НАШ ЦИТАТНИК: «Государству не следует поддерживать спрос на некомфортные типологии жилья. В большинстве случаев, если семья покупает за счет ипотеки с господдержкой однокомнатную квартиру, она в дальнейшем уже лишается возможности улучшить свои жилищные условия…» Наталья Трунова

6 июля, 12:39
13 декабря 2017 в 12:33

Ничего личного

Алексей Навальный не смог получить из Росреестра сведения о правообладателях жилого дома.

Верховный суд отклонил надзорную жалобу Алексея Навального: оппозиционный политик просил обязать Росреестр раскрыть данные о правообладателях жилого дома, сообщает РАПСИ.

История началась в 2015 году: Фонд борьбы с коррупцией опубликовал сведения о жилых домах в Подмосковье, предположительно принадлежащих сыновьям генпрокурора Юрия Чайки. За подтверждением ФБК обратился в Росреестр. И получил выписки, в которых собственники недвижимости были зашифрованы: Игорь Чайка был обозначен как «ЙФЯУ9», Артем получил псевдоним «ЛСДУ3».

Алексей Навальный обратился в суд. Сначала Таганский суд, затем Мосгорсуд отказались удовлетворить иск. А теперь и Верховный суд РФ подтвердил: отсутствие в выписках сведений о собственнике имущества, которое не принадлежит Навальному, не затрагивает его права, свободы и законные интересы.

Суды решили, что в данном случае следует применять закон о защите персональных данных. А с января 2017-го вступил в силу новый закон 122-ФЗ «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». В статье 62 указано, кто имеет право получать «обобщенные сведения» об объекте: сам правообладатель, его наследники, залогодержатели, чиновники (включая муниципальных), суды и приставы, нотариусы и т.д. Однако и «обобщенные» данные не содержат информации, позволяющей идентифицировать конкретное лицо.

И теперь совсем непонятно: то ли реестр совсем закрылся, и ни граждане, ни СМИ не могут узнать, кто чем владеет. То ли «шифровать» будут лишь высших должностных лиц и их родню. А может быть, решение ВС будет применяться только и именно к запросам Навального и прочих представителей «пятой колонны». Что в нашей правоприменительной практике было бы совсем неудивительно.

В европейских странах реестры недвижимости базируются на двух главных принципах: а) открытость и б) достоверность. Мы решили и в этой области выбрать особый путь.