НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

23 мая, 18:50
4 августа 2017 в 09:25

Дачные гектары

За год граждане приобретают около 550 га в коттеджных поселках под Петербургом и в Ленобласти, подсчитали специалисты бюро «Сперанский».

За год граждане приобретают около 550 га в коттеджных поселках под Петербургом и в Ленобласти, подсчитали специалисты бюро «Сперанский».

За все время существования организованного загородного рынка девелоперы реализовали примерно 7500 га. Сегодня коттеджные поселки заняли чуть меньше 0,1% от территории Ленобласти.

Предложение на первичном загородном рынке каждый год пополняется новыми проектами суммарной площадью 700-800 га. Правда, часть поселков впоследствии «замораживается»; в регионе насчитывается более 200 приостановленных проектов.

Земли в продаже много: в открытых листингах можно найти несколько сотен  массивов общей площадью около 9000-10 000 га. Однако это по большому счету неликвид, считают специалисты бюро «Сперанский». Большая часть предложения – сельхозземли. Цена таких лотов начинается от 100 000 рублей за гектар, и даже от этой суммы можно торговаться. Но некому: интересантов на такие предложения крайне мало. «Сделки, как правило, идут с пятнами, которые не выставляют в открытый оборот», – говорит Дмитрий Альхов, генеральный директор компании «Гарантъ». До 40% коммерчески привлекательных наделов не попадает в базы и продается по личным договоренностям.

«Все сложнее становится найти покупателя, который готов заплатить «живые» деньги за землю. Популярны схемы соинвестирования, когда собственник выручает средства по ходу реализации проекта», – отмечает Мария Федорова, управляющий партнер ГК Puzzle. При этом найти грамотного девелопера тоже очень непросто.

«Деньги, необдуманно вложенные в землю, оказываются замороженными для девелопера. В некоторых случаях – на десятилетия. У нас есть запас, это пятна, на которые у нас есть конкретные планы на ближайшие годы», – отмечает Алексей Потапов, генеральный директор проекта «Ламбери».

В общем, для большинства областных лендлордов земля все чаще превращается из актива – в пассив.