19 октября 2018 время: 20:57
курс $65.72 €75.57
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
«Дольщики сняли розовые очки. Они больше не верят, что можно за 1,5 млн купить квартиру в Мурино или Кудрово, а государство построит дороги и «социалку»…»
Николай Гражданкин
начальник отдела продаж компании «Отделстрой»
04 июня 2018

В условиях отсутствия конфликтов не возникает потребности в судебной защите. Но иногда бизнес-процесс даёт сбой — нарушаются сроки исполнения договоров, партнёры не выполняют свои обязательства. Это может обернуться существенными потерями, в особенности, если речь идёт о сфере строительства, где нарушение договоров влечёт «эффект домино» — в виде убытков, растущих как снежный ком. В случае жилищного строительства вмешивается и социальный аспект, что увеличивает убытки коммерсантов-застройщиков.

Вопрос не нов: как понудить должников к исполнению обязательств? Механизмы исполнительного производства действенны, если контрагенты обязаны к передаче денег. В таких ситуациях их счета могут быть арестованы, а имущество будет принудительно «конвертировано» в деньги.
Сложности возникают, когда должник обязан совершить так называемые неимущественные действия, например, заключить договор аренды, передать недвижимое имущество, выполнить работы. В таких случаях принудительные меры оказываются неэффективными. Кредитор буквально становится «заложником» добросовестности своего контрагента.
В качестве средства побуждения должника к таким действиям в законодательстве установлена судебная неустойка (астрент). Эта денежная сумма взыскивается с ответчика, если он не выполнит определённые действия, предписанные судебным решением. То есть цель судебной неустойки — создание дополнительного стимула должника к «неденежному» исполнению. Её размер законом не установлен и определяется судом в каждом конкретном деле.
Нередки случаи, когда истцы, получив судебное решение, лишь спустя некоторое время идут с отдельным иском о взыскании астрента.
Так, например, действовали арендаторы в споре о понуждении арендодателя к заключению договора аренды коммерческого помещения в рамках дела № А40–28789/2014. Этот казус касается ряда вопросов, но мы рассмотрим только один из них. Суд удовлетворил требования истцов и обязал ответчика заключить договор аренды. После чего арендодатель не спешил с выполнением своих обязательств. Это заставило несостоявшихся арендаторов обратиться с иском о взыскании судебной неустойки.
Требование было подано по истечении практически года неисполнения решения. Арендаторы были намерены получить неустойку за весь период просрочки ответчика и просили суд взыскать астрент с момента вынесения изначального судебного решения.
Возник вопрос: можно ли начислить судебную неустойку за периоды, уже истекшие к моменту вынесения решения об астренте?
Верховный суд в марте текущего года отметил, что взыскание судебной неустойки на «прошлое время» невозможно. Она начисляется с момента её установления судом, а не с момента вынесения первоначального решения об исполнении обязанности в натуре.
Это означает, что нельзя «держать в рукаве» право на астрент, рассчитывая на его взыскание за весь период просрочки. Поэтому не следует дожидаться длительного бездействия ответчика, чтобы впоследствии получить судебную неустойку.
Стоит заранее учитывать риск неисполнения судебного решения о «неденежном» действии. Грамотно поступят те, кто поставит вопрос об астренте как можно раньше. Более того, закон разрешает требовать такую неустойку непосредственно в иске по существу. При этом в самом решении может быть указано на взыскание неустойки на случай его неисполнения. И судебные акты с такими выводами — не редкость. В ином случае промедление с защитой своих прав может стоить коммерсантам не только времени, но и денег.

Внимание! Перед размещением комментариев ознакомьтесь с нашими правилами!
comments powered by HyperComments