НАШ ЦИТАТНИК: «Большинство инвесторов, исключая самых прозорливых, заняли выжидательную позицию. Сейчас мы говорим не столько о снижении покупательской способности, сколько о снижении покупательской готовности совершать в условиях неопределенности крупные покупки…» Надежда Калашникова

1 октября, 02:28
7 февраля в 06:51

Квадратные метры «Матрицы»

За 2021 год в четырех крупнейших метавселенных (Sandbox, Decentraland, Cryptovoxels и Somnium) участники напродавали виртуальной недвижимости на полмиллиарда долларов. Цифровая реальность – клапан, встроенный природой в нашу цивилизацию.

Сумма пока не очень впечатляет: в реале брокеры и девелоперы наторговали квадратными метрами и футами на триллион долларов. Но вот динамика... Аналитики MetaMetric Solutions прогнозируют, что по итогам 2022-го сумма продаж цифровых домов и участков в популярных «стратегиях» превысит миллиард долларов, сообщает РБК. По оценкам экспертов BrandEssence Market Research, рынок виртуальной недвижимости в метавселенных будет в ближайшие несколько лет расти на 31% в год.

То есть люди платят настоящие деньги за фермы, квартиры, дома и участки, которые существуют только на экране компьютера и в их воображении. Зачем им это – судить не беремся.

В мировой экономике годовой оборот виртуальных денег (деривативов, опционов, фьючерсов, токенов и т. д.) уже на порядок превосходит общую стоимость всех товаров и услуг, произведенных и оказанных на самом деле.

Дин Лэй, один из основателей компании Netease, сделал свои миллиарды на играх – World of Warcraft, Kung Fu Master и др. Несколько лет назад он заявил, что устал, и завел свиноферму. Настоящую.

Но в целом, конечно, цифровая недвижимость для компьютерных игр – направление весьма перспективное. Каждый год десятки и сотни миллионов пользователей «подсаживаются» на воображаемые миры, покупают и продают в них оружие, одежду, картины... И недвижимость – почему нет? Через голову геймера происходит перевод (игрового) времени в некие условные единицы. (Как через видеокарту в случае с биткойном – но там еще и киловатты нужны.)

Особенно это разумно и правильно с  точки зрения природы, если рассматривать ее целиком, по Вернадскому, вместе с ноосферой.

Хикикомори – человек, часами, днями и неделями сидящий за компом, – наносит минимальный вред окружающей среде. Он не требует вырубить гектар леса под личный коттедж и не оказывает антропогенного воздействия на берега водоемов. От него совсем незначительный углеродный след – потому что он никуда не ездит. Он потребляет относительно немного электроэнергии, особенно по сравнению с Дерипаской. И почти не мусорит, если не считать упаковок от пиццы. У Греты Тунберг к нему практически нет претензий! Главное: хикикомори не размножается. Чем больше виртуального секса – тем меньше детей. Он еще не вполне соответствует идеалу, так четко обозначенному в первой «Матрице» (помните кадр с «плантацией будущего»?), но уже к нему стремится.

Так что будем считать создание цифровых метавселенных (вместе с мета-недвижимостью) – неким аварийным клапаном, предохранителем, встроенным матушкой-природой в нашу цивилизацию, чтобы как-то справиться с угрозой, исходящей от человека и его активной жизненной позиции. Пусть сидит ровно, все лучше, чем реки поворачивать. Не самое противное решение. 

Потому что мощность другого предохранителя, альтернативного, измеряется в мегатоннах...

Фото: Freepik.com