НАШ ЦИТАТНИК: «Государству не следует поддерживать спрос на некомфортные типологии жилья. В большинстве случаев, если семья покупает за счет ипотеки с господдержкой однокомнатную квартиру, она в дальнейшем уже лишается возможности улучшить свои жилищные условия…» Наталья Трунова

2 июля, 21:34
14 марта в 10:30

Максим Жабин: «Важно моментально реагировать на изменения ситуации»

О том, насколько важна сейчас в строительстве способность быстро принимать решения и не бояться ошибок, какие меры господдержки нужны в первую очередь, рассуждает Максим Жабин, заместитель генерального директора СК «ЛенРусСтрой».

Максим Владимирович Жабин
Жабин
Максим Владимирович

заместитель генерального директора ИСК «ЛенРусСтрой»

op@lenrusstroy.com

– Какие меры со стороны государства для поддержки строительной отрасли вы считаете самыми важными? 
– Первостепенно – это поддержка ипотеки, на каком-то определенном уровне, на каком – пока не представляю, о каких цифрах может идти речь. Но хотя бы в пределах 7-8% льготная ипотека должна будет присутствовать на рынке. Причем не для определенных социальных групп, а для всех. 
Я не вижу сейчас активного спроса со стороны многодетных семей, даже при наличии действующих льгот.
Главный вопрос, краеугольный камень, который лежит в основании отрасли и рынка недвижимости вообще, – это не про льготы и даже не про финансирование строителей, а про увеличение доходов населения. Здесь должны быть фундаментальные изменения. Какие – не берусь судить, я не силен в макроэкономике, это не моя область. Но от введения или продления льгот платежеспособность граждан не вырастет.
Если убрать этот важнейший фактор за скобки, тогда очевидно, что первоочередными шагами будут сохранение или продление ипотечных льгот и доступность финансирования для строителей. Брать деньги под 26% годовых никто не будет. Точка отсечения для проектного финансирования – 12-14%. Это допустимо; не комфортно, но хотя бы в рамках финансовых моделей.

– Какие из текущих проектов наименее рискованны? 
– Не буду придумывать колесо: наиболее надежны те проекты, в которых используется минимальное количество импортной продукции. Это, прежде всего, жилье стандарт-класса. Здесь доля импортных материалов и комплектующих не так высока, их можно заменить китайскими аналогами или российскими. 
В одном из наших объектов, который готовится к вводу, мы с этим уже столкнулись, ищем замену части отделочных материалов. Для будущих проектов подбираем поставщиков лифтового оборудования и так далее. С локализацией не все просто: двери в России сделать несложно, а вот почти вся фурнитура – замки, ручки – производится за границей. 
Доля импорта в бизнес-классе и элитных проектах существенно больше, соответственно, и риски в этом сегменте выше. Поэтому проекты с максимальной, насколько это возможно, локализацией, представляются сегодня более надежными. Хотя я не исключаю, что и местные производители будут повышать цены, просто потому что могут.

– Ощущается ли давление наличных денег, которые гражданам надо куда-то пристроить? 
– Пока еще нет. Об этом много говорят; возможно, в Москве такая активность и присутствует, но не у нас. Отмечу разве что ускорение сделок с теми, кто ранее все откладывал покупку жилья. Большинство из тех, кто снимал наличные с началом кризиса, не собираются вкладывать деньги в недвижимость, они их просто хотят сохранить. Диалоги по кругу знакомых такие: «Мы не знаем, что будет дальше». Пока часть денег просто лежит «под подушкой» – люди боятся, что лишатся работы, заработка и т. д. Превратить сбережения в бетон – сегодня далеко не самый популярный вариант. Возможно, этот тренд и появится, но через две-три недели, не ранее. Пока большинство граждан осматривается в надежде, что сегодня-завтра это все закончится.

– Насколько может затянуться острая фаза кризиса? 
– Если про экономику – полагаю, в состоянии жесткой неопределенности мы будем находиться минимум год. А то и больше. Это вопрос последствий, разгребать их придется долго. Мы от пандемии-то еще не отошли... Условно: каждый день действия санкций будет обходиться в месяцы дополнительных проблем.
Нет волшебной таблетки, которую надо принять, и все станет хорошо. Задача бизнеса – снизить негативный эффект. И не питать иллюзий. 
Сейчас преобладают эмоции. Подобные истории, хотя и не в таком масштабе, мы уже проживали. Но предыдущие кризисы нас ничему не научили. Каждый раз для предпринимателя это звучит какой-то новостью. И топ-менеджмент говорит о «невозможности влиять» на глобальные процессы. На самом деле фундаментальные проблемы именно внутри самих бизнесов. Причем самые большие трудности будут у средних компаний. Большие («системообразующие») – поддержит государство, мелкие – более гибкие, быстрее принимают решения, и на них тоже распространяется часть мер господдержки. А вот средние, где 400-500 человек персонала, оказываются перед необходимостью быстро принимать важные решения. 
Со способностью критически мыслить у нас сейчас особенно сложно. Выключиться из информационного потока невозможно. Важно и нужно не бояться принимать решения. Не бояться ошибиться – мы все равно ошибемся, даже если вообще ничего не будем делать. Особенно, если ничего не будем делать.
Сегодня необходимо быстро, моментально реагировать на изменения ситуации.  Рынок будет искать возможности для применения собственного продукта. Если тебе закрыли внешний рынок на время – значит, весь тот товар, который раньше было выгодно отправлять на экспорт, например, металлоконструкции, останется внутри. Какое-то время внутренний рынок по части позиций будет перенасыщен, надо успеть этим воспользоваться. На те места, которые освобождаются сейчас после ухода западных брендов, могут и должны приходить российские компании. Те же производителям стройматериалов...