18 ноября 2017 время: 22:44
курс $59.63 €70.36
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


27 ноября 2016

О безбарьерной среде для людей с ограниченными возможностями говорят много. А вы замечаете в нашем городе изменения к лучшему?

Последнее время много говорят и пишут о создании безбарьерной среды для людей с ограниченными возможностями. А Сбербанк, например, взял да и открыл офис для слабослышащих (см. стр. 10). А вы замечаете в нашем городе изменения к лучшему — именно в этом плане? Можете привести какие-то позитивные примеры — или наоборот? Как вы считаете, стал ли Петербург за последние несколько лет удобнее для инвалидов? Может, в ваших проектах есть какие-то новые идеи — помимо пандусов?

Юлия СИДОРЦОВА, четырехкратный серебряный призер чемпионата России по парагребле:

– Я часто посещаю рок-концерты в Ледовом дворце, СКК, «Юбилейном», бывала в «А2», клубе «Космонавт» и вижу, как ситуация в корне меняется. Конечно, не все еще сделано для свободного перемещения на коляске, но даже в тех местах, где нет лифтов или пандусов, сейчас всегда есть специальные люди, которые помогут пройти, подскажут, где удобнее будет на коляске, и т. д. Я с 15 лет хожу на такие концерты, раньше приходилось заранее звонить и договариваться. Нужно было приезжать задолго до начала, чтобы нас впустили в зал первыми, иначе потом на коляске нельзя было проехать. Но за последние два года все сильно сдвинулось в положительную сторону. Еще один реальный пример — это Университет им. Лесгафта. У меня скоро сессия начинается, и я просто не знала, что буду делать: здание там старое, много лестниц. Но сейчас, мне сказали, первый этаж адаптировали, сделали пандусы и выделили две специальные аудитории.

Антон РЕУТОВ, бизнес-тренер, эксперт по коммерческой недвижимости:

– Элементы безбарьерной среды для людей с ограниченными возможностями в нашем городе, к большому сожалению, единичные. И зачастую все сводится к формальному исполнению норм закона. Вот не так давно открыли новый выход со станции метро «Спортивная». Спуск оборудован кнопкой вызова помощи для людей с ограниченными возможностями. Попробуйте провести эксперимент: нажмите ее и засеките время — как скоро к вам кто-то поднимется. По закону кнопка есть, но по факту она не работает. Примеры, когда в торговых центрах пристраивают пандусы, я видел, но почти половина управляющих подтверждает, что ими практически никто не пользуется. Почему? Очень просто. Передвигаться на инвалидном кресле по ступенькам или на эскалаторе внутри ТЦ невозможно.

Константин АФИНОГЕНОВ, серебряный призер чемпионата России 2016 по теннису на колясках:

– Если оценивать ситуацию с тех пор, как я сел в коляску (1999 год), то я бы сказал, что произошли просто грандиозные изменения! Теперь я практически свободно везде могу проехать. Но что касается доступа в разные учреждения, тут все гораздо хуже. Город у нас немолодой и жутко архитектурный, поэтому центр совершенно не доступен. Что уж говорить, и Комитет по физической культуре и спорту, и Комитет по социальной защите тоже не доступны. Но все-таки положительная динамика в этом вопросе не может не радовать. А то, что произошло с парковками, — это вообще феноменально! Конечно, чтобы добиться специальных парковочных мест для инвалидов, пришлось потратить очень много сил и времени, но это того стоило, и здорово, что все было не напрасно.

Арсений ВАСИЛЬЕВ, генеральный директор ГК «УНИСТО Петросталь»:

– Город, безусловно, меняется. Помимо пандусов стали повсеместно делать пологие спуски с тротуаров, проектируют входные группы в парадные без лестниц и с более широким дверным проемом, устанавливают подъемники. В обязательном порядке лестницы оборудуют перилами, тротуары проектируют более широкими, чтобы могла проехать инвалидная коляска. Меняются также транспорт и улично-дорожная сеть: светофоры оснащают звуковыми сигналами, в городе появились автобусы и троллейбусы с пониженной входной площадкой.

Марина АГЕЕВА, руководитель отдела продаж УК «Теорема»:

– В последние годы я вижу изменения в городе. Как минимум, заметны пандусы, которые появляются у разных учреждений и новых жилых домов. В нашем ЖК «Пять звезд» соблюдены все соответствующие нормативы. После ввода дома в эксплуатацию по просьбе одного нашего клиента мы готовы расширить дверные проемы в квартире, чтобы они были удобны для инвалида-колясочника. Но важнее технологических приспособлений — отношение людей. Иногда сталкиваешься с совершенно другими историями. Например, у моих друзей ребенок — инвалид, он не может ходить без посторонней помощи. И ребята, обитая в престижном комплексе, постоянно сталкиваются с непониманием и даже враждебностью соседей. Например, другие жители резко выступают против того, чтобы они парковали свою машину, на которой закреплен спецзнак, во дворе около парадной. Даже били из-за этого стекла в автомобиле.

Ирина ЮХНО, менеджер проектов благотворительного фонда в поддержку развития спорта инвалидов «Точка опоры»:

– Ситуация с обустройством в городе доступной среды действительно улучшается, хотя по-прежнему на некоторые мероприятия, которые организовывает наш фонд, приходится привозить мобильные пандусы.

Александр ОРТ, президент группы компаний «ННЭ»:

– Особенных перемен в городе не вижу. А когда снег выпадает, так повсюду только одни барьеры. Выполнение условий по доступности среды требует не таких уж больших денег, но тратить их застройщики все равно не хотят. Видимо, как власти, так и надзорные органы все же уделяют проблеме недостаточно внимания. Так что нормативы выполняются, но не более того.

Сергей БУШМАНОВ, четырехкратный бронзовый призер чемпионата России по фехтованию на колясках:

– Конечно, если говорить об улицах, то сделано очень многое: практически везде стоят пандусы, сделаны специальные съезды на поребриках, в принципе почти везде можно проехать на коляске, но пока еще далеко не везде это можно сделать без помощи добрых людей, особенно если говорить о центре города. Еще одна проблема — это магазины: практически ни один не приспособлен для инвалидов. Вот в моем доме есть удобный лифт, я сам могу выходить на улицу, гулять недалеко в парке, но в продуктовые магазины этого дома мне не попасть.

Юрий ДОБРОВОЛЬСКИЙ, зам. руководителя петербургского филиала Московской государственной экспертизы:

– В основном выполняются только нормативы, причем велико желание сделать меньше, чем требуют правила. Все дело в экономии. Например, в жилом доме на каждом этаже каждого подъезда должна быть обустроена незадымляемая площадка, на которой инвалид на коляске мог бы дождаться эвакуации. Это затраты не только на ее оборудование, но и на изменение проекта здания, а может, и на какие-то значимые изменения в его конструктиве. А эти расходы так или иначе ложатся на дольщиков. Проектировщикам приходится обеспечивать эти требования, не понимая, сколько же инвалидов-колясочников приходится на 1000 населения.
Сейчас в городе появилось много парковочных мест для инвалидов, но я вижу только, как с них автомобили без соответствующих знаков эвакуируют, а так они стоят незанятыми. А вот если человек плохо слышит и имеет инвалидность, почему для него нужно специальное парковочное место? Почему он не может дойти до магазина, например, как и все остальные?
Мое отношение к этой проблеме сдержанное. С одной стороны, конечно, людей жалко, но с другой — вопрос в эффективности принятых мер. Мне кажется, можно было бы решить вопрос гораздо эффективнее.

Людмила ЛИХАЧЕВА, PR-директор АМ «Студия-44»:

– К сожалению, в Петербурге изменений к лучшему в этом плане я не замечаю. Даже на нескольких, особенно старых, станциях метро нет пандусов, и совершенно непонятно, как туда попадать инвалидам-колясочникам. А если пандусы и существуют (к примеру, на «Чкаловской»), то заехать в павильон все равно сложно. Скажем, в Германии такой проблемы в принципе не существует: наряду с эскалаторами везде есть удобный лифт.

Владислав ВОРОНКОВ, генеральный директор СРО «МежРегионРазвитие»:

– На самом деле многое меняется к лучшему. По социальным учреждениям это заметно. Сегодня колясочников все чаще встречаешь в музеях, на выставках. Наверное, меньше новаций заточено под слабовидящих людей. Скажем, те же системы электронных очередей, которые внедряют повсеместно, зачастую не учитывают интересы граждан с плохим зрением. Радует, что в городе много светофоров со звуковым сопровождением, но их нужно внедрить повсеместно.
Есть простые решения, которые облегчили бы жизнь слабослышащим. Скажем, в больницах нужно предусмотреть общение и запись на прием в интерактивной форме (через планшет, например), чтобы таким людям не приходилось обращаться в обычную регистратуру.
С теми же пандусами не все просто. В старом фонде их не везде можно технически предусмотреть. Нужно больше разработок в области легких разборных подъемников.
При этом отрадно, что в Петербурге есть собственные новации для инвалидов. Скажем, ИТМО представил городской навигатор для слабовидящих. Он должен серьезно облегчить их передвижение по Петербургу.

Николай ПИТИРИМОВ, председатель Совета НП «Городское объединение домовладельцев»:

– В этом отношении сделано немало, но в каких-то нюансах город, конечно, недотягивает до стандартов безбарьерной среды. Взять хотя бы метро. Сегодня колясочник может самостоятельно попасть в вестибюли многих станций, ему помогут спуститься, но при этом многие переходы вообще не оборудованы. Так и в жилом фонде. В новостройках этой теме уделяют все больше внимания, в старом фонде дело тоже сдвинулось с мертвой точки, но, конечно, о решении проблемы говорить очень и очень рано.

Елена БОДРОВА, исполнительный директор Российской гильдии управляющих и девелоперов:

– Точечные изменения к лучшему есть, но удобнее город для инвалидов не стал. Все эти прекрасные инициативы, будь то офисы Сбербанка или коляски, которые появились в Эрмитаже, не образуют никакой системы. Если бы что-то всерьез поменялось, мы бы увидели людей с ограниченными возможностями в школах, в транспорте, в кафе. Как мы видим их в Европе, где каждый десятый человек в музее, в бассейне или на пляже — инвалид. И нормативы проектирования безбарьерной среды ничего никуда не сдвинули. Это замкнутый круг: общество ничего не делает, потому что не видит инвалидов каждый день. Но оно их и не увидит, потому что у тех так и не появилось физической возможности вести нормальную жизнь в социуме. С другой стороны, какой смысл покупать автобусы с пониженным полом или ставить специальные лифты для колясочников, если по нашим улицам и вполне здоровые люди передвигаются с трудом, что показал последний снегопад? Кстати, а куда пропал сурдоперевод из новостей на федеральных каналах?

 

 

Внимание! Перед размещением комментариев ознакомьтесь с нашими правилами!
comments powered by HyperComments
Читайте также