18 июля 2018 время: 22:54
курс $62.44 €73.24
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


12 апреля 2018

Разрушительная защита

Разрушительная защита

Девелоперы хотят обезопасить свои проекты от разрушительных действий градозащитников. Правда, конструктивный диалог пока не получается.

Речь об этом шла на «круглом столе», организованном коллегами из «Коммерсанта». Застройщики жаловались, что так называемые градозащитники в любой момент могут вмешаться в проект, а то и вовсе остановить стройку. «Мы уже не раз представляли свою концепцию реставрации и использования Левашовского хлебозавода, – сетует глава холдинга RBI Эдуард Тиктинский. – Мы готовы её обсуждать, рассмотрим все интересные предложения. Нет, говорят нам: всё плохо, пусть кто-то выкупит это здание и полностью отдаст под ещё один музей блокады. Кто выкупит? Такое впечатление, что они живут в космосе и о финансовой стороне вопроса даже не подозревают». С проблемой градозащитного вмешательства сталкиваются и чиновники, даже в повседневной жизни. «Я живу с видом на дом Рогова, точнее, на яму. Градозащитники не дают ничего делать. Думаю, так и придётся любоваться на эту дыру», – негодует глава Северо-Западной дирекции Минкульта Наталья Волынская. «Мы разрабатывали проект реконструкции дома Рогова, – комментирует Рафаэль Даянов, руководитель АМ «Литейная часть-91». – Но сдвинуть процесс с мёртвой точки не можем: градозащитники дошли до того, что подают сразу два иска: один – почему не строят, другой – с требованием запретить стройку». Никита Явейн, руководитель АМ «Студия-44», подтвердил, что убытки несут не только девелоперы, но и архитекторы-реставраторы: «У меня треть мастерской занимается проектами, связанными с объектами культурного наследия. Сейчас это абсолютно нерентабельная деятельность».

По мнению Никиты Явейна, диалог с градозащитниками всё же возможен, но не со всеми. «Градозащитники разные. Одно дело разговаривать с авторитетными специалистами-историками Александром Марголисом, Владимиром Лисовским, Михаилом Мильчиком. Их надо слушать и искать допустимый компромисс. Другое дело – молодое поколение, поднявшееся на гребне борьбы против «Охта-центра». Это не специалисты по наследию, от их деятельности сейчас больше вреда, чем толку. Но в какие-то моменты они могут быть полезны. Ещё есть политики, которые гордятся тем, что остановили тот или иной проект, а то, что памятник рушится, – не их дело. И четвёртая категория – это подозрительные личности, которые так или иначе связаны с петербургским отделением ИКОМОС, с которыми говорить невозможно».

Вячеслав Семененко, который в 2009-2012 гг. возглавлял Комитет по строительству, недоумевает, что и журналисты порой присоединяются к необъяснимым градозащитным требованиям: «Я не понимаю, почему Союз журналистов так ополчился против атриума, который город предлагал сделать во дворе дома Сухозанета. При нехватке площадей в Доме журналиста появилось бы дополнительное пространство». Андрей Ершов, зам. председателя петербургского Союза журналистов, объяснил: «Мы против такого вмешательства в дом-памятник. Нас обвинили бы: «И вы, журналисты, такие же. Вредите историческому наследию».