НАШ ЦИТАТНИК: «Мы так активно стимулируем жилищное строительство, что за 2020–2021 гг. цены на новостройки выросли на 50%. Надо не просто деньги раздавать, а структурировать проекты вместе с бизнесом, контролировать цены на жилье и стройматериалы...» Антон Силуанов

29 июня, 07:07
15 марта в 12:00

«У нас нет представления о том, как сложится новая цивилизация»

В зоне риска – строящиеся дома с уровнем готовности 25–40%, полагает Георгий Рыков, генеральный директор компании «БестЪ. Коммерческая недвижимость».

Георгий Рыков генеральный директор компании Бестъ. Коммерческая недвижимость
Рыков
Георгий Квентинович

генеральный директор ГК «БестЪ»

best@bestgroup.ru

– Как вы полагаете, какие проекты по совокупности условий подвергаются наименьшим рискам? (С большей вероятностью будут успешно завершены?) 
– В жилищной сфере не пострадают завершающиеся проекты, в которых продаются остатки: цены там выросли за время реализации, а кредиты были в рублях. Думаю, проекты, которые еще не стартовали (и под которые не взяты кредиты), тоже вне зоны риска. Опасности подвергаются строящиеся дома с готовностью 25-40%, надо смотреть, сколько квартир в них продано. Основной вопрос – в себестоимости продукции и макроэкономической ситуации; нужно ли это будет кому-то.
В сегменте коммерческой недвижимости еще сложнее и рискованнее. Никто не знает, что будет теперь с логистикой, как будет работать торговля. Как-то все будет функционировать, но нынешние риски никто не закладывал, когда затевал офисный или торговый центр. Наверное, изменится портрет арендаторов и их количество. Надо понимать, что теперь мы будем в другой – в своей экосистеме. Поэтому какие-то проекты будут трансформироваться или исчезать. 

– А завершенные или завершающиеся проекты в коммерческой недвижимости уже вне зоны риска? 
– Все зависит от общеэкономической ситуации. Это глобальный вопрос. У нас нет представления о том, как сложится новая цивилизация. Скорее всего, те, кто построился,  не пострадают. И если спецоперация не перерастет во что-то масштабное, эти объекты пригодятся. Сегодня куда ни плюнь – проблемы со сбытом, с финансированием и миропониманием. Но есть основополагающий бонус – вера в Бога или в провидение.

– Какие меры господдержки строительной отрасли и покупателей жилья вы считаете оптимальными? 
– Самая главная господдержка – возвращение страны и всей экономики мира в систему нормальных экономических отношений. Остальное – частности. Если вспомнить историю, то после гражданской войны был НЭП. То есть все восстанавливается очень быстро, но совершенно другими людьми и другими компаниями. Нужно вернуться к нормальной мирной жизни. Считаю, что главная господдержка – отсутствие паники у экономического регулятора. Покупателям тоже нужно успокоиться.

– Что бы вы сейчас сделали, если вдруг окажетесь в кресле вице-премьера по строительству?
– Это сродни вопросу кочегару терпящего бедствие корабля: что бы ты сделал, чтоб спасти корабль?.. 

– Россияне активно снимали деньги со счетов. В какие объекты (или проекты) граждане будут вкладывать сбережения в первую очередь? 
– Это нормальная реакция человека во время опасности иметь наличность на руках. Не думаю, что у того, кто снял 100 тыс. рублей, появилась возможность купить недвижимость. А таких большинство. Те, у кого денег больше, гораздо прагматичнее. И если у них будет выбор что-то материализовать, в связи с отсутствием возможности перейти в валюту, какая-то часть этих клиентов окажется на рынке недвижимости. Хотя покупать недвижимость в состоянии «дрожания холодца» не очень правильно, но что делать, это реальность.  

– Как думаете, на какой срок хватит этого дополнительного спроса? 
– Надолго, думаю, не хватит. Человек думает сначала о базовых потребностях: еда, сон, здоровье, а инвестиции – удел немногих, максимум – 10% населения страны.

– Компенсирует ли этот спрос (хотя бы отчасти) сокращение объемов ипотеки после повышения ставок?  
– Не думаю. О ставках можно говорить в спокойное время, сейчас – это просто реакция на стрессовую ситуацию.

– Сколько, на ваш взгляд, продлится острая фаза кризиса? 
– Хотелось бы, чтобы все закончилось в течение недели. Но если закончится через год, я тоже буду счастлив.