НАШ ЦИТАТНИК: «Есть иллюзии у разных категорий граждан и чиновников, что девелоперы «гребут деньги лопатой». Но наша доходность как была, так и остается не больше 10–12%. И все время происходят события, из-за которых поддерживать этот уровень непросто...» Эдуард Тиктинский

3 декабря, 08:16

Электронная логистика

29 июня в 10:37
1 149

Электронная логистика

Рывок сегмента e-commerce, случившийся в пандемию, привёл к новому витку развития рынка складов. Действующих площадей бизнесу не хватает, хотя новые девелоперские проекты заявляются достаточно активно. В том числе и в Петербурге.

Электронная логистика

Оборот розничной торговли в РФ сократился под влиянием COVID-19 и экономической нестабильности c 28 494 млрд рублей в 2019-м до 28 438 млрд в 2020 году, т. е. на 0,2% в денежном выражении и на 3,2% в физическом (данные Росстата). При этом рынок интернет-торговли вырос на целых 57% в 2020 году. Ещё плюс 40% ожидается в 2021-м (данные Data Insight). Пандемия стала лишь катализатором для развития e-commerce, считают эксперты. Этот рост сделал возможным накопленный потенциал основных игроков рынка (инфраструктура, IT-решения), который сдерживался неготовностью потребителей совершать покупки онлайн много и часто. За период пандемии, когда онлайн стал единственным способом оперативного приобретения товаров, покупатели быстро сформировали необходимый уровень доверия. 

Стремительный рост в сегменте e-commerce увеличил нагрузку на логистику. Например, по итогам 2020 года количество посылок, перевезённых доставщиком DPD, составило порядка 50 млн штук, в пиковые дни компания обрабатывала и отправляла порядка 200 000 посылок, а доля e-commerce в общем объёме доставок за год увеличилась на 89%. Для обеспечения и поддержания такого стремительного роста потребовалось развитие инфраструктуры. До 50% сделок прошлого года пришлось на электронную торговлю, отмечает Вячеслав Холопов, директор по аренде и маркетингу Raven Russia.

«Практически во всех миллионниках мы отмечаем очень низкую вакансию на рынке складов и при этом относительно небольшой уровень нового строительства. Девелоперы опасаются выходить с серьёзными объёмами и  в основном стараются совершать сделки под заказчика. Потихонечку растут арендные ставки», – говорит Егор Дорофеев, партнёр, руководитель департамента складской и индустриальной недвижимости Cushman & Wakefield. «Все площади, которые выводятся сейчас на рынок, арендуются заранее»,– добавляет Захар Вальков, исполнительный директор Radius Group.

Логотренды

Складской рынок изменился не только в России, но и во всём мире. «Сегодняшний тренд: всё, что тебе нужно для производства и продажи, должно быть рядом с заводом или потребителем. Нарушение логистических цепочек всех наказало в прошлом году. Поэтому спрос на удалённые локации (20-30 км) серьёзно снижается», – констатирует Егор Дорофеев. Другой процесс, также актуальный для российского рынка, — автоматизация складов, связанная в том числе с кадровым дефицитом. 

«Мы видим, что наши арендаторы активно прибегают к помощи технологических компаний, у которых есть целый набор готовых решений для множества задач или же они разрабатывают такие решения самостоятельно. Теперь склад – это не просто стандартный, консервативный продукт, это инфраструктурный проект, целый макроорганизм с профессиональной командой инженеров, технологов и т. д.», – говорит Захар Вальков.

К новым форматам эксперты относят многоуровневые склады (такие как склад Amazon в Сиэтле, США). Хотя такие объекты использовались в Советском Союзе ещё в 1960-х, на российском рынке их практически нет: сейчас два таких склада строятся в московской агломерации, ещё пять – в стадии проектирования. «Сегодня это единственный возможный формат для комплекса внутри города с экономически работающей моделью. В Америке такие склады давно есть, в Юго-Восточной Азии их тоже достаточно – но с лифтами, а для Европы они в новинку», – добавляет Егор Дорофеев. 

Другие новые форматы – фулфилмент-центры и городская логистика (в том числе подземная, как в проекте Icade в Париже). «Сейчас городская логистика почему-то спрятана в подвалах. Нужны нормальные человеческие условия. Работы всё больше и больше в городе», – комментирует Николай Воинов, генеральный директор DPD в России.

Очень динамично развиваются и дарксторы (dark store), которые эксперты называют гибридом ритейла и склада. 

Петербург не отстаёт

В Петербурге объекты нового типа также получили активное развитие в последние месяцы. Так, на прошлой неделе было объявлено о строительстве Wildberries в Шушарах логистического центра площадью 100 000 кв.м. Это будет крупнейший объект интернет-ритейлера в регионе.

Онлайн-магазин «Лента» осенью откроет фулфилмент-центр на базе бывшего объекта «Утконоса» (эта сеть покинула петербургский рынок, не проработав и года). Речь идёт о фулфилмент-центре в логистическом терминале «Кубинская» площадью 9486 кв.м, который принадлежит ГК «Интертерминал». 

Сервис быстрой доставки Ozon Express открыл в начале лета первый dark store в центре Петербурга. Доставка пока доступна в Центральном, Невском, Адмиралтейском, Петроградском, Василеостровском, Кировском, Московском и Фрунзенском районах, а также на юго-западе – в Автово и на проспекте Ветеранов. Под dark store Ozon Express также арендовал складские помещения общей площадью более 14 000 кв.м в комплексах «Терра Логистика» и «Raum Бугры», логопарке «Троицкий» и в здании на Бестужевской улице. Под новые объекты компания ищет помещения площадью 1500-3000 кв.м. 

В конце января запустился новый распределительный центр сети магазинов «ВкусВилл» в Шушарах площадью 57 000 кв.м. Там сразу заработал и очередной даркстор для бесплатной доставки «ВкусВилл» (первый даркстор сети в агломерации открылся ещё в ноябре). Сборка заказов в магазинах портит впечатление офлайн-покупателей от визита, отмечает Лариса Романовская, управляющая направления электронной коммерции в сети «ВкусВилл»: «Поэтому мы приняли решение дальше развивать онлайн-продажи и открывать новые дарксторы: при текущем количестве заказов мы считаем это экономически целесообразным».

Мнение эксперта

«Главными бенефициарами пандемии стали онлайн-ритейлеры и маркетплейсы. В России всего 24% потребителей готовы покупать одежду онлайн, для 37% всё ещё необходимо личное общение, и они предпочитают посещать магазины. Для 20% онлайн-покупателей самый удобный канал покупки – сайт, 24% выбирают мобильное приложение. Лишь 2% россиян используют для шопинга соцсети и 3% – мессенджеры.
В сегменте товаров повседневного спроса к онлайн-покупкам готовы 25% потребителей, 33% клиентов всё ещё хотят посещать магазины. 26% респондентов назвали мобильное приложение самым популярным каналом покупки FMCG-товаров, 21% респондентов покупают на сайтах, соцсети и мессенджеры предпочитают соответственно 3% и 2% потребителей»

Владислав Крейнин
старший вице-президент Сбера