24 мая 2018 время: 03:41
курс $61.59 €72.18
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
«Наша задача до 1 октября – это новый национальный проект. Если мы 80 млн кв.м в год строили, а надо 120 млн – это целый рывок, революция…»
Виталий Мутко
вице-премьер Правительства РФ
16 января 2018

Разборка с переборкой в Монрепо

Разборка с переборкой в Монрепо

Исторические постройки Монрепо могут погибнуть, если их реставрацией не займутся квалифицированные специалисты.

Авторы проекта реставрации усадебно-паркового комплекса «Монрепо» из АБ «Литейная часть-91» поделились с NSP серьезными опасениями. Их проект прошел все согласования – со Всемирным банком и Министерством культуры, получил одобрение Главгосэкспертизы. Но для производства работ по закону нужна так называемая рабочая документация – с подробным описанием и чертежами (схемами) для каждого участка парка и каждого элемента построек. Генподрядчик – ПО «Возрождение» – не стал заключать с «Литейной частью-91» договор на рабочее проектирование, решив найти других исполнителей (видимо, компания решила сэкономить). При этом авторский надзор за подготовкой рабочей документации, а затем и за работами ФИСП (заказчик реставрации) доверил «Литейной части-91».  

По данным архитекторов, сначала генподрядчик вел с компанией «Краски города», которая зарекомендовала себя на реставрации Каменноостровского театра: «Это хорошие профессионалы, и мы были спокойны за судьбу проекта». Но в итоге первая порция «рабочки» поступила от фирмы «Санкт-Петербургский реставрационный центр» (СПРЦ). Она же, по всей видимости, займется и работами на объектах-памятниках. Елена Скрылева, главный архитектор проекта «Литейной части-91», мягко говоря, шокирована: «Такое впечатление, что разработчики не то что не были на объекте, но и с нашим проектом не ознакомились». К примеру, разборке и переборке подлежат фальш-окна на фасаде усадебного дома: «Но ведь они нарисованы. Какая переборка?» Разобрать и перебрать также предстоит центральный спуск и террасу главного дома: «Но ведь они давно не существуют! Все это нужно воссоздать!» Вообще «разборка и переборка» фигурируют в пояснительной записке повсеместно, как будто слово «реставрация» авторам неведомо. Или реставрировать вековые постройки Монрепо никто всерьез не собирается? По крайней мере, до разборки аварийных частей главного дома не предусмотрена маркировка деревянных конструкций: «Их же потом невозможно собрать! Или это и не планируется?!»

Оборудовать места для временного хранения разобранных конструкций тоже забыли. Зато предусмотрен демонтаж с фасада двух медальонов и барельефов: «На фасадах нет ни медальонов, ни барельефов: медальоны находятся на хранении в администрации парка, а барельефы – в Выборгском замке!» И так далее, и тому подобное. Как ни странно, ни Комитет по культуре Ленобласти, который должен следить за ходом реставрации Монрепо, ни Минкульт (при финансовом участии которого реализуется проект Всемирного банка) интереса к этому федеральному памятнику пока не проявляют.

«Мы приложили к проекту возрождения Монрепо столько сил, – сокрушается Елена Скрылева. – В частности, добились у федералов разрешения вести реставрацию с воды. Ведь нужно укреплять берег парка, приводить в порядок дамбу, пирсы, причалы. Убедили муниципалов, что сюда нужно провести все инженерные коммуникации и даже канализовать соседний поселок, который сбрасывал все стоки в воду, что усугубляло экологическую ситуацию в Монрепо. Согласовали возможность устройства на территории парка хозяйственной зоны, без которой этот культурно-ландшафтный комплекс просто не может существовать. Но если за реализацией проекта не будет постоянного квалифицированного контроля, от исторического Монрепо может ничего не остаться!»

В «Литейной части-91» подтвердили, что санитарные и ландшафтные рубки, вокруг которых в СМИ разгорелся шум, действительно идут в соответствии с проектной документацией. В обследовании деревьев принимали участие ведущие ландшафтные специалисты из Лесотехнической академии и Русского музея. Акт на снос деревьев подписал лично глава МО Выборгского района Геннадий Орлов. Алексей Лодыгин, руководитель компании «Лик», которая ведет работы в парке, на сайте «Монрепо» разъясняет ситуацию. В частности, вековая сосна у храма Нептуна уже несколько лет была мертва: дерево высохло из-за  пожара 2011-го и было повреждено опасным вредителем (большим сосновым лубоедом). «Открыточную» березу у пирса пришлось убрать, поскольку она вросла в его конструкции. По проекту в парке  высадят 725 деревьев и почти 12 000 кустарников, а  2932  дерева из Монрепо пересадят в питомник. Их подлечат и снова вернут в парк.

Фотографии предоставлены АБ «Литейная часть-91».

1 из

NSP продолжит следить за развитием этого громкого реставрационного проекта.