20 ноября 2017 время: 08:49
курс $59.63 €70.36
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


22 мая 2017

Неприятные вопросы

Дмитрий Синочкин
Елена Кузнецова

Памятники – наше петербургское все. «Это наследие, его надо беречь», – ответит любой школьник, внезапно разбуженный ночью. Почем стоит сохранить достояние?

У нас самая большая в мире охраняемая зона: исторический центр, занесенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, – около 5800 га. А всего неприкосновенные ансамбли и дворцовые комплексы занимают 23 000 га. Под охраной – не только дворцы, но и дороги, и Нева аж до Ладоги, и ландшафт в Рыбацком, и «небесная линия»…

Охраняемый петербургский центр – в четыре раза больше, чем в Риме, в 16 раз просторнее, чем в Париже и Вене. При этом в Риме за год принимают 7 млн иностранных туристов, в Париже – 15 млн. Не в гектарах дело.

Петербург принадлежит не себе, но мировой культуре. И это лестно. Единственный минус – мировая культура не очень-то расположена всю эту радость финансировать.

Когда в конце 1980-х подавали заявку в ЮНЕСКО – вбили в нее все, что можно: страшились пришествия «новых вандалов».

О’кей, уберегли. Подсчитаем бабки.

Всего в Петербурге 9200 объектов культурного наследия, из них около 3500 – федерального уровня, 2800 – региональных, еще 2900 – выявленные объекты. Чтобы определиться со статусом третьей группы, надо провести экспертизу. В прошлом году поставили рекорд: 143 экспертизы. То есть 20 лет будем решать, памятник или нет.

Ежегодно город выделяет на содержание и сохранение памятников 7-8 млрд рублей. Инвесторы в прошлом году раскошелились на 700 млн, в этом году рассчитываем на 1,9 млрд.

В Ленобласти то ли 3900, то ли, по другим подсчетам, 5200 памятников разного уровня. Область в этом году потратит на наследие 380 млн рублей.

Федеральные деньги расходуются с бОльшим размахом, но и этот источник далеко не бездонен: по программе «Культура России» отведено 43 млрд – на шесть лет (с 2012 по 2018 год)… Это на все регионы.

Два миллиарда рублей МБРР и Минкультуры потратят на возрождение исторического парка Монрепо в Выборге. На реставрацию и расширение Эрмитажа понадобится, по словам Михаила Пиотровского, 15,7 млрд рублей. Преображение Восточного крыла и Главного штаба уже обошлось казне в 6,7 млрд (какую-то часть сперли, но мы сейчас не об этом). Троицкий собор: за 10 лет город потратил без малого миллиард. На реставрацию фасадов и колоннады Казанского собора за последние четыре года – около 150 млн. На реставрацию Смольного собора пошло примерно 473 млн…

Это все отрадно, но главный вопрос: а сколько нужно денег? Чтобы восстановить и все остальные, не знаковые, объекты городского уровня? Какие суммы потребны, чтобы привести их в порядок и содержать достойно?

Нет такой цифры. То ли эту задачу вообще никто не ставил, то ли неинтересно. Где-то в кулуарах звучала сумма: 1,5 трлн рублей. Наверное, по аналогии с Олимпиадой в Сочи. Крупнее-то программ у нас не было…

А есть другая сторона медали.

Набережная Смоленки, особняк Роберта Круга, федеральный памятник. Пользователь – институт. Проведены несогласованные перепланировки, заменены двери; штраф – 250 000 рублей. Дом Хаймовича, 6-я линия В.О., «выявленный объект»; институт, перепланировки – 130 000 руб. Дом Упатчева,12-я линия, «выявленный объект»; институт, перепланировки – 190 000 рублей…

В доме Липавского (Большой пр. П.С.) сбиты штукатурка и красочный слой, кладка «укреплена» цементным раствором. Штраф, по сложившейся практике, составит 100 000 рублей. Заплатит управляющая компания. Столько же выплатит жилкомсервис №1 Центрального района за неудовлетворительное состояние декора на фасаде дома Екимова на Кирочной. Дом Быховского на углу Каменноостровского и Малой Посадской: облицовка рушится, балясины утрачены, фигурки путти, чтобы не рухнули, укреплены металлической лентой. Штраф – 150 000 руб. (повторный). Дом Савина на Большой Пушкарской: уничтожен маскарон (гипсовая женская головка), штраф 100 000 руб.

Нерадивых жилищников надо наказывать, чтобы неповадно было!

Как вы думаете, откуда УК берет деньги? На штрафы или же на ремонт? Правильно. Из нашего с вами кармана. К каждому доходному дому МБРР не приставишь. И эта статья расходов с каждым годом будет расти!

Есть еще региональный Фонд капремонта. Мы в него теперь платим. В этом году десять многоквартирных домов-памятников отремонтируют (в основном – фасады), потратят на это примерно 100 млн рублей.

Десять домов. За год. На всякий случай: в Петербурге числится 765 многоквартирных жилых домов, построенных до 1917 года. В них зарегистрированы 64 773 человека.

Федеральные деньги на жилые дома тратить нельзя. Перестраивать их – тоже. Если (ну вдруг, отчего же не помечтать?) кому-то придет в голову учинить в таком здании комплексный капитальный ремонт с отселением граждан (как бывало когда-то – в маневренный фонд, на годик-другой), то по завершении процесса зарегистрировать в полученной «конфетке» жилье уже не получится: парковок нет, зелени не хватает, инсоляция не по норме…  Только деловой центр или гостиница. А это уже другая история.

Даже до министра Мединского дошло. На недавнем совещании в Минкульте чиновники обнаружили, что многие современные законодательные нормы по сохранению памятников противоречат здравому смыслу, и это тормозит  передачу наследия в частные руки.

И опять возникают вопросы.

Собственно, главный – один: взяв все, что можно, под охрану, максимально затруднив и обставив запретами приток инвестиций, мы спасаем наследие или способствуем тому, что оно все быстрее разваливается?

Сколько стоит память и почетный статус Всемирного наследия? (Не абстрактно – «культура бесценна» – а конкретно: сколько вы лично готовы ежемесячно доплачивать за право жить на Пушкарской или тем паче на Большой Морской?)

Если бросить все ресурсы на мониторинг и консервацию – какую часть городского ВВП будут тратить наши дети на восстановление? И придет ли им это в голову?

Внимание! Перед размещением комментариев ознакомьтесь с нашими правилами!
comments powered by HyperComments