20 сентября 2018 время: 21:00
курс $67.01 €78.36
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
«Не поменяв отношение банков к оценке рисков и проектному финансированию, мы получим девять отказов на десять заявок застройщиков...»
Никита Стасишин
заместитель министра строительства и ЖКХ
19 февраля 2018

Мечтают многие. Добиваются — некоторые

Для серьезных людей, занятых серьезным делом, круглая дата — повод для встречи, а не причина. С Бесланом Берсировым, заместителем генерального директора и совладельцем компании «Строительный трест», поговорить всегда интересно. И о текущих проблемах рынка. И о философии (если не бояться сильных слов) строительства…

– Юбилей — странная штука… С каким чувством вы встречаете 60-летие, что преобладает: радость, гордость, грусть? Или просто так принято?
– Сама круглая цифра заставляет обернуться и подумать. Радости в этом нет. Гордость — да. Оглядываясь назад, понимаешь, как много сделано. Мечтают все, добиваются — некоторые. Это, наверное, и есть успех, да? Большая семья, взрослые дети, серьезный бизнес (это у нас будет вместо дерева, если вспомнить классическую формулу), недавно переехали в новый просторный дом в Озерках. Прежний стал тесноват: семья разрослась, перестала помещаться, да и гостей много бывает.

– Построили, конечно, из кирпича?
– Конечно!

– Когда (примерно) вы сформулировали цели, которых вы сейчас достигли?
– Думаю, никогда… Каждая следующая задача вырастает из предыдущей. Знаете, вот нашей фирме «Строительный трест» — 25 лет, а первые дивиденды мы с Евгением Георгиевичем (Резвовым. — «НП») стали получать лет десять назад. Через 15 лет после начала бизнеса! До этого момента все вкладывали в развитие фирмы. Получали очень неплохую, но зарплату. По сравнению с другими девелоперами жили довольно скромно. Все было в фундаментах, в стенах, в квартирах. Да и сейчас лишнего себе не позволяем — зачем?
Выстроить устойчивый, крепкий бизнес — это всегда было главной целью.

– Рейтинги важны? Позиции по отношению к коллегам?
– Мы внимательно следим за рейтингами, за местом, которое занимает компания. В десятке всегда были и остаемся, долгое время в пятерке держались — но проявилось много новичков, которые резко стартовали.

– А нет у вас цели стать первой компанией, по объему ввода, скажем?
– Нет. И никогда не было. Если мы выбираем кирпич — значит, нас не будет в самом массовом сегменте, значит, мы претендуем на качество. Наши амбиции — лучше строить, чтобы нас называли надежной компанией, чтобы у нас были самые хорошие квартиры. Мы сознательно ограничили себя в количестве квадратных метров и в деньгах. И за первенство в этих показателях никогда не бились. И потом, персональный бизнес, с личным отпечатком, не может быть глобальным. Крупнейшие строительные фирмы выстроены иначе, там работает система, руководители меняются. У нас другой подход.

– Какое из десятилетий вашей жизни вы назвали бы самым важным и почему?
– Каждый прожитый год по-своему был исключительным и важным. Невозможно вернуть обратно какое-то время и прожить его заново, по-другому.
Важным, судьбоносным десятилетием можно считать то время, когда принималось решение в корне изменить ситуацию с работой, изменить то, чем я занимаюсь. Это конец 1980-х — начало 1990-х. Я был начальником участка у Резвова… Отказаться от государственной системы, уйти в частный бизнес в то очень сложное и смутное время было рискованно. Фактически мы оказались на улице и начинали с нуля. Еще бы два-три года потерпели — возможно, все повернулось бы иначе, например, через приватизацию.
Но выбор был сделан, и началась новая эпоха в моей работе. Это был импульс, это был риск. Именно этот период и первое десятилетие становления компании я бы и назвал особо важными.
Помню, 10-летие компании мы отмечали в К-2, на Каменном острове. Сумасшедший адреналин: мы смогли! Тогда и праздники по-другому воспринимались: все сделано твоими же руками, за твои средства, и никто тебе не судья.

– Но ведь и фирма тоже менялась. Какие перемены вы считаете ключевыми, важными?
– «Строительный трест» вырос. Если по аналогии с человеком — стал совсем взрослым. Сейчас мы можем и оставить компанию на некоторое время, уехать отдыхать, на ход работы это не повлияет. Мы этого не делаем, но можем.
Важный момент: довольно долго мы работали как «трест-площадка». Одно юридическое лицо, оно и заказчик, и генподрядчик, и инвестор. И все подразделения входят в состав компании как участки. И мы долго так работали, пока я не почувствовал, что физически невозможно контролировать все, что происходит на объектах. Приходят начальники участков — с каждым надо решать: у одного поставки, у другого тарифы, у третьего машину кирпича украли…
И мы решили поменять управленческую схему. Выделили отдельные юрлица по направлениям. Подчинили их директорам подразделений. Делегировали существенную часть полномочий. Результат: компания стала более гибкой, у руководителей появилось больше времени на стратегию, на финансовые вопросы. Мы сняли с себя уйму рутины. Что немаловажно: появилось больше времени, чтобы побыть с семьей.
В повседневной текучке редко получается оценить глобальный результат. Для этого нужно как бы сделать шаг в сторону, взглянуть со стороны. В прошлом году, на празднике, посвященном 25-летию «Строительного треста», я вдруг увидел весь масштаб созданного, множество счастливо улыбающихся, танцующих людей. Я подумал: ведь все они связали свою судьбу, жизнь с компанией, которую мы создали. Они верят в нашу компанию, значит, верят нам. Они все надолго обеспечены работой, стабильным заработком. Это мощь, это сила!

– Но появляются все новые вызовы, меняется экономика, возникают другие подходы к строительству. Успеваете?
– Все время приходится чему-то учиться. Это постоянный процесс. Он не прекращается никогда. Кто-то что-то где-то сделал по-новому — мы оплатим курсы, отправим специалистов в командировку. У нас в проекте двухуровневый паркинг, рядом река, сложные грунты — ходили, смотрели, как сделано у других. В нормативной базе постоянные новации, законодатели не дают скучать. Если не уследить — у компании будут неприятности…
В плане финансовой дисциплины: вдруг возникают налоги из ниоткуда, хотя их не должно было быть. Приходится постоянно быть в курсе изменений.

– Технологии и инструменты для работы с информацией обновляются еще быстрее. Не ощущаете себя таким динозавром? И как вписывается в «цифровую цивилизацию» ваша верность кирпичу?
– Компьютер, социальные сети, приложения — это лишь инструменты, надо просто уметь ими пользоваться… Ровно настолько, насколько необходимо для оперативного управления, например, бухгалтерию посмотреть… Желательно — с одного устройства. Это экономит время. И это можно делать в любом месте. Достал, почитал, ответил. С банком работаю, захожу в личный кабинет «Водоканала». Меня айфон несколько лет заставляли купить. Теперь думаешь: как мы жили без этого? Я пользуюсь всеми мессенджерами, кроме Telegram’a.
Но есть и ограничения. Я отучил всех звонить мне после работы. Кроме родственников, конечно.
Представить современную жизнь без смартфона, компьютера, различных мессенджеров невозможно. Да, порой сложно угнаться в этом плане за молодежью, но когда очень хочется и очень нужно — главное не лениться. Все возможно.

– У вас двое сыновей и четверо внуков. Младший сын пошел по вашим стопам и работает в «Строительном тресте». Хотите ли вы, чтобы и ваши внуки продолжили ваше дело?
– Каждый родитель хочет, чтобы его дети, затем внуки подхватили и продолжили его дело. Это естественно. Но у каждого своя жизнь. И нельзя указывать, как ее прожить. Моя задача — привить любовь к моей профессии у наших детей и внуков, но без принуждения. У старшего сына, Артура, — свой путь. Но я рад, что младший, Анзор, стал сегодня настоящим строителем. Он моя опора по любым вопросам.
Старшему сыну Анзора сейчас четыре года, и я с ним не разговариваю, а беседую. Он довольно неожиданно строит фразы. Знает названия строительных машин и чем отличается сваебойная машина от шар-бабы… Знает, что такое фундамент здания. Расскажет про стену и крышу. Говорит, что будет строителем, как дедушка и папа. Будем надеяться. Я бы очень этого хотел.

– Ваша малая родина — Адыгея, а вся карьера связана с Петербургом. Как удается совмещать?
– Я родился в Абхазии, рос в Адыгее. Это первый дом, родители, братья и многочисленные родственники. Это детство, первый класс, речка, незабываемая природа.
Мы разговариваем дома и по-кабардински, и по-адыгейски, сыновья понимают. Дети радуются, жена уезжала с ними на все лето, они в эту жизнь окунулись. Праздники, свадьбы — в общем, поддерживают связь. Тяга есть, языку учим и внуков.
Мы никогда не были религиозными. Соблюдаем определенные праздники, правила, законы гостеприимства, правила застолья. Это нигде не прописано, но прочно усвоено. И это очень красиво.
Петербург — это город, который открыл мне дорогу в профессию. Город, где я создал свою семью. Здесь родились мои дети, внуки. Это потрясающий и родной мне город.

– Приходилось сталкиваться с этническими предубеждениями?
– Редко кто понимал, что я не русский. В самые первые дни в Ленинграде… На стройке я был самый молодой. Случались застолья, садились с прорабами, начальником участка — все постарше. За столом похозяйничать, подлить, еду поставить — это обычное дело для младшего за столом. Это честь! И вдруг меня спрашивают: «Чего ты вроде как прислуживаешь?» Я задумался: ага, значит, здесь так не принято, здесь иначе это воспринимают. Учел, конечно.

– Какой бы вы дали совет самому себе тридцатилетнему, если бы у вас была такая возможность?
– С высоты возраста и положения… Сейчас ритм моей работы позволяет чаще и больше наслаждаться общением с семьей. Я приезжаю, еще не успел переодеться — внук уже придумал, во что мы будем играть и чем заниматься… Это ни с чем не сравнимые ощущения.
В 30 лет я этого не знал. Очень мало времени уделял детям. Рано уходил, поздно возвращался. И всем 30-летним дал бы совет: чаще и больше общаться с детьми, находить для этого время. Это очень важно!

– Какие у вас есть хобби, увлечения?
– Я занимался многими видами спорта, старался достичь высокого уровня. Только травмы могли остановить. Сейчас я не пробегу стометровку за 11 секунд. Но спорт остался! Я много хожу, каждый день плаваю. Эспандеры во дворе везде висят, где удобно.
Не понимаю тех, кто обещает «непременно начать с понедельника».
Есть еще охота, рыбалка — это отлично поднимает боевой дух.

– Какие качества вы больше всего цените в мужчине и женщине?
– Мужчина должен быть, прежде всего, честным и с собой, и с окружающими. Должен держать слово. Главенствовать в семье и нести за нее ответственность.
В женщине ценю постоянство, искренность в отношениях. И меня всегда восхищала готовность женщины к самопожертвованию ради детей, семьи.

– Если мы с вами еще через 10 лет встретимся на очередном юбилейном интервью — с чего начнем?
– Вы спросите: «Беслан Рамзанович, а не пора ли вам отдохнуть?» И вот тогда я, наверное, скажу: «А, пожалуй, пора». Но для этого надо много чего еще успеть сделать. Достроить начатое, освоить участки, выполнить обязательства перед дольщиками. Предстоят коренные изменения в законодательстве: надо выработать алгоритмы, по которым компания будет действовать в новых условиях. Укрепить позиции фирмы, чтобы, как машина, работала. Чтобы все было красиво, прозрачно, надежно. И вот тогда можно уходить с чистой совестью. Поверьте, я найду чем заняться!

1 из