19 августа 2018 время: 13:14
курс $66.88 €76.18
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


06 августа 2018

Какое жильё будет популярным лет через 20-30? И станут ли нынешние грустные «человейники» более человечными?

Какое жильё будет популярным лет через 20-30? И станут ли нынешние грустные «человейники» более человечными?

Строительство – дело долгое и надолго. Взять хоть те же пирамиды. Но последнее время эпохи в отрасли меняются чаще. Например, массовое индустриальное строительство в СССР заняло всего-то лет 25-30. Но изменило страну до неузнаваемости. (Или наоборот – до полной узнаваемости «черёмушек», где бы их ни встретить.)

Коммерческое жилищное строительство стартовало в конце 1990-х. И этот пёстрый период далеко ещё не закончен…
Слово «лофт» мы узнали лет 15 назад – и уже, кажется, успели забыть за ненадобностью…
А каким, на ваш взгляд, будет популярное и модное жильё лет через 20-30? Может, распространится повсеместно схема «Ко» (коворкингов, коливингов, кохаузингов) – с минимальным частным пространством и большими общественными зонами? Или вдруг де­велоперы с градозащитниками всё же как-то договорятся, 
и старые стены обзаведутся суперсовременной начинкой? Или нынешние грустные «человейники» станут более человечными, и в доме-городе, где есть всё необходимое, можно будет жить и жить, месяцами не выходя на улицу? А вдруг (хотя откуда бы?) станет модной и популярной комфортная малоэтажка с закосом под Европу?
Какие варианты вам больше нравятся, какие ка­жутся более вероятными? Мечтать не вредно. Если не мечтать – можно на выходе получить матричный отель с горизонтальными ячейками.  А их обитатели будут ходить друг к другу в виртуальные гости и хвастать виртуальными интерьерами…

Михаил МОСКВИН, заместитель председателя правительства Ленинградской области:

– Вот вы спросили – а я сразу как раз и подумал про японские номера-капсулы, где жить можно разве что горизонтально. И вспомнил, как в Китае распространены душевые уличные кабинки: зашёл, помылся, вроде ванная дома и не нужна. Но я всё же надеюсь, что разум возобладает над технологиями, позволяющими вот так спрессовывать людей на ограниченном пространстве. И мы – уже на новом уровне – вернёмся к классическому варианту, с отдельной кухней и жилыми комнатами. Места хватает, по крайней мере в России, и в Лен­области тоже.
Насчёт кохаузинга… Есть у меня опыт обитания в жилье такого типа. В конце 1960-х мы жили в доме на 8 квартир. С общим туалетом на улице. Нет, если речь идёт о пространстве для досуга и реального общения – я только за, чтобы была альтернатива интернету. (Квартирки-капсулы и повсеместный интернет – две стороны одной медали.)
Общий принцип: жильё должно быть разное, и его должно быть много. Чтобы люди могли выбирать. Инновационные усилия должны быть направлены на снижение себестоимости и самого строительства, и коммуникаций (инженерных сетей и транспортных связей). И тогда децентрализация сможет хоть как-то уравновесить мощное притяжение мегаполиса. Современные промзоны могут обустраиваться в любом районе, и работа из удалённого доступа становится всё более востребованной. На одном Всеволожском районе свет клином не сошёлся.

Вячеслав ЗАРЕНКОВпредседатель совета директоров Группы «Эталон»:

– Прежде всего, дом должен быть надёжным и комфортным для его обитателей. 
И строители всегда стремятся отвечать потребностям тех, для кого мы, собственно, каждый день выходим на работу.
Что будет через 20-30 лет, сказать сейчас довольно сложно, потому что такой временной интервал – это целое поколение. Но можно точно утверждать, что жильё будет становиться всё более «умным», чтобы жильцы чувствовали себя в нём максимально удобно. Также, безусловно, нужно вести диалог и о работе над имеющимся наследием. Сейчас в борьбе за сохранение мы фактически губим его: сохранять – это не значит не трогать. Не занимаясь капитальным восстановлением старого фонда, мы просто наблюдаем, как жемчужины архитектурного гения превращаются в труху.
А если говорить о том, о чём по-настоящему мечтается и чего хочется, – это действительно развивать малоэтажное строительство. У меня есть мечта: построить город с невысокими домами, прогулочными зонами, своими театрами, музеями – всем необходимым для комфортной, гармоничной жизни. И чтобы люди в этом городе знали друг друга, общались и все вместе его развивали.

Ольга ТРОШЕВА, руководитель консалтингового центра «Петербургская Недвижимость»:

– Спрос рождает предложение. Конечно, все мечтают жить в малоэтажных домах, окружённых зеленью. Таким, кстати, и должен был стать наш проект «Планетоград», если бы некие политические силы не помешали его реализации. Возможно, он ещё и станет таким – комфортным, зелёным и мало­этажным, как и задумывалось, если удастся такой хороший проект отстоять в суде. Между тем малоэтажное жильё в нашем городе занимает всего 5,1% объёма предложения. И в ближайшее время вряд ли его доля сильно увеличится. Тем более в Петербурге такие проекты имеют перспективы строительства в районе Пулковских высот, а там, оказывается, не госорганы, а суд решает, можно строить или нет. Что касается совсем далёкого будущего – если у людей не вырастет доход, то вряд ли можно ожидать, что все будут жить в просторных квартирах в малоэтажных домах, как в Европе.

Арсений ВАСИЛЬЕВгенеральный директор ГК «УНИСТО Петросталь»:

– Все свои «самобытные» решения наша страна всё равно разрабатывает согласно тенденциям общемирового формата недвижимости, пусть и в почтительном отдалении от лидеров этого рынка. 
Предполагается, что это отдаление будет сокращаться, но оснований на данный момент, 
к сожалению, нет. Поэтому мы увидим тенденции, вполне реализованные в других городах и странах. Это сокращение числа людей, живущих в собственной квартире, за счёт повышения мобильности населения. Благодаря тем, кто проще и легче меняет место жительства – вслед за работой, например.
Хотелось бы надеяться, что мы распространим формат экономичного, доступного, комфортного малоэтажного строительства, но это прежде всего зависит от развития транспортной и инженерной инфраструктуры и вкладывания в эти направления развития страны «длинных» денег. Однако эта надежда сейчас, что называется, увядает. Предполагается, что страны-лидеры сосредоточатся на создании среды для развития человеческого потенциала и предоставления наиболее комфортных условий для этого. А мы в городах – точках роста придём к копированию современных образцов городского общежития, предполагающих массивную и высотную жилую застройку, её привязанность к общественному транспорту и соответствующую всем многолетним ГОСТам, СанПиНам, СНиПам.

Юрий МИТЮРЕВ, руководитель архитектурной мастерской:

– Уверен, что через 20 лет ничего кардинально не изменится. Разве что у нас сильнее станет сказываться общемировая тенденция к более мобильному образу жизни: люди переезжают в другие города, а то и страны в поисках лучшего места работы, налоговых условий, уровня жизни… Мы теперь не связаны пропиской и можем жить, где захотим. Но всё-таки такая мобильность охватит очень маленький процент населения, а в основном люди будут жить примерно так же, как и сейчас.

Алина ПЛЕТЦЕРгенеральный директор ООО «Негосударственный надзор и экспертиза»:

– Всё, что реализуется в рамках градостроительства, имеет место. Есть спрос – появляется предложение, каждое из которых найдёт своего покупателя. Многое зависит от климатических условий и региона строительства. Для Северо-Запада, мне кажется, не очень практичны панорамное остекление и большие террасы. Лично для меня самое комфортное – малоэтажная застройка с большими дворовыми территориями. И я готова мириться с их удалённостью от центра города и подчас сложной транспортной доступностью.
Но все мы разные, и у всех комфортная среда своя. Так что предоставим мечтать о жилье будущего писателям-фантастам и застройщикам. А мы в рамках экспертизы проверим эти фантазии на соответствие требованиям действующего законодательства. И не исключено, что с учётом опыта экспертов сможем дополнить их интересными деталями.

Андрей КИРИЛЛОВдиректор по маркетингу и продажам корпорации «Мегалит»:

– Через 20-30 лет наступит время победившей толерантности в девелопменте. Понимание того, что у каждого покупателя свои стандарты качественного и подходящего жилья, приходит ко многим застройщикам уже сейчас. Но, безусловно, у этой тенденции индивидуализации есть свой потенциал для развития. Рассказываю и нескромно понимаю, что «Мегалит» уже строит по стандартам будущего. Чего стоят только наши шеф-квартиры с двумя кухнями!

Михаил ГУЩИНдиректор по маркетингу Группы RBI (входят RBI и «Северный город»):

– Развитие коливингов – вопрос того, каким будет наше общество через 20-30 лет. Например, в Южной Корее, которая за считанные десятилетия перешла от патриархального уклада к развитому постиндустриальному обществу, сейчас «демографическая зима», люди не стремятся иметь детей, хотят жить для себя. Там это актуально: небольшой семье в принципе не требуется большая квартира. Если похожий сценарий реализуется у нас, схема коливинга может стать модной, особенно у молодых людей или бездетных семей. Нечто похожее у нас старались внедрить ещё в 1920-1930-е, когда строили «дома-коммуны» и предлагали людям питаться в общественных местах. Коливинг – это в какой-то мере современное прочтение такого принципа. Но лично я не верю, что наше общество в ближайшие десятилетия придёт к такому сценарию. Скорее будет развиваться сегмент небольших апартаментов. Он особенно подходит для людей, которые переезжают на работу в другой город.
Есть целый сегмент целевой аудитории, представители которого ценят дома с историей. Это европейский и мировой тренд, и в соответствии с ним девелоперы на Западе реконструируют старые здания с сохранением стен и фасадов, при этом обновляя всю «начинку». В России, и особенно в Петербурге, такой подход тоже может быть актуален, ведь у нас немало людей, которые влюблены в исторический Петербург, ценят особую ауру старинных домов. Но у нас свои сложности: реконструкция часто тормозится из-за активного сопротивления градозащитников.
Обеспечивать комфортность новых жилых районов, в том числе и за счёт ограничения этажности, – задача городских властей. Дело девелопера – соблюдать установленные градостроительные нормативы. Нельзя заставить бизнес отказаться от извлечения возможной прибыли. Проблема отечественного градостроительства ещё и в том, что у нас пока не вошли в моду европейские стандарты жилья. В Германии, например, жильё выше 10-12 этажей просто не купят. Конечно, формат загородного малоэтажного строительства у нас сегодня развивается, но мы пока далеко не Германия. Очень многие до сих пор не готовы платить больше за то, чтобы жить с комфортом в окружении природы. Они предпочитают купить в «муравейнике», но чуть дешевле и поближе к конечной станции метро.

Николай ГРАЖДАНКИНначальник отдела продаж «Отделстрой»:

– Думаю, в будущем получат популярность схемы «ко» и «ре». Под «ко» имеются в виду пространства в жилых комплексах для совместной работы, для отдыха, занятий спортом, проведения деловых встреч и т.п. Это поможет снижению маятниковой миграции, уменьшению дорожного трафика. Направление «ре» – реновация, редевелопмент. Именно благодаря ему появится место для реализации новых проектов в черте города, соответствующих духу времени.

Виталий ВИНОГРАДОВдиректор по маркетингу и продажам Группы компаний «Лидер Групп»:

– Начнём с того, что будет очень здорово, если через 20-30 лет в принципе сохранится понятие «новое жильё». Потому что последние новации в 214-ФЗ  угрожают уничтожить новостройки как явление.
Однако если оно всё-таки останется, мне, пожалуй, наиболее близка идея матричного отеля. Когда люди действительно будут виртуально ходить друг к другу в виртуальные гости, обсуждать виртуальные новости, виртуальную жизнь, хвастаться виртуальными достижениями и, может быть, даже создавать виртуальные семьи...
Всё это напоминает анек­дот: «Свадьба прошла тихо – в ресторане работал бесплатный Wi-Fi». Но в каждой шутке, как известно, есть только доля шутки… Современная молодёжь, которая как раз и будет на пике активности через 20-30 лет, уже сегодня всё больше предпочитает реальному миру мир виртуальный. Зачем встречаться? Они погружены в планшеты, гаджеты. Там учёба, там работа, там друзья, там свои законы, развлечения, общение – это их мир. Им уже не нужно строить жильё для уюта, пространства для приёма гостей, больших и шумных компаний – так, как это было раньше…
Большинству нужна небольшая, максимально фун­­кциональная комната, где сразу под рукой есть всё необходимое и, главное, Wi-Fi, желательно бесплатный. Всё остальное для них уже готово в виртуальном мире…

Рафаэль ДАЯНОВруководитель АМ «Литейная часть-91»:

– И через 20, и через 100 лет дом останется домом, район – районом, город – городом... Конечно, если мир не перевернётся!

Максим ЖАБИНгенеральный директор компании «Лиговский канал»:

– Прогнозировать очень сложно. Но за эти 20-30 лет появится новый потребитель так называемого поколения Y, и это полностью поменяет рынок. У них нет потребности в собственном жилье, поскольку они не считают нужным привязывать себя к определённому месту. Эти люди, как кочевники, будут выбирать место жительства в зависимости от работы, в зависимости от того, где им хорошо и удобно. У меня в компании работают такие ребята, которые через несколько лет станут потребителями первичного рынка. Им не обязательна собственность, но нужны новые проекты, которые позволят им без ущерба для собственного кошелька перемещаться по городу, снимая разные квартиры. И это не должно быть «псевдожильё» – это должны быть полноценные апартаменты с гостиничным сервисом. Апартаменты без него – для людей с небольшим достатком.
Но сервисную функцию исключать нельзя. Наши потребности и желания растут, растут наши дети, мы стараемся создавать моногорода, в которых будет всё: и работа, и развлечения. Мне бы хотелось, чтобы такое развитие происходило не только в центре Петербурга – надо оставить ему историческую узнаваемость. Должны расти города-спутники. 
И не просто занимать новые территории, а именно развиваться – чтобы появлялась собственная полноценная инфраструктура, которая пока собрана в центре Петербурга. Для этого нужны чёткие правила развития этих территорий, которые не будут меняться и из которых не будут делать исключений. Но это, опять же, не значит, что всю инфраструктуру надо свалить на плечи застройщика, который и так занимается непрофильной деятельностью. Вместо того чтобы думать, как отделывать квартиры и какие деревья сажать во дворе, он ищет деньги на социальные объекты и двухполосную дорогу.

Светлана ДЕНИСОВАначальник отдела продаж ЗАО «БФА-Девелопмент»:

– Развитие всегда идёт по спирали, думаю, что опыт первых коворкингов и коливингов представлен в наших домах со времён эпохи пролетарской диктатуры. Мы знаем Дом политкаторжан, в котором были большие общественные пространства, общие прачечные, гостиные и столовые. XXI век – век всеобщей индивидуализации, разобщённости – снова приводит нас к этому формату. Видимо, интуитивно люди понимают, что степень их изоляции достигла предела, и молодёжь начинает искать места для тусовки, совместной деятельности и проживания. Не думаю, что этот формат окажется доминирующим: люди всегда будут нуждаться в своём убежище, в большой хорошо обустроенной, комфортной «берлоге». Профессор Преображенский вывел правильную формулу: «Оперировать в операционной, обедать в столовой, работать в кабинете». Конечно, в наших северных широтах у семей должно быть просторное жильё. Другое дело – материалы, которые давно не пересматривались. В материаловедении совершены колоссальные прорывы, и, может быть, технологии позволят нам изготавливать мобильные, быстровозводимые, автономные дома-оболочки – человек будет перемещаться по безграничным просторам нашей страны со своим домиком-рюкзаком, как улитка. Такие технологии уже применяются в МЧС, в условиях высоких широт Севера. Это не только прежние сборные металлоконструкции высокой промышленной готовности, но и целые, феноменальные по нашим представлениям, готовые объёмные модули. Я бы подумала в этом направлении, потому что такое количественное насыщение функциями, как в «умном доме», должно привести к качественному выходу за рамки этой системы.

Евгений БОГДАНОВоснователь проектного бюро Rumpu:

– Говоря о мировых трендах, нужно учитывать российскую специфику. Я далёк от мысли, что в ближайшие 20-30 лет мы сравняемся с западом в восприятии жизни. Однако общие тренды у нас всё-таки есть. Так, в ближайшие годы в России продолжится сокращение площади жилья. Это характерно для всего мира. Люди проводят всё больше времени в общественных пространствах, всё больше путешествуют, меньше привязаны к месту проживания, и поэтому уже не нуждаются в просторных квартирах. На первое место выходят общественные пространства, подходящие для работы, досуга и т.д. 
Такое положение дел приведёт к росту популярности арендного жилья. В будущем мы увидим значительное увеличение его доли, при этом основным инвестором будет выступать государство. Нас ждёт своеобразная эра массового социального жилья. Это связано с тем, что людей становится слишком много, мир и мегаполисы перенаселены, всем этим людям надо где-то жить, при этом денег у них не так много. В связи с этим будет расти потребность в недорогом массовом, а значит, крайне унифицированном жилье. Возможно, в будущем это приведёт к тому, что бизнес вообще уйдёт из сегмента жилищного строительства. Останется только на ген- и субподряде, а инвестиционно-девелоперская функция отойдёт государству. 
Сейчас сложно сказать, какой формат жилья будет доминировать на рынке через 20-30 лет. Если говорить безотносительно перспектив рынка, лично мне симпатичны малоэтажные жилые комплексы с низкой плотностью населения и большим количеством общественных пространств для работы, общения и досуга. При этом я бы отдал предпочтение проектам с развитым благоустройством, что позволит проводить максимальное время вне дома.

Владимир МЕЧТАЕВуправляющий партнёр АБ «Адвокат ФРЕММ»:

– Чтобы представить Петербург лет через 20, можно посмотреть на западных соседей. Ничего изобретать даже не нужно, всё уже придумано до нас, остаётся только перенимать опыт. Например, малоэтажное коттеджное строительство в скандинавском стиле уже давно успешно прижилось в Северной столице.
Вряд ли город станет похож на Дубаи или Гонконг. Скорее всего, сохранится тенденция роста доли индивидуального строительства. Можно сказать, что мода на исторический центр с затратными превращениями старого фонда в современное комфортное жильё проходит, и те, у кого есть возможность, стремятся жить подальше от города, ближе к природе, в собственных домах.
Результатом эволюции сегодняшнего жилья будет, скорее, постепенный рост развития технологий в строительстве. Тренды в архитектуре и дизайне, конечно, меняются, но каких-то радикальных изменений в формировании жилой среды в ближайшие десятилетия, думаю, ожидать не стоит.
Очевидно, что мы развиваемся с отставанием от «заграницы» в плане технологий, качества строительства, разнообразия архитектурных стилей, но хочется верить, что этот разрыв постепенно сокращается.

Алексей ИГНАТЕНКОгенеральный директор юридической компании Rightmark Group:

– Перемены в значительной степени будут продиктованы экономическими и социальными проблемами в стране. Рост доверия потребителей к крупным застройщикам и изменения законодательства в части долевого строительства могут привести к элементам монополизации отрасли. В том числе по объективным причинам, когда крупные игроки становятся надёжнее и сильнее. Компании, оставшиеся на строительной арене, будут делать упор на качество и, как следствие, внедрять современные технологии на площадках. Например, предоставление проектных данных посредством электронных 3D- и 4D-моделей – виртуальное создание проекта до начала строительства, сведение к минимуму или исключение вовсе бумажных чертежей. 
Что будут строить? Будущее за комплексным освоением территорий, на такие проекты уже сегодня приходится значительная часть всех возводимых в городе новостроек. Точечная застройка сама себя изживёт, не останется свободных пятен, поэтому будущее за реновацией и за городами-спутниками с энергоэффективными домами, развитой инфраструктурой и наличием всего необходимого для жизни.
Стройка будущего должна считаться с интересами потребителя, поэтому в канун профессионального праздника хочется пожелать строителям продолжить продуктивный диалог с обществом, который поддержат местные власти, что, надеемся, будет способствовать реализации предложенных идей.

Алексей ВАСИЛЬЧЕНКО, генеральный директор ОАО «Региональное управление оценки»:

– Мне хочется верить в то, что мы как можно быстрее перерастём этап строительства «человейников», и в обществе будет доминировать спрос на комфортную среду проживания. Регулярно ловлю себя на мысли, что среда, созданная домами первых массовых серий в 60-70-х годах прошлого века, сейчас представляется всё более комфортной по сравнению с новыми кварталами массовой жилой застройки. А если учесть, что эти новые дома, по сути, не предлагают ничего принципиального нового, то налицо очевидная деградация качества жизни в городе. Поэтому жду развития и шагов вперёд, ведь если присмотреться, у профессионалов находится немало интересных идей и проектов, есть из чего выбрать! Значит, дело в практической реализации. Поэтому надо не бояться фантазировать и больше экспериментировать!

Михаил МАМОШИНруководитель архитектурной студии:

– Жильё – самый консервативный сегмент недвижимости, где изменения происходят очень медленно, в отличие от театров, кино, торговых центров... Думаю, что жильё обозримого будущего будет мало отличаться от сегодняшнего, разве что шире будут использоваться принципы open space в зонах гостиной и столовой (кухни). А в остальном – спать будем в спальне, мыться в ванной, кладовки тоже никто не отменит. Кстати, современные квартиры немногим отличаются от тех, что были до революции, – из них лишь исчезли помещения для обслуживающего персонала, а появились вентиляция, горячая вода и слаботочка.

Марина СТОРОЖЕВАруководитель отдела продаж ООО «Лемминкяйнен Строй»:

– Формат обычной квартиры действительно уходит в прошлое. Популярность набирают многофункциональные жилые комплексы, которые обеспечивают своих жильцы максимально качественной инфраструктурой и сервисом. Апарт-отели, например, позволяют жильцам быть мобильными и не зависеть от бытовых вопросов. В апартаментах чаще всего можно найти кафе или ресторан, воспользоваться химчисткой или клинингом. Ещё это может быть полноценная spa-зона с бассейном и фитнес-центром – как в проекте VALO. У нас даже запланировано строительство коворкинга – специальной зоны, предназначенной для работы или учёбы клиентов апарт-отеля. В Петербурге креативные пространства весьма востребованы. Определённому сегменту потребителей, можно сказать, нужна возможность пользоваться коворкингом, расположенным в шаговой доступности от «спального места». Мы просто отвечаем на существующий запрос. Вообще, понятие о благоустроенном жилье давно изменилось, покупателям уже недостаточно только парковки, газона во дворе и бесшумных лифтов.
Наиболее вероятный вариант будущего жилья – это недвижимость, которая выполняет максимально много функций. Популярными и модными будут проекты, совмещающие в себе место для отдыха, рабочее пространство, площадки для развития, общения, в том числе нетворкинга и т.д. Всё это становится возможным при реализации проектов апарт-отелей.

Игорь ОНОКОВгенеральный директор компании «Леонтьевский Мыс»:

– Думаю, массовое жильё в какой-то мере останется, но с одной поправкой — не будут строить «конуры» вместо квартир. Но это скорее моё пожелание. Рынок всё больше начинает напоминать гантели: середина становится всё уже, а края — ширятся, как ни печально. Мы хотим, чтобы была как минимум «пирамида», чтобы сверху было меньше, а середины — больше или хотя бы чтобы она не проседала.
Мне кажется, будут востребованы другие города России, и мы пойдём по пути развития страны в целом, а не Москвы. А в жилых комплексах появится много индивидуальных особенностей, тем более развитие компьютерных технологий позволяет это делать. Сейчас мы наблюдаем, как всё вокруг стремительно меняется, но перемены меньше всего коснулись сферы строительства. Будут в какой-то мере востребованы и новые форматы: коворкинги, коливинги и пр. Раньше хорошей спальней считалась комната размером 25 и даже 30 кв.м, с большим объёмом воздуха. С приходом мощной и «умной» инженерии такое огромное пространство стало не нужно, и ты можешь жить чуть ли не в капсуле. Уже есть такие маленькие комнаты, где вместо окон устанавливают большие «телевизоры», к которым подключают камеры с той же улицы, и всё, что происходит «за окном», ты видишь в режиме реального времени: дождь, солнышко, ночь и пр. Ты можешь установить плазменную панель в виде панорамного остекления, сегодня стоимость «экранов» приближается к стоимости хорошего окна.
Комплексы со всей необходимой инфраструктурой, где можно месяцами жить, не выходя из дома, могут появиться, но не в Петербурге или Москве, скорее на Севере. Потому что государство озабочено как раз привлечением населения в эти суровые края.
Малоэтажное жильё тоже будет развиваться и набирать популярность, но для этого необходимо развивать транспортную инфраструктуру. Если я живу в зелёном массиве почти за городом, в 30 минутах езды от центра, как минимум нужна хорошая скоростная трасса, где я могу ехать со скоростью 150 км/час. 
«Дыхание» Петербурга чувствуется на расстоянии 20-25 км, поэтому, если хочешь жить в экологичном районе, нужно выбираться дальше. Если возьмём для застройки территории на расстоянии хотя бы 50 км от города, места хватит, чтобы сделать весь Петербург одноэтажным.
В ближайшие 20-30 лет жильё (квартира) для нас перестанет быть фетишем. Придёт новое поколение, которое легко будет менять место жительства, как меняют сегодня машины. Будет больше арендного жилья. Этому может способствовать и государство, так как оно таким образом сможет решить проблемы трудоустройства населения. И это будет способствовать бóльшему развитию городов и инфраструктуры. 

Блейк АНДЕРСОН-БУНТЗгенеральный директор Hospitality Management:

– Любой из перечисленных вариантов, на мой взгляд, будет иметь свою долю на рынке недвижимости и свой процент «модности» и спроса. Но, прогнозируя наиболее популярный формат на будущее, надо понимать, кто будет этот продукт потреблять. И этой аудиторией станет повзрослевшее поколение Z, ценность которого – врождённая способность ориентироваться в огромном информационном поле, продуктивность и скорость принятия решений. Для них качество жилья измеряется не квадратными метрами, а комфортом и степенью соответствия их ритму жизни.
Наша молодёжь уже знает о психологическом вреде от жизни в «муравейниках» и о достоинствах малоэтажной застройки. Государство стремится сотрудничать с девелоперами, возрождая исторический жилой фонд, а коворкинги и сервисные апартаменты уже крепко заняли свои ниши, и формат жилья будет «молодеть», всё сильнее подстраиваясь под smart-технологии, автоматизацию, урбанизацию и феномен поколения «с большим пальцем на кнопке телефона», которое быстрее становится платежеспособным, чем их родители в том же возрасте.

Максим ЕЛЬЦОВгенеральный директор компании «Первое ипотечное агентство»:

– Если смотреть в идеальное будущее – это жильё, которое проектируют, строят и которым управляют не по принципу «втюхал и забыл», а исходя из удовлетворённости тех, кто им пользуется, из того, насколько оно отвечает потребностям городской среды. Жильё, качество которого доказано не только вводом в эксплуатацию, но и удобством проживания. 
Я не к тому, что надо привлекать застройщиков к ответственности за неисполнение их обещаний, — у нас и так достаточно желающих их привлечь. Хорошо бы сделать так, чтобы застройщик получал какие-то бонусы за качество, реальные дивиденды.
Жильё будущего должно учитывать социально-демографические изменения. Это должно быть пространство, которое из жилого может стать офисным, допускает переменный режим использования. Если владелец, например, уехал на несколько месяцев, он может отдать квартиру в пользование кому-то или присоединить к общему пространству сообщества, чтобы меньше за неё платить. Форматы «ко» будут развиваться, но 
в какой-то момент начнётся откат обратно, людям снова захочется уединения. Вы­играет тот, кто разработает жилую среду, в которой любой вариант будет возможен. И можно будет поменять один формат проживания на другой без дальнего переезда.
Чем больше бытовых, образовательных и культурных опций будет в квартале-городе, тем лучше. Главное, чтобы жители не чувствовали себя отрезанными от цивилизации. Если к тому же в такой район смогут приехать Стинг или Рианна, если появится возможность интерактивно посмотреть экспозицию любого музея, не выезжая в центр, не тратя 30% своей жизни на пробки, и при этом получить такое же удовольствие — это к лучшему. Не знаю, правда, как это реализовать.
Что касается исторического фонда, девелоперы и градозащитники просто обязаны договориться. Тем более успешных примеров полно — та же Барселона. Просто одним надо признать культурную ценность памятников и победить собственную алчность, а другим — честно обратить внимание на техническое состояние тех же памятников. Какой смысл в старинном доме, если его невозможно функционально использовать? Баланс здесь есть, и найти его было бы и логичным, и правильным.

Святослав ГАЙКОВИЧруководитель АМ «Студия -17»:

– Вспоминаю далёкий 1976-й, когда я подружился с молодым датским архитектором. Оба мы были студентами, но жили очень по-разному. Для нашей семьи было счастьем, что родители смогли вырваться из коммуналки. Я был уверен, что в Европе коммунальное проживание давно изжито. Однако мой датский приятель жил в коммуналке. Но особенной – это был небольшой трёх­этажный дом, который купили три студенческие семьи: у каждой был свой этаж, но у них во многом был общий быт, они совместно воспитывали детей. Я лично наблюдал, как обитатели второго и третьего этажей босиком выходили во двор через комнаты первого. В общем, они жили коммуной и всегда помогали друг другу в случае необходимости. Если у нас вдруг приживётся такой коливинг, я буду только рад! А вообще, конечно, счастье – в хорошем индивидуальном жилье. Чтобы семья жила в достатке и могла приобрести квартиру (или дом), не мучаясь годами 
в длинной очереди, как это было в советские годы, и не завися от ипотечных ставок, как подчас происходит сегодня.

Сергей ГАЛАЛУгенеральный директор АН «Итака»:

– Думаю, исключительно малоэтажным. Надеюсь, другие доживут до этого времени, когда люди будут больше интересоваться экологичным жильём, вписанным в окружающий ландшафт, где в шаговой доступности будет вся необходимая инфраструктура. Правда, сейчас мы идём в противоположном направлении, но этот этап закончится, и общество всё равно должно прийти к малоэтажке.
Современные форматы (коливинги и пр.) также будут иметь свою нишу. Раньше за некоторыми вещами и услугами надо было ехать в центр, теперь почти каждый район имеет необходимую инфраструктуру. Если мы говорим о новом уровне «человечности» жилья, то каждый микрорайон в этом плане должен быть самодостаточен.
Хотелось бы уйти от имеющегося негатива в долевом строительстве, но при этом важно, чтобы не вывелись застройщики, чтобы они не пали смертью храбрых при переходе на новые форматы жилья.

Читайте также