оставить в покое импорт и использовать девальвацию для того, чтобы экспортировать свою продукцию на внешний рынок. Каталог должен стать инструментом внутренней конкурентной борьбы, а не борьбы с импортом.

Роза Михайлова:

– Поддерживаю. Все возможное в части импортозамещения сделано за последние 20 лет без влияния государства. И наш, и зарубежный бизнес на свой страх и риск вкладывал деньги в индустрию стройматериалов. Пик пришелся на 2005–2008 годы. Но и в 2013‑м в России открылось 42 предприятия стройиндустрии, в 2014‑м — 52. В 2015 году, в котором нашу экономику обещали в клочья порвать, уже введено 42, в том числе заводы по выпуску кирпича, легкого бетона, строительных смесей, керамической плитки, завод крупнопанельного домостроения в Новосибирске, цементный завод в Ульяновской области по программе холдинга «Евроцемент».

У нас открылось лесоперерабатывающее предприятие в Приозерске, завод лакокрасочных материалов в Марьино (с иностранным капиталом), предприятие по выпуску деревянных окон по немецким технологиям в Петербурге. Импортозамещение подразумевает трансфер новых технологий, производство материалов нового поколения, более высокую культуру строительного производства, развитие промышленной базы на новом уровне. Я убеждена: мы должны включать в каталог и импортные материалы. Это обеспечит конкуренцию и движение на рынке.

Наталья Андропова:

– А что скажут проектировщики? Есть проблемы с замещением в проектах импортных материалов и оборудования отечественными?

Андрей Дунаев:

– Мы собрались сегодня не от хорошей жизни. Еще недавно коробейники из разных стран наперебой предлагали свою продукцию, и мы имели самый широкий выбор. А теперь комитет перестал принимать у нас проекты, выполненные по его заказу и в соответствии с заданием на проектирование. Многие нам пришлось за свой счет переделывать, меняя импортное оборудование на отечественное. Вынуждены были создать четыре собственных каталога. Поэтому появление каталога КС мы приветствуем.

Лев Каплан:

– А как быть с нормативной базой по проектированию? Каталог нормативным документом в глазах экспертизы не является. Если в СНиП, в своде правил нет изделий, продукции, которую предлагает использовать каталог, имеете ли вы право включать их в свои проекты?

Андрей Дунаев:

– Если мы находим общий язык с заказчиками, получаем задание на проектирование, можем включать все, что угодно. Экспертиза сейчас сама нередко требует заменить все импортное оборудование в проекте, все механизмы на отечественные, даром что весь парк строительной техники у компаний сегодня импортный. Недавно пришлось доказывать, что российские экскаваторы по акустическим характеристикам могут работать только два часа в сутки и срок строительства увеличивается в два, если не в четыре раза. Только так и удалось договориться.

Игорь Шикалов:

– Все, что отображено в каталоге, прошло технический совет, подтверждено ГОСТами, сертификатами. Каталог — инструмент, который помогает выбирать материал или оборудование в соответствии с заданными параметрами объекта. Что касается бюджетного строительства, у нас действует более 40 региональных методических документов — по закону о техническом регулировании. Правительство Петербурга имеет право устанавливать, что и каким образом будет применяться в строительстве. Компании, работающие по этим документам, благополучно проходят экспертизу вот уже семь лет.

Кшиштоф Поморски:

– Когда мы строили вторую сцену Мариинского театра, у нас было прямое указание президента РФ применять российские материалы и технологии, если они не дороже и не хуже. Мы создали группу для сбора информации и сегодня имеем большую базу данных. Для Мариинки делали импортную гидроизоляцию, не было другой. И по другим материалам выбора не было. Здание театра очень дорогое, его нельзя было сделать кое-как. А недавно проектировали онкологический диспансер — высокотехнологичный, со сложным, иногда опасным оборудованием. Практически все строительные материалы — российского производства. Даже те, что раньше заказывали за рубежом, сегодня производятся в России. И я не вижу разницы в качестве. Разница в технической культуре. Западные производители дают комплектную информацию, просто бери и проектируй. Российские то ли не до конца понимают, что они изготавливают, то ли не хотят сказать.

Тот, кто хочет в нашу базу попасть, должен предоставить не только все предусмотренные законом сертификаты, но и протоколы испытаний. Нарисовать самому протокол не получится. Разумный проектировщик, читая его, все поймет.

Каталог нужен. Прежде всего, он дает необходимую для сметчиков информацию о ценах. Сегодня для этого используют Интернет, но реальная цена часто далека от той, которая указана на сайте производителя. Если модератор каталога и компания-производитель будут отвечать за актуальность ценовой информации, он будет хорошим инструментом. Кстати, и государственному заказчику ценник будет легко проверить.

Игорь Шикалов:

– Это наше условие — наличие актуальной цены на товар. Мы даем право производителю самому ее ставить. Вопрос в том, чем он за нее ответит, не будет ли продавать дороже. Наверное, механизм будет простой: если появятся объективные жалобы, в каталоге этого производителя больше не будет. Если у застройщиков вызывают сомнения продукты из каталога, выскажите их. У нас есть предварительные договоренности с лабораториями, которые проведут испытания.

Дмитрий Юрков:

– Мы понимаем задачу государственного заказчика снизить себестоимость объектов. Но уже пришлось столкнуться с некоторым шантажом со стороны российских производителей, которые навязывают свою продукцию под разговоры об импортозамещении. Даже по контракту с твердой ценой, заключенному в 2014 году, с документацией на импортное оборудование. Появляются поставщики, которые доказывают заказчику, что готовы поставить отечественное. Оборудование похоже по характеристикам, но сейчас оно уже дороже того, что указано в проекте.

Иван Мальцев:

– Каталог предусматривает обратную связь с производителями? Многие строительные компании имеют свои проектные бюро и зачастую не вносят в проекты материалы, о которых знают недостаточно. Хотели бы побывать на семинарах, руками потрогать этот материал.

Сергей Воробьев:

– Механизм обратной связи заложен. Доступны будут не только контактные данные производителя, но и данные о мощностях, о местонахождении логистического центра, о дополнительных возможностях. В планах есть листинг мероприятий, информация о том, кто, что и где собирается презентовать, о конкурсах, рейтингах.

Михаил Ефименко:

– Мы заинтересованы в появлении такого справочника. Мы освоили производство всех типов и цветов фасадного клинкера. Но пока не все получается так, как хотелось бы. И хорошо, что мы не можем заставить производителя работать только с нашим материалом. Но вот наша брусчатка по физико-механическим характеристикам лучше аналогов. Мы внесем их в каталог. Проблема в том, что бетонная брусчатка по физико-механическим характеристикам не сильно отличается от демпферной брусчатки. А в эксплуатации они разные. Долговечность — штука комплексная, ее так просто не пропишешь. Как выбрать? Каталог будет полезным документом, если там окажутся только те производители, которые подтвердят характеристики продукции в авторитетных, заранее определенных лабораториях, где эксперты ни одной цифры не поставят, если она не соответствует результатам испытаний.

Игорь Шикалов:

– Важная тема, нужны аккредитованные лаборатории.

Максим Жабин:

– Наш домостроительный комбинат в Киришах одним из первых стал использовать клинкерный кирпич для облицовки стен. А сегодня мы вынуждены от него отказаться из-за цены. Производителей три на всю Россию! ЛСР контролирует 80% рынка, у них действительно хороший продукт, дома, которым уже 15 лет, стоят как новенькие. Но у нас сегодня 80% потребления — масс-маркет. Люди не готовы платить по 120 000–150 000 за квадратный метр, поощряя отечественного производителя.

Наталья Андропова:

– Отечественный производитель, если он не ЛСР, не всегда имеет достаточно средств, чтобы вложиться в раскрутку своего бренда. Конкурс инноваций помогает хотя бы отчасти справиться с этим?

Ирина Любина:

– Конкурс «Инновации в строительстве» проходит в рамках выставки «Интерстройэкспо» с 2006 года для компаний, внедряющих новые продукты на российский рынок. Это могут быть как производители, так и дистрибьюторы новинок отрасли. Важно, чтобы у рынка была возможность познакомиться с тем, что не только применяется сегодня, но и будет применяться завтра и позволит удешевлять и оптимизировать строительство. Конкурс проходит в нескольких номинациях: строительные материалы и технологии, строительное оборудование, архитектурное проектирование, средства безопасности зданий и сооружений и экологическая эффективность. В этом году в связи с требованиями времени была представлена импортозамещающая продукция. Итоги будут подведены на выставке 20–22 апреля 2016 года в новом выставочном комплексе «Интерстройэкспо».

Алексей Тихомиров:

– Наш завод по производству тротуарной плитки, стеновых блоков и бортового камня был открыт в 2009 году в Колпино. На конкурс мы представляли специальную плитку, разработанную для мощения высоконагруженной территории, в частности, аэродромных покрытий, терминалов, портовых площадок. Практика использования нежестких дорожных одежд у нас возникла совсем недавно. Наш терминальный камень впервые был применен на строительстве порта Бронка. Материал привлек внимание компаний, строящих терминалы в Рыбном порту, Большом порту Санкт-Петербурга, Усть-Луге. Кроме того, как члены Ассоциации производителей вибропрессованных изделий мы участвуем в актуализации пособия по мощению высоконагруженных территорий — наш опыт оценили.

Евгений Батухтин:

– Мы предложили рынку композитные декоративные антикоррозийные покрытия, совместимые с металлическими поверхностями любой формы. Они позволяют равномерно, без стыков и швов покрывать любые изделия, создавая защитный слой с минимальным утяжелением. Это важно при реставрации памятников и предметов искусства, декорировании интерьеров и фасадов. Логотип конкурса «Инновации» помогает вести диалог с заказчиками. За этот год мы успешно доработали состав, удешевили процесс, расширили линейку. В этом сегменте нет конкуренции, нет самого рынка, мы его создаем с нуля. Участие в электронном каталоге для нас важно. Потому что, если эксперты не знают о вас, вы для рынка не существуете.

Ксения Харьковская:

– Мы участвовали в конкурсе с композитной арматурой. Нам удалось добиться новых характеристик ее сцепления с бетоном, так как до настоящего момента ни один вид композитной арматуры не превосходил металлическую по этому параметру. Конкурс помогает обозначить продукт на рынке, на него начинают обращать больше внимания. У нас есть экспортные поставки в Эстонию и  Финляндию.

Но основной проблемой для нашего участия в рынке крупного строительства является отсутствие нормативной базы. ГОСТ введен, продукция сертифицирована, но нет СНиП, и у проектировщиков связаны руки. Хотя наше изделие может применяться в мостостроении, в метростроении, при проектировании химических заводов — везде, где требуется коррозионная стойкость материала.

Лев Каплан:

– Меня очень вдохновили слова президента России о том, что импортозамещение — это не фетиш, а лишь способ подняться на более высокий технологический уровень развития. Это значит, что мы не должны и не можем отказываться от сотрудничества с западными фирмами. Импортозамещение тесно связано с такими понятиями, как качество и инновации. Зачем плодить техническую отсталость? Радоваться тому, что на старом оборудовании со старыми специалистами мы опять начнем строить свои трансформаторные подстанции вместо французских, — преступление.

Только 8% всей продукции, которую выпускает стройиндустрия России, имеет инновационный характер. И каталог очень хорош как справочный материал, как копилка новшеств — сертифицированных, прошедших испытания, как место, где производители доказывают свои преимущества. Но нормировать их использование все равно придется.

Отдел мероприятий «НП»
+7 (812) 575-35-34
kalinicheva@np-inform.ru