18 декабря 2017 время: 19:34
курс $58.90 €69.43
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
Олег Островский
заместитель председателя комиссии по недвижимости Общества потребителей Петербурга и Ленобласти
04 декабря 2017

Идет монополизация отрасли!

Работа кадастровых инженеров — не на виду. Такая узкотехническая область, интересная лишь специалистам. Мы о ней вспоминаем, когда сталкиваемся. Когда приходит налоговое извещение с дикой суммой. Или сосед объявляет половину вашего участка своим. Или инспектор Госземконтроля собирается вас оштрафовать за неучтенную баньку, которая всегда здесь стояла. Об особенностях кадастрового учета, о непростых отношениях специалистов с регулирующим эту сферу ведомством мы рассуждаем с Андреем Козодаевым, президентом АСРО «Кадастровые инженеры Санкт-Петербурга и Северо-Запада».

– Сформирована ли нормативная база кадастрового учета? Как исправляются многочисленные ошибки, выявленные при слиянии баз Единого госреестра прав и кадастра?

– Да, в целом законодательная база кадастрового учета сформирована. Многое для оптимизации работы в отрасли сделано через институт саморегулирования. Что касается ошибок, их действительно много, но их исправляют только в связи с новыми обращениями кадастровых инженеров. Насколько мне известно, в региональных Кадастровых палатах (за исключением, возможно, Москвы и Московской области) систематическое устранение ошибок не ведется.

– Как выполняется июльский приказ главы Росреестра Виктории Абрамченко, который наделил филиалы Кадастровой палаты новыми полномочиями по выполнению кадастровых, землеустроительных и градостроительных работ? Чиновники и госслужащие уже включились в борьбу за заказы? Какую позицию занимают антимонопольные органы и СРО?

– Больной вопрос. По закону Росреестр не имеет таких полномочий. И руководитель ведомства Виктория Абрамченко никого не может наделить полномочиями, которыми сама не обладает. Этот приказ незаконен, ничтожен по сути и нарушает антимонопольное законодательство Я крайне отрицательно отношусь к самой возможности проведения кадастровых работ специалистами Кадастровых палат. И причин для такого отношения немало.
Я по одному из образований — юрист. На мой взгляд, для чиновника такого уровня неправомочный приказ — нонсенс. Если хотите что-то серьезное изменить в отрасли — постарайтесь сделать это законно. А если вам принесли на подпись приказ с очевидными нарушениями — не подписывайте, не дискредитируйте себя.
По сути. Во-первых. Та организация, которая принимает работу кадастровых инженеров и ставит объекты на учет, не может сама же и заниматься кадастровыми работами. Это противоречит не только юридическим и антикоррупционным, но и этическим нормам. Строго по Михаилу Жванецкому: «Что охраняешь, то и имеешь». Ну представьте, что в гонках «Формулы-1» будет участвовать судейская машина с мигалкой и правом всех тормозить. Судья, конечно, выиграет. Но выиграет ли спорт? При определенных организационных усилиях у чиновников будет несомненное преимущество даже перед самыми сильными и солидными фирмами. Во-вторых. В силу того, как сейчас работают Кадастровые палаты, не приходится надеяться, что их сотрудники будут качественно выполнять землеустроительные или кадастровые работы. В-третьих. Где они возьмут деньги на организацию процесса? Это ведь бюджетное учреждение. Составить бюджет на год вперед, включить будущие заказы в план, выделить деньги, освоить, создать новые рабочие места, набрать специалистов… Мне кажется, это совершенно провальная затея. Возможно, поэтому в двух регионах: в Петербурге и Ленинградской области — насколько мне известно, такая работа не ведется. Но есть и печальный до одури опыт. (См. врезку про работу Кадастровой палаты по Забайкальскому краю. — NSP.)
Трезво мыслящие начальники региональных Кадастровых палат будут долго сопротивляться этой инициативе.
Наша СРО, как и Национальная палата, проводит серьезную работу, чтобы препятствовать этому беззаконию. Это, может быть, тема отдельного разговора, потому что все очень непросто.
Полагаю, кадастровые инженеры и их объединения обладают достаточным влиянием, квалификацией и опытом, чтобы не допустить развития негативного сценария. Про серьезную работу УФАС я не слышал. Не могу говорить, что не ведется, — у нас такой информации нет. Хотя это прямая обязанность антимонопольного ведомства: выступить против данного приказа, оспорить его и признать незаконным.
Параллельно нужно запустить какой-то механизм обсуждения проблемы, потому что конфронтация — это всегда плохо. Мы обречены взаимодействовать с чиновниками, нам друг от друга никуда не деться.
Сначала государство развалило систему технического учета, передали эти функции в Кадастровые палаты. Работа не отлажена, ошибок миллионы, формирование и организация кадастра еще в зачаточном состоянии. И тут нам говорят: нет, давайте еще какие-то функции передадим в палаты! Идет монополизация отрасли. Если государство хочет, чтобы кадастровые работы стали государственной услугой, — давайте обсудим такой вариант, только скажем об этом открыто. В отрасли 33 000 специалистов, почти все изначально работали или в землеустроительных органах, или в системе технической инвентаризации. Мы поймем — но скажите об этом прямо!
Сделайте эту отрасль государственной, установите правила. А то какой-то недорынок — как собаке хвост по кускам отрезать.

– Какие задачи возникают перед кадастровыми инженерами в связи с принятием закона о «лесной амнистии», утверждающего приоритет сведений кадастра перед данными лесных реестров?

– Опять приходится говорить о качестве законодательной работы. С одной стороны, садоводы и дачники, у которых есть участки с неустановленными границами, нередко сталкиваются с проблемами. Лесные наделы ставят на учет по планшетам, 1 к 10 000, бывает, границы леса налезают на эти частные территории. В этом плане закон сыграет позитивную роль. Но возникает другая угроза. Новый закон может подтолкнуть некоторых муниципальных чиновников передавать части настоящих лесов либо под ИЖС, либо под ДНП. Такое впечатление, что при подготовке документа серьезной аналитической работы не проводилось. Не взвесили риски. Практика по таким ситуациям еще только формируется.

– Наладилась ли ситуация с постановкой на учет машиномест (в отчетах Росреестра пока лишь единичные примеры)?

– Ситуация вопиющая! По закону у нас с 1 января 2017 года появился новый объект недвижимости — машиноместо. Чтобы поставить его на кадастровый учет, нужна электронная форма, набор команд. Сейчас начало декабря. А вот эту xml-схему специалисты Минэкономразвития до сих пор не разработали! В течение года ущемляются права владельцев машиномест. И кстати, бюджет рассчитывал на дополнительные налоги — он их не получит.
Уважаемое ведомство не в силах проконтролировать написание обычного программного продукта. Уму непостижимо!

– В Думе находится закон об отмене деления земель на категории. Готова ли отрасль к очередной глобальной реформе? Какие работы понадобятся, в какие затраты все это выльется?

– Я считаю, что для нашей страны говорить об этом пока рано. Давайте создадим и отладим кадастр, сформируем территориальные зоны. Потом можно приступать к очередной реформе. Я не могу понять, для чего это делается. Я не сторонник конспирологии, но у меня такое впечатление, что законодатели выполняют секретную задачу: создать как можно больше хаоса. А в такой неотрегулированной системе нечистоплотным людям в обход закона и правовых механизмов проще творить темные дела.

– Как работает механизм аттестации кадастровых инженеров? Можно ли говорить об очищении рынка от специалистов невысокого уровня?

– Порядок аттестации и нормативная база пока только разрабатываются, у нас еще есть время. Многие СРО, в том числе и наша, работают в этом направлении. Нам важно, чтобы появилась такая профессия, как помощник кадастрового инженера. Два года такой специалист будет проходить стажировку, только после этого — аттестовываться.
Профессиональное сообщество очищается. Как только было введено обязательное членство в СРО, сразу стало ясно: есть довольно много людей с документами кадастрового инженера, которые по специальности не работали.
Сейчас мы пишем стандарты: профессиональные, образовательные. Надо повышать уровень и престиж профессии.

– Становится ли меньше отказов и приостановок? Недавно были созданы апелляционные комиссии. Есть ли от них толк?

– Пока, насколько мне известно, статистика серьезно не меняется, но сдвиги в лучшую сторону есть. Причины отказов становятся понятны, специалисты могут работать над ошибками. Но апелляционные комиссии создавались не только для того, чтобы защитить конкретного инженера в конкретной ситуации. Есть более масштабная задача: выявить «узкие места» в законодательстве, систематизировать ошибки и работать над ними. Выдвигать законодательные инициативы, способствующие расшивке «узких мест». Проще говоря — идет латание дыр в нашем правовом поле. Я считаю эту работу крайне необходимой.

Досье NSP 
Андрей Козодаев родился в 1966 году, в поселке Невская Дубровка Ленинградской области. Окончил РГПУ им. Герцена (общетехнические дисциплины, профориентация — в 1991-м, юриспруденция — в 1998-м), затем — СПбГУ по специальности «Государственное и муниципальное управление» (в 2004-м). В 2011 году получил квалификационный аттестат кадастрового инженера.
В 2015-м защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Экономика и управление народным хозяйством» в Институте проблем региональной экономики РАН.
Карьера: с августа 1995-го по сентябрь 1999 года — ведущий инженер, затем — главный инженер филиала ГУП «ГУИОН» ПИБ Центрального района; с сентября 1999-го по апрель 2014 года — начальник филиала ГУП «ГУИОН» ПИБ Петроградского района; с апреля 2014 года — генеральный директор ООО «Первое кадастровое бюро». Член апелляционной комиссии при Управлении Росреестра по СПб (обжалование решений о приостановлении государственного кадастрового учета и госрегистрации прав). Президент Ассоциации СРО НП «Кадастровые инженеры Санкт-Петербурга и Северо-Запада».

 

 

Из рассылки Кадастровой палаты по Забайкальскому краю

«Кадастровая палата по Забайкальскому краю в сентябре 2017 года приступила к оказанию новых услуг. К ним относятся платные консультации при подготовке проектов договоров (купля-продажа, мена, аренда, дарение и другие); консультационная помощь по подготовке пакета документов в целях оформления прав на квартиры, гаражи, земельные участки, здания, сооружения, помещения, машиноместа, на объекты незавершенного строительства (приватизация, право собственности, сделки с недвижимостью). 
С 2018 года Кадастровая палата приступит к выполнению кадастровых работ, представляющих собой один из решающих этапов формирования земельных участков и объектов капитального строительства. Они могут включать межевание и описание местоположения границ земельных участков, описание контуров здания, сооружения или объекта незавершенного строительства, описание местоположения помещения в пределах здания или сооружения, правовое обоснование формирования или образования земельного участка, согласование местоположения границ земельных участков в установленных законом случаях. Кадастровая палата призывает быть осторожными и не попадаться на уловки мошенников, орудующих на рынке недвижимости, и доверять только специалистам государственных организаций с многолетним опытом работы».