Апокалипсис: сценарий от бизнеса

Эпидемия и связанные с ней ограничения больно ударили, прежде всего, по гостиницам, туриндустрии и общепиту. Бизнес в растерянности. Сколько продлится карантин, никто не знает.

Что сейчас происходит в различных сегментах рынка коммерческой недвижимости? Какие направления оказались наиболее уязвимы?
Ощущает ли бизнес помощь от арендодателей, партнёров, государства? Когда восстановится рынок? На эти важные вопросы пытались ответить предприниматели на онлайн-встрече Bestbreakfast, организованной ГК «БестЪ».

 

Ресторанный бизнес

Арам Мнацаканов, основатель ресторанной группы Probka Family:
– Ресторанный бизнес уверенно идёт ко дну, доставка в этом смысле лишь оттягивает мучительную смерть. Выручки нет, платить людям нечем, они очень растеряны. У нас есть ещё и другие обязательства, которые мы пытаемся исполнять. Иногда получается.

Мы остаёмся один на один со своими командами. Германия сейчас образец не только в борьбе с коронавирусом. Так, ресторан моего сына получил там от государства субсидию на всех сотрудников за март и апрель. Причём государство помогает всем субъектам малого и среднего бизнеса, кто написал заявление, а разбираться с правомерностью получения субсидий власть будет потом. В России пока всё на уровне разговоров, я не ощущаю никакой помощи. Реальная поддержка исходит только от конкретных людей, партнёров по бизнесу.

После кризиса рестораны вернутся к привычному формату, альтернативы нет. Люди хотят живого общения. Другой вопрос – в каком виде возобновится бизнес, ведь у граждан не будет денег на походы по ресторанам. Если государство не поможет с запуском, большинство предприятий пойдёт ко дну.

Игорь Пращенко, управляющий партнёр ресторанного холдинга White Group:
– Мне придётся приложить максимум усилий, чтобы в рамках нормативной лексики рассказать о помощи нашего государства. Я не очень заряжен оптимизмом, сидя в закрытом ресторане. Есть ощущение, что он мёртвый. А вынужден сидеть, потому что нужно сдать отчёты, выдать зарплату сотрудникам за март. Хорошо, получается закрыть хоть март. Что будет в апреле, думаю, никто сейчас не скажет с уверенностью.

Много говорилось о поддержке зарплат. Но тот же Сбербанк сразу «рубит» все зарплатные проекты, находит любые поводы, чтобы не выдавать кредит. Мелкие арендодатели ещё идут на уступки, крупные – нет. В этот период надо делать выводы: с кем останешься дальше работать, если останешься. Надёжное партнёрство всегда ценилось. Несмотря на то, что многие помещения арендую много лет, мне не договориться с владельцами. Новые партнёры дают скидки, некоторые предоставили даже каникулы, я благодарен этим людям. Наверное, они понимают, что даже если в мае разрешат открыть рестораны, больше половины не откроется. Потому что очень много было гастроэнтузиастов, которые запускали заведения на последние деньги, не имея подушки безопасности. А чтобы запуститься, нужно закупить товарный запас, инвестировать в фонд оплаты труда и пр.

Рынок должен чистить себя. Кто-то уйдёт, другие останутся; не думаю, что мы восстановимся ранее чем через год. У нас полностью сняты все брони по туристам, летом их не будет. К привычным оборотам можем прийти только к концу года, когда появятся новые туристы, которые приезжают в Питер зимой.

Алексей Фурсов, президент холдинга «Евразия»:
– Ситуация называется «помоги себе сам», одна надежда на Арама Михайловича (Мнацаканова. – ред.), что он продаст свой «Порше» и даст взаймы. Согласен с Игорем, самое важное – непонятно, когда нас откроют, сколько мы сможем платить зарплату и аренду. Пока это непредсказуемо. Возможно, то, что мы платили вчера, в мае–июне, если разрешат работать, окажется чрезмерной щедростью. Помню, в 2001–2002 годах, когда мы открыли первые рестораны, зарплата официанта была $50, повара – $100. Я не удивлюсь, если в ближайшее время мы откатимся к этим же цифрам. И тот же повар будет радоваться, что у него есть работа за 15 000 рублей.

Нужно дождаться окончания эпидемии и уже потом делать выводы, пока непредсказуемо всё.

 

Туриндустрия

Виктория Печенкина, генеральный директор JSP Travel:
– Ситуация начала меняться с конца февраля. Много туров перенесено на осень или оформлена возможность воспользоваться заказом в течение года (благодаря договорённости с отелями).
С марта выручки нет, полный простой, как у рестораторов. По моим оценкам, в мае никто никуда не полетит. По июню станет понятно через пару недель. Закрываться, конечно, не надо, я 16 лет строила свою компанию, жалко всё бросать, надо перестраиваться.

Евгений Данилович, директор «Слетать.ру»:
– Мы шли к плановому показателю – 1000 бронирований в день (это примерно 2000 туристов). Но ситуация стремительно начала меняться. В результате закрытия городов и стран все туроператоры до 30 апреля аннулировали заявки. Помимо того, что мы остались с убытками, клиенты каждый день звонят и просят вернуть деньги. Я бы и рад, только у меня их нет, потому что деньги «зависли» у операторов, там огромные суммы. 

Нам пришлось расстаться с большим количеством персонала, оставшиеся работают за троих. Примерно половина наших арендодателей пошла на уступки, одни предоставили каникулы от месяца до трёх, другие дали скидку. Офисы в самых дорогих местах пришлось временно закрыть, ибо тянуть аренду в 200 000 рублей на офис с 3–4 сотрудниками, не имея выручки, невозможно. Сегодня бронируем 2–3 заказа в день, выручки хватит разве что на обед одному сотруднику. Полноценного восстановления в ближайший год не ожидаем. Даже если завтра снимут ограничения, в ближайшие два-три месяца туристы особо никуда не полетят.

Ищем новые ниши, хотим попробовать доставку. Мы быстро нашли фирмы, которые занимаются доставкой, купили софт. Это в том числе и социальная поддержка наших франчайзи, партнёров, чтобы дать им возможность заработать хотя бы 20 000–40 000 рублей на поддержку бизнеса. Мы хотим составить конкуренцию сервису iGooods. Скорее всего, к концу недели мы должны запуститься. Уверен, что у нас получится.

Николай Антонов, гендиректор УК «МТЛ»:
– В марте мы имели 78% загрузки по апартаментам, и до 20 марта чувствовали себя относительно неплохо. Но в конце месяца увидели резкий отток и отмену брони. В апреле загрузка упала до 50%, прогноз на май – около 45%. Но, послушав рестораторов и туроператоров, я понимаю, что 50% – это ещё хороший показатель. Это вселяет оптимизм: точку безубыточности проходим и можем чувствовать себя спокойно ещё два-три месяца. Не повезло в тех проектах, где мы только вышли на рынок, например, с апарт-отелем Like от ПСК. Сейчас мы заполняем все номера долгосрочными арендаторами, даём скидки, так же и в Avenu-apart.

Апарт-отели оказались более живучи, чем классические гостиницы: узнавал у коллег, у них загрузка – 20–30%…

 

Ритейл, фитнес, образование

Игорь Мальтинский, директор по развитию Melon Fashion Group:
– Ситуация архинепростая, и для нас в частности. 800 магазинов по России стоят закрытыми (с товаром). В отличие от рестораторов, наш товар не испортится. Есть небольшой ручеёк от онлайн-продаж, но он слишком куцый. Хотим с оптимизмом смотреть в будущее, поэтому задача – сохранить весь персонал.

Исходя из опыта коллег-конкурентов, начавших работать в Китае, всё, что в сфере потребления, – находится на уровне минус 40–50%. Позитивной динамики нет, и к четвёртому кварталу восстановления не будет, скорее всего, можно рассчитывать на второе полугодие 2021-го. Мы – крупный бизнес, поддержки государства нет, вся надежда на партнёрские отношения с арендодателями. 90% из них не сказали нет, вроде не отказывают и банки, и таможня. Но все выжидают.

Роман Шохин, начальник отдела развития и управления недвижимостью Северо-Волжского дивизиона торговой сети «Перекрёсток»:
– Фуд-ритейл меньше всего пострадал. Но не всё безоблачно. В наших магазинах падает покупательский трафик, хотя увеличивается средний чек. Люди переключились на магазины у дома, у которых оборот растёт.

Рынок будет меняться. Часть сетей приостановит развитие. Мы будем строить стратегию, исходя из экономической ситуации в РФ. Сейчас больше озабочены здоровьем персонала в магазинах, они на передовой.

Екатерина Андреевская, Мария Карамышева, совладелицы «КидБург»:
– У нас всё плохо. Мы не малый и не средний бизнес, льготы обошли нас стороной, не все арендодатели идут навстречу. Рассылаем письма чиновникам, предлагаем разные проекты поддержки. Тоже вышли в онлайн, хотя это баловство. Создали несколько продуктов: день рождения онлайн, няня-онлайн и пр. Такими способами пытаемся держаться на плаву, но перспективы туманные, мягко говоря.

Алексей Ковалёв, президент холдинга Alex Fitness:
– Крайне тяжёлая ситуация для всех. Мы весело катимся в 90-е, кризис глобально социальный, рухнет огромное количество предприятий, почти все сектора экономики накроются, если не будет поддержки.

По нашим подсчётам, нужно более 10 трлн рублей, чтобы спасти ситуацию, но никто этого делать не будет. Поэтому закончится всё плохо. Мы сейчас готовимся к самому негативному сценарию – закрытие, увольнение, распродажа и пр. Весь вопрос в сроках – сколько продлится запрет. Если месяц, во что я не верю, то, может, многие спасутся. А если  до середины лета, как я считаю, тогда всем привет.

Виктор Миронов, управляющий директор консалтинговой компании «Тим»:
– На миру и смерть красна. Мы все собрались массово умирать, и об этом рассказываем коллегам. Я не сторонник апокалиптического сценария, хотя в Европе государство реально поддерживает бизнес, чего не скажешь о России. Только что была конференция с коллегами из Финляндии. Они рассказывают, что компании отправили людей в неоплачиваемые отпуска, но до сентября правительство платит их сотрудникам зарплаты, а сами компании набираются сил. В Германии предпринимателям, которые потеряли доход, выплатили по 10 000 евро каждому, а разбираться в правомерности выплат власть будет потом. В России всё находится на косметическом уровне, обещали отсрочки, льготы по кредитам. Что будет на практике, неизвестно. Рецепт один – вести переговоры с партнёрами, клиентами.

 

Бизнес-центры, креативные кластеры

Андрей Хитров, генеральный директор «Трансвэй Северо-Запад» (EKE Group):
– Нам немного проще, так как у нас арендаторы – крупные газовые компании. Ресторан мы закрыли, дали арендные каникулы, в паркинге тоже даём каникулы, так как мало людей работают. Но БЦ функционирует круглосуточно. Для наших финских акционеров самая большая проблема – девальвация рубля. И я считаю, что это только начало, к сожалению. Рубль будет и дальше терять позиции. Острая фаза кризиса будет в этом году. Вопрос с коронавирусом решится, когда появится вакцина – это девять месяцев. Потом года два будем выходить из этого. Поэтому надо много работать.

Андрей Лушников, председатель совета директоров ГК «БестЪ»:
– У нас порядка 700 арендаторов. Они – часть нашего бизнеса, и жёсткой позиции не может быть. Мы должны поддерживать друг друга. У нас максимально возможная лояльность.

Александр Басалыгин, владелец BS Art Development Group:
– Наблюдаем абсолютную смерть микробизнеса, для которого мы открывали тот же «Голицын лофт» и другие проекты. Если у крупных фирм нет запаса жира, то у этих ребят вообще ничего нет. Людей жалко, страшно представить, что будет через месяц, если карантин продлят. У граждан вообще нет никакого дохода, и у нас миллионы останутся без работы.

Но есть бурно развивающиеся отрасли. Это игровая индустрия – Steam и другие площадки, которые показывают рекордное число пользователей и рекордные продажи. И все фирмы, вовлечённые в эту деятельность, находятся в оптимизме.

Луиза Александрова, директор по развитию Союза организаций бизнес-ангелов:
– Куда вкладывать? Есть бизнесы, которые растут: доставка продуктов, тот же Zoom (сервис, предоставляющий коммуникации), дата-центры. Они сейчас развиваются. А есть те, которые будут расти на выходе из кризиса.

Александр Ольховский, генеральный директор АО «ВТБ Девелопмент»:
– В сегментах, закрытых на карантин, активное потребление начнётся в середине года. Но экономический рост мы увидим не раньше начала 2021-го. В этом году ВВП России потеряет не менее 5%; население существенно обеднеет; потребление почти во всех сегментах будет снижаться; арендаторы и арендодатели должны быть готовы к существенному сокращению доходов.

В гостиничной отрасли – яркий провал спроса, значительный дисконт предложения до возобновления турпотока (до середины года или осени); часть владельцев вынуждена будет расстаться с активами. Довольно быстрое восстановление можно ждать в начале 2021 года.

Возврат сотрудников в бизнес-центры состоится, и чем длиннее будет карантин, тем активнее будет возврат. Поэтому потери в офисном сегменте окажутся не такими большими, как сейчас прогнозируют.

 

Модерировали онлайн-встречу Bestbreakfast Андрей Лушников, председатель совета директоров ГК «БестЪ», и Георгий Рыков, гендиректор «БестЪ. Коммерческая недвижимость».

 

Фото: youtube.com

Касимов Халмурат