21 сентября 2018 время: 03:09
курс $66.47 €77.75
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
«Не поменяв отношение банков к оценке рисков и проектному финансированию, мы получим девять отказов на десять заявок застройщиков...»
Никита Стасишин
заместитель министра строительства и ЖКХ
18 июня 2018

Почему одни застройщики, обманувшие дольщиков, могут рассчитывать на содействие из бюджета, а другие нет?

Терпящей крах Urban Group (в переводе — почти ГК «Город») решили помочь. Достройку объектов профинансируют из федеральной казны (через «Дом.рф») и из регионального бюджета. Почему одни компании могут рассчитывать на содействие из бюджета (хотя бы и в обход закона), а другие нет? Может быть, это зависит от числа пострадавших дольщиков? (Какая цифра для центральной власти будет критической?) Или от интенсивности протестов? Или от географической близости к Кремлю? Какая версия вам кажется наиболее правдоподобной? Возможно, у вас есть собственная?

Михаил МОСКВИН, заместитель председателя правительства Ленинградской области:
– Urban Group — один из двух застройщиков (первый — СУ-155), про которых много говорят и пишут, и про помощь из бюджета в том числе. На самом деле все проблемные объекты достраивают при помощи бюджетных средств, только не впрямую, а косвенно. За счёт казны покупают помещения в недостроях, предоставляют новым застройщикам участки без торгов (а деньги от продажи участка могли бы поступить в бюджет). Власти берут на себя строительство соцобъектов в комплексных проектах, хотя в КОТ это обязанность застройщика, и т. д.
Всё это непрямые, но бюджетные деньги, и они идут на завершение проблемных домов. И эти затраты никак не связаны ни с числом пострадавших, ни с их протестной активностью. Всё гораздо прозаичнее. Мы можем достраивать те дома, на которых уже нет проблемного застройщика, то есть объект передан кооперативу дольщиков или новому застройщику, причём без кредиторской задолженности. Пока это получается только через арбитражный суд. Всё остальное — эмоции и пустая болтовня.
Я лично против такого подхода. Надежда на то, что государство не бросит, развращает застройщиков, снижает уровень их ответственности. Но пока других методов нет.

Георгий БОГАЧЁВ, предприниматель, экс-вице-губернатор Ленинградской области:
– Реакция органов власти зависит от уровня страха в связи с возможным развитием ситуации. Чем страшнее последствия, тем охотнее используют бюджетные средства. Число пострадавших дольщиков важно, но лишь для того, чтобы прикинуть мощность возможного социального взрыва. А будет он на самом деле или просто чиновникам так кажется — уже другой вопрос.
В период, когда я был в правительстве региона, деньги из казны нельзя было использовать для решения вопросов на проблемных объектах. Да и сейчас, по-моему, нельзя. Такие решения, как с СУ-155 или Urban Group, принимаются на уровне Правительства РФ. На мой взгляд, популизм чистой воды…

Александр БРЕГА, генеральный директор компании «Мегалит»:
– Выборочная помощь — это ничуть не лучше, чем выборочное правосудие. Когда за одни и те же действия одних сажают, других награждают.
А началось всё с банков. Как только государство, опасаясь негативной реакции граждан, взяло на себя ответственность за вклады — банкиры вообще потеряли страх. Стали выводить деньги, провоцировать банкротства. Украл — и уехал в Лондон! А взносы в АСВ перечисляют все. И получается, что помогают непорядочным за счёт порядочных.
Все должны быть в равных условиях! Это азбука бизнеса. Люди куда-то вывели из проектов деньги, перечисленные дольщиками, а им теперь устраивают преференции, дают дешёвые кредиты, бесплатные участки…
Преференции нужно предоставлять честным застройщикам! А получается наоборот. Несправедливость подрывает конкуренцию. Выборочный подход к проблемным объектам приводит к тому, что такие ситуации воспроизводятся снова и снова.
Что касается непосредственно Urban Group… Некоторые эксперты полагают, что эта история была искусственно форсирована, чтобы заблокировать смягчающие поправки в законодательство о «долёвке». По крайней мере, такие разговоры идут.

Николай ГРАЖДАНКИН, начальник отдела продаж ИСК «Отделстрой»:
– Всё верно — много дольщиков. Это большая армия. Если она выйдет к Кремлю, то правительству это не понравится. И чтобы сгладить ситуацию, решили помочь. А о проблемном доме на десяток квартир в Ленобласти в Кремле никто и не знает. Думаю, что «критическая масса» — это 10 000 граждан. В Петербурге и Ленобласти есть проблемные застройщики, у которых несколько тысяч дольщиков, но им как-то особо никто не помогает. Ну и не забывайте, что это Московский регион. Произойди это где-то в Сибири, может быть, и не было бы так актуально. Так что большую роль играют и число пострадавших граждан, и регион.

Надежда АРНО, дольщик ГК «Норманн»:
– Для начала власти не решили, а пока только пообещали помочь дольщикам Urban Grop. Нет уверенности, что все эти дома будут достроены. Не удивлюсь, если обещания так и останутся обещаниями. Мне кажется, есть и некоторые противоречия в законодательстве, касающиеся возможности Фонда зашиты прав дольщиков банкротить застройщика.
Думаю, масштаб проблемы, конечно, важен, но есть и какие-то неизвестные нам факторы. А в случае с Urban Grop, возможно, Фонд привлекают, чтобы у граждан не возникало вопросов, почему это деньги в него застройщики перечисляют уже давно, а он ещё ни один проблемный дом не достроил и ни одному дольщику не помог.

Владимир ФЁДОРОВ, заместитель гендиректора компании «Союз Инвест Девелопмент»:
– Не думаю, что здесь злая или добрая воля, скорее, некий паралич воли. Есть определённая масса, которая накапливается, например, дольщиков. Они вопиют с разной степенью громкости и креативности. Urban Group, безусловно, имеет близость к Кремлю: 18 000 дольщиков в Магадане, в Подмосковье или под стенами Кремля — это разные вещи. Поэтому географический фактор, конечно, играет роль.
Но этот пример свежий, и с «долёвкой» решено было разобраться, потому что президент России не раз уделял внимание проблемам долевого строительства. Например, к проблеме с той же ГК «Город» люди привыкли, и, как говорят в таких случаях, «ситуация тяжёлая, но стабильная». А здесь острая фаза, её и решили купировать таким образом. Тем самым власть говорит: «Смотрите, государство разбирается с проблемами граждан».
Во всех подобных делах можно быть и удалённым, но креативным. Людям, которые встали на колени, решили помочь. Ну и, конечно, нужна массовость: 18 000 дольщиков всё-таки не спрячешь.

Прохор ПОЗОЛОТИН, дольщик:
– В Москве и Подмосковье рынок более динамичен, чем в Петербурге и Ленобласти. Я не думаю, что проблема только в деньгах. Urban Group — очень крупная компания, с сильной ликвидностью. Проблема девелопмента раскручивается, как маховик. Ничего бесплатно не бывает. Urban Group — не единственная фирма, которая испытывает сложности. Они возникают у всех, кто так или иначе связан с Промсвязьбанком. У самого банка были и остаются сложности с ликвидностью. Его санировало государство. Возможно, корень зла и есть санация. Ведь все активы банка были заморожены, как и счета клиентов. В интервью «Коммерсанту» владелец Urban Group говорил, что в проекты ежемесячно вкладывал 800 млн рублей. А тут его активы заморожены… При санации Бинбанка, Промсвязьбанка и банка «Пересвет» действовали временные ограничения по распоряжению финансами на три-четыре месяца. Не думаю, что всё наладилось, возможно, ограничения и сегодня есть.
Сложившаяся ситуация с Urban Group напрямую связана с проводимым курсом развития в банковской, страховой, энергетической (топливо) и других сферах нашего государства. Также на бизнесе сказались санкции и кризис на Кипре. Известно, что собственники практически всех компаний регистрировались в оффшорах.

Олег БАРКОВ, девелопер:
– Европейские партнёры в своё время научили меня пословице: «Если вы должны банку миллион — это ваши проблемы. Но если вы должны ему миллиард — это проблемы банка». Так что все зависит от масштаба трагедии. Тем 150 дольщикам из ЖК «Город детства», которые были в прошлом номере «НП» на первой полосе, будет гораздо труднее добиться помощи, чем компании Urban Group, у которой 18 000 дольщиков. А если умножить эту цифру на три или четыре (по числу членов их семей), то получится 60 000–70 000 пострадавших. Думаю, что проблемой в большей степени озабочены власти Московской области. Для региона даже 300–400 дольщиков — уже цифра, которая может спровоцировать социальное напряжение. Администрация региона в данном случае и апеллирует к федералам с просьбой о помощи.

Николай ПАШКОВ, генеральный директор Knight Frank St. Petersburg:
– В первую очередь, это зависит от масштаба трагедии. Такие компании, как СУ-155 и Urban Group, — крупные игроки с большим числом дольщиков. Второй фактор — близость к федеральному центру. Одно дело, когда дольщики бунтуют где-нибудь на другом конце страны, а другое — когда они могут и к Кремлю прийти. Именно во избежание таких ситуаций, я считаю, схему долевого строительства стоит отменить совсем.

 

Читайте также