22 сентября 2018 время: 03:08
курс $66.25 €78.08
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
«Не поменяв отношение банков к оценке рисков и проектному финансированию, мы получим девять отказов на десять заявок застройщиков...»
Никита Стасишин
заместитель министра строительства и ЖКХ
26 марта 2018

Дворы в центре Петербурга должны быть доступными – или только «для своих»? И нужен ли «пропускной режим» в новостройках?

​Смольный приступает к созданию пешеходных пространств во дворах. Начнут с зоны «Новой Голландии»: откроют сквозной проход через дворы с Галерной улицы на набережную Адмиралтейского канала. А как вы полагаете, дворы в центре должны быть доступными или только «для своих»? Привлечет ли такая «фишка» туристов? Можно ли вернуть эпоху, когда проходными дворами пешеход попадал, к примеру, с Садовой на Фонтанку или от «Горьковской» — на Большой П. С.? Или в новой реальности приоткрытые пространства немедленно и плотно заставят авто? Есть ли у вас заветные дворы и маршруты из числа знаменитых или не очень? И как вы лично отнесетесь к тому, что в вашем дворике устроят кафе и будут гомонить толпы туристов? Есть ли идеи по организации дворовых пространств в районах новостроек? Нужен ли там «пропускной режим» и как грамотно обеспечить безопасность, не превращая жилые комплексы в крепости?

Александр ОРТ, президент Группы компаний «ННЭ»:
– Дворы — одна из неотъемлемых частей жизни и истории Петербурга. Сюжет многих книг и фильмов строится на использовании идеи проходных дворов и дворовых пространств.
Представить Петербург без проходных дворов, особенно в его исторической части, довольно сложно. Горожане всегда использовали возможность сократить маршрут и пройти между улицами через дворы. В свое время я тоже срезал путь дворами Лиговки или улицы Некрасова.
В современном городе должно быть и то и другое: и закрытые от машин благоустроенные дворы, в которых жители смогут сажать цветы и гулять с детьми, и открытые сквозные дворовые проезды для коммуникации между домами и даже для туристов. Оба эти вида могут существовать параллельно.
Сейчас уже есть отличные примеры в недавно построенных кварталах, когда у одного дома сочетаются закрытые и открытые дворы. Пространство двора полностью закрыто от улицы, и попасть в него можно только из дома — это очень ценно для семей с детьми и пожилых людей. Кроме них есть дворы с детскими площадками, пешеходные бульвары. Это не дань моде, а создание комфортного места проживания.
 

Юрий ДОБРОВОЛЬСКИЙ, заместитель руководителя Петербургского городского филиала Мосгосэкспертизы:
– Дворы закрыли не от хорошей жизни. Для «хозяев» дворов-колодцев в центре проблема с парковочными местами не самая неприятная. Отсутствие достаточного числа мест, где можно «помыть руки», и невысокая культура некоторых наших граждан порождают желание закрыть дворы.
Для туристов могут быть интересны дворы, имеющие какую-либо историю, связанную с проживавшими в них известными личностями. Хорошее впечатление можно произвести, лишь если дворы и фасады зданий будут в нормальном состоянии. Идея открыть все дворы, чтобы повысить привлекательность Петербурга для туристов, малоэффективна, есть более актуальные вопросы.
С юридической точки зрения закрытие дворов не всегда законно. Дворовая территория может быть муниципальной собственностью, и установка заборов и ворот в таком случае нарушает право пользования широким кругом лиц. Кроме того, на придомовую территорию должен быть обеспечен свободный доступ оперативных служб, и запертый двор может стоить кому-нибудь жизни, если скорая помощь не сможет вовремя добраться.
В новостройках, где позволяют площади, нужны спортивные и детские площадки, парковочные места и специализированные места для выгула собак. Безопасность может быть обеспечена другими техническими и организационными средствами.
 

Дмитрий ПАНОВ, генеральный директор ГК «Доверие»:
– Приватность двора — это, в первую очередь, вопрос безопасности. Поэтому вполне можно понять жителей, которые не захотят круглосуточно оставлять свои дворы открытыми. Но баланса интересов в этом вопросе можно достичь. Ведь формирование пешеходного пространства требует и соответствующего облика этих дворов, особенно если мы говорим о некой туристической «фишке». В этом случае качественное благоустройство, которое предполагает и ограничение въезда посторонних автомобилей, действительно может стать аргументом для петербуржцев.
В районах новостроек я придерживаюсь концепции закрытого двора. Вся необходимая общественная инфраструктура находится во внешнем радиусе дома, но при этом внутри жилого комплекса сохраняется приватная и безопасная зона.
 

Виталий ВИНОГРАДОВ, директор по продажам и маркетингу «Лидер Групп»:
– Если б меня кто-нибудь спросил, хочу ли я, чтобы в моем дворе было открыто пешеходное пространство, я бы однозначно ответил отрицательно. Туристические потоки необходимо организовывать разумно, направляя их в те места, где люди не живут. Если стоит задача показать особенности и «фишки» города, то решать ее необходимо не за счет жилых домов. Вторгаться в жизнь горожан ради туристов — неправильно.
 

Святослав ГАЙКОВИЧ, руководитель АМ «Студия 17»:
– Я бы сказал, что вопрос о создании пешеходных дворов нужно решать по месту. Скажем, ни у кого не вызывает отторжения анфилада открытых дворов Капеллы, которая тянется с Большой Конюшенной до набережной Мойки. И, пожалуй, такие маршруты могли бы появиться и в других частях города. Но прежде чем открывать дворы для туристов, необходимо расселить квартиры на первых этажах и устроить там офисы, или магазины, или кафе — чтобы жителям не приходилось ежедневно видеть толпы людей и слышать громкие разговоры. Да и с владельцами квартир этажами выше нужно договариваться, и право собственности должно быть священным. Людей ни в коем случае нельзя принуждать: если ТСЖ категорически против — от таких планов следует отказаться.
Меня тоже затрагивает тема открытых дворов: к месту стоянки моего авто мне удобно пройти через оборудованный воротами, камерами наблюдения и автоматического освещения двор на Кронверкском проспекте. Как правило, днем туда можно попасть. Но каждый раз, приближаясь к этому двору, я беспокоюсь: а вдруг забыли открыть? Тогда нужно обходить — это дольше.
 

Альберт ХАРЧЕНКО, генеральный директор East Real:
– Как житель центра я не очень обрадовался бы, наверное, тотальному открытию всех дворов. В первую очередь это связано с безопасностью, поскольку открытые дворы привлекают странствующих и бездомных, а оттуда и в парадную попасть не составит труда. С другой стороны, всегда интересно смотреть, как организуют дворы представители творческих профессий, имеющие, например, свое кафе или креативное пространство. Люблю ходить по таким заведениям, это по-настоящему питерские истории. Интересно, например, организован двор на Фонтанке вблизи Летнего сада с несколькими кафе открытого типа и магазинчиками.
 

Борис МОШЕНСКИЙ, генеральный директор Maris в ассоциации с CBRE:
– Честно говоря, для меня это неоднозначное решение, оно влечет за собой целый узел проблем. Очевидно, есть юридические вопросы. Да и большинство жителей таких домов вряд ли будет довольно, что их дворы — проходные. К тому же у нас есть уже не совсем удачный опыт дворов Капеллы. Они так и не стали популярными как культурное пространство. Да, можно «срезать» через дворы той же Капеллы, а можно пройти чуть дольше, но полюбоваться видами Мойки, зайти там в кафе. Если речь идет о привлечении туристов, то, на мой взгляд, дворы тут ни при чем. Прежде всего, нужно обеспечить людям комфорт и безопасность в целом: наладить транспортное движение, решить проблемы с парковками и чистотой. В Петербурге и так много красивейших мест, даже если просто гулять по улицам.
 

Николай ВЕЧЕР, вице-президент GVA Sawyer:
– Лично мне идея открыть, во всех смыслах этого слова, дворовые пространства очень импонирует. Петербург — город проходных дворов, и жизнь горожан вплоть до 60–70-х годов прошлого века проходила в них и через них. Я сам вырос в таких дворах у Таврического сада. Если мы действительно хотим привлечь туристов, то такие дворы надо делать открытыми для всех, создавать в них общественные пространства, открывать кафе, иначе центральная часть города постепенно превратится в безжизненные маршруты для туристических групп, в которых только днем и ходят люди. Во всем остальном мире это поняли и вносят подлинную, а не музейную жизнь в старые улицы, дома и дворы. Парковки для машин — это действительно задача для серьезного преобразования всего центра города. Возможно, создание подземных паркингов или отдельных объектов в пустующих и расселенных домах — это вариант решения задачи. И на окраинах надо создавать дворы для открытого общения, превращая их из царства алкашей и гопников в место, где приятно посидеть и пообщаться, а потом не стыдно об этом вспоминать.
 

Рафаэль ДАЯНОВ, руководитель АМ «Литейная часть-91»:
– Перед тем как рассуждать о создании проходных дворов, нужно научиться за ними ухаживать. К примеру, чтобы дворники их убирали не от случая к случаю, а каждый день.
Лично я категорически против повсеместного открытия дворов: это можно делать только в том случае, если вокруг нежилые дома. Кстати, в европейских городах такие дворы, как правило, — это зеленые зоны. Открытые жилые дворы и в толерантной Европе у многих вызывают неприятие. Кстати, никто там во дворах авто не хранит: их там нет и быть не может.
 

Дмитрий ЗОЛИН, управляющий директор сети бизнес-центров «Сенатор»:
– «Фишка» интересная, красивая, добавляет интриги туристическим маршрутам. Но я не думаю, что ее поддержат жители. В центре много жилья находится в частной собственности. Все уже привыкли к определенной приватности, и снова сделать свой двор общедоступным… Думаю, многим будет некомфортно. Лично я бы в своем доме этого не хотел. Проблема парковки на этом фоне вторична.
 

Ольга ШАРЫГИНА, директор центра развития недвижимости NAI Becar:
– Дворы Петербурга — часть визитной карточки города. К сожалению, с большой долей вероятности эта инициатива окажется неработоспособной. Даже если удастся защитить дворы от автомобилей, останутся люди, которых местные жители будут воспринимать как еще большую угрозу. Жильцы не согласятся на размещение общественных пространств в их закрытых дворах — из соображений безопасности.
Удачный пример — «Двор без машин» у Bonava, где можно ходить с детьми и собаками и не опасаться за их безопасность. К сожалению, некоторые водители передвигаются по внутридомовым территориям с такой же скоростью, как и по дорогам общего пользования.
Шлагбаум и огороженная территория способствуют безопасности жильцов дома и их имущества, но ограждения не обязательно превращать в крепость.
 

Максим ЕЛЬЦОВ, генеральный директор Первого ипотечного агентства:
– Думаю, жители, опасаясь за свою безопасность, не согласятся открыть дворы. Хотя в таком решении было бы много плюсов для коммерции и туризма, конечно. Да и для городской среды. Мне бы понравилось, если б в моем дворе открыли кафе — конечно, хорошее, а не дешевую забегаловку. При правильном подходе это только увеличивает ценность недвижимости.
На самом деле заборы не обеспечивают безопасности. Есть уйма других способов: патрули, видеокамеры. А в новостройках, нашпигованных «единичками» и студиями, мечтать о безопасности за забором вообще нелепо. Когда я вижу новый квартал с огороженной территорией и ограниченным доступом, то понимаю, что девелопер просто неглубоко проработал проект, не сумел правильно соотнести приватное пространство с общедоступным. И уже не раз и не два у моих клиентов случалось так, что они приобретали коммерческое помещение в новом комплексе, а девелопер во время благоустройства обносил всю территорию красивой оградой с контролем доступа. И арендную ставку сразу приходилось снижать!

 

 

Читайте также