НАШ ЦИТАТНИК: «Первый признак мегаполиса будущего – модернизированная социальная, коммерческая, транспортная инфраструктура в каждом квартале каждого района. Когда «все лучшее» не сконцентрировано в центре, а распределено и органично вписано в облик города…» Дмитрий Ефремов

30 мая, 16:49

Массовое строительство без цифровых технологий уже невозможно

Сегодня в 11:03

Модное слово «цифровизация» частенько произносят чиновники самого высокого уровня. Новые технологии, по их мнению, способны стимулировать самые разные отрасли экономики, включая строительство, управление и эксплуатацию недвижимости. Мы собрали застройщиков, представителей управляющих компаний, а также разработчиков программного обеспечения в рамках Дискуссионного клуба НП, чтобы понять, насколько хорошо приживается цифровизация в недвижимости, дает ли она реальные преимущества и окупаются ли инвестиции в «цифру».

Спикеры дискуссии: 

  • Ольга Финикова, руководитель по маркетингу ALLIO (компания Alert Group) 
  • Роман Блонов, руководитель Proptech Solutions 
  • Виктория Васильева, заместитель генерального директора компании Formula City по IT, HR и административным вопросам 
  • Артем Чугай, ведущий менеджер по работе с партнерами Maslov Group Development 
  • Константин Сторожев, генеральный директор компании VALO Service 
  • Павел Гуштюк, вице-президент по информационным технологиям Группы «Эталон» 
  • Максим Жабин, заместитель генерального директора ИСК «ЛенРусСтрой» 
  • Александр Солдатов, руководитель направления информационных технологий компании АО «ИИ-НОВЫЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ"  
  • Юрий Колотвин, директор по строительству ГК «ПСК»  

Модератор:  

  • Андрей Некрасов, редактор отдела «Строительство» газеты «Недвижимость и строительство Петербурга» 

Ольга Финикова: 
– Долгое время цифровизация девелопмента была лоскутной. Приходилось устанавливать несколько программ для разных процессов, а потом пытаться сделать из этого какую-то рабочую историю. В результате отчетность сводилась вручную или между программами строились сложные и не всегда стабильные синхронизации. В разное время на рынке были более востребованы разные инструменты. Если в 2020–2021 годах все хотели динамическое ценообразование, то потом произошел взрыв интереса к «личному кабинету». 
Сейчас цифровизация девелопмента становится более взвешенной. Уже очень много инвестиций вложено, много систем установлено, и в какой-то момент застройщики задумываются: точно ли это эффективно, как превратить систему в работающий инструмент, как сделать ее не расходной, а доходной частью. И это переломный момент для рынка. 
Наш продукт ALLIO – это ERP (Enterprise Resource Planning) для коммерческого блока застройщика. Единая система, которая позволяет полностью управлять и доходностью, и эффективностью. ALLIO объединяет всю работу по сделке в едином окне, и девелопер получает современные инструменты для роста маржинальности, экономит на маркетинге и на фонде оплаты труда. Система закрывает весь цикл проекта: от старта продаж до передачи ключей покупателю. 

Андрей Некрасов: 
– В пандемию такие системы стали необходимостью, а не желанием застройщиков… 

Ольга Финикова: 
– В какой-то мере, да. Некоторые решения были спровоцированы пандемией. Другие не столько необходимостью дистанционной работы, сколько льготной ипотекой: люди бежали покупать квартиры, цены менялись быстро, и потребовалось динамическое ценообразование, чтобы снять сливки прибыли. Сейчас девелоперы хотят эффективности, хотят оценить, что приносит софт, понимать, как он влияет на работу. Насколько эффективна текущая архитектура и что будет, если заменить какой-то элемент. 
К нам сейчас обратились несколько девелоперов именно за консультациями. Они уже вложились в определенную разработку, но еще ее не внедрили, а для запуска нужны дополнительные деньги. И они хотят узнать третье мнение, чтобы понять: туда ли вообще инвестировали и что из этого получится. Когда вложен уже не один миллион и проект идет уже год или дольше, хочется понять, стоит ли тратить еще или есть более эффективное решение. 

Андрей Некрасов: 
– Насколько новые решения востребованы сегодня, когда пандемия отступила? 

Ольга Финикова: 
– Сейчас как раз пиковый момент, востребованность колоссальная. В том числе потому, что на первый план выходит окупаемость софта. Эффективность ALLIO легко посчитать, например, с точки зрения ценообразования, фонда оплаты труда. Наше динамическое ценообразование работает с 2018 года. За это время на разных объектах оно приносило от 3% до 30% дополнительной прибыли. Конечно, каждый регион и каждый ЖК индивидуальны, а 30% – это реальность пандемии. Но и 10% на масштабах девелопера – деньги колоссальные. Если переходить к абсолютным цифрам, наша система работает у одного застройщика в городе на 80 тыс. жителей: он получил порядка 60 млн рублей с одного ЖК. В Петербурге и Москве есть кейсы по 700–800 млн рублей дополнительной прибыли. 
Если говорить про блок документооборота, который можно очень хорошо автоматизировать, экономия составляет около 1 млн рублей на каждые 10 сотрудников. Их усилия могут быть перераспределены на другие, более сложные задачи. 
Такие цифры возможны потому, что ALLIO – это ERP-система. Все эти инструменты строятся на собственной базе данных, которая в реальном времени дает информацию, сколько квартир забронировано, сколько продано и т. д. Например, рекомендательные системы ценообразования всегда нуждаются в человеке для подтверждения изменения и дополнительной верификации статуса недвижимости. 
Рынок будет всегда двигаться в сторону цифровизации, просто разными темпами. Для внедрения технологий плохи времена, когда у девелоперов все идет очень хорошо, потому что недвижимость и так продается. И плохи времена, когда на рынке все очень сложно, потому что не до этого. 

Андрей Некрасов: 
– С какими сложностями вы сталкиваетесь? Какие решения пока не получается реализовать? 

Ольга Финикова: 
– Наши продукты постоянно и достаточно планомерно развиваются. Но есть опции, которые сложно реализовать в силу объективной реальности. Это «священный Грааль» под названием: полноценная рекомендация с учетом всех внешних факторов. Тут и «черные лебеди» выплывают постоянно, и есть вопросы к достоверности информации о ценах и ассортименте конкурентов. Недавно, например, нас просили о рекомендации с учетом колебаний цен на металл. Учесть все факторы настолько детально – близко к утопии. Но для того и существуют вызовы, чтобы их принимать.  

Роман Блонов: 
– Термин «проптех» появился где-то в 2014 году. Но реальные разработки в этом направлении появились только после 2020 года. Главным триггером цифровизации стал именно COVID. Пандемия заставила собственников и руководителей бизнеса задуматься об IT-технологиях и решениях не только с точки зрения моды, но и механизмов выживания, заработка и экономии. В одном из опросов IT-директора единодушно ответили, что цифровизации помог именно COVID. И сейчас, после четырех лет активного использования этих IT-продуктов, мы можем рассуждать с позиции конкретных результатов. Рынок IT-решений для проптеха за это время значительно трансформировался. 

Proptech Solutions для рынка недвижимости может предложить настоящую цифровую экосистему, состоящую из продуктов, которые бесшовно соединяются между собой и легко интегрируются с другими цифровыми решениями на любом этапе строительства.  
Ключевым продуктом является смарт-платформа Kaizen. Это решение для управления и эксплуатации недвижимостью уже используется в отелях, апарт-отелях, бизнес- и торгово-развлекательных центрах.  
Есть даже заводы, где мы внедряем этот продукт. Промышленники начали активно им интересоваться после ухода западных поставщиков ПО, которое использовалось на многих крупных производствах. Отмечу, что переход на аналоги довольно сложный: меняется практически все, и сам процесс может длиться год и более. Когда мы начали анализировать налаженные процессы, увидели большую разницу между декларациями и тем, что внедрено и реально работает. Оказалось, что в целом Kaizen замещает практически все процессы с точки зрения управления и эксплуатации недвижимостью. Одна из ключевых задач на любом объекте – экономия или оптимизация. Например, наше решение работает в московской торговой сети примерно из 80 продуктовых магазинчиков «у дома», с возможным расширением до 200 точек. Держать на каждом объекте техника или уборщика очень дорого; требуются некие мобильные бригады и системы, которые бы всем этим управляли. Польза в этом кейсе совершенно понятна: экономия на персонале и никакой потери контроля качества. 
Наши IT-решения применимы во многих областях. Например, модуль Kaizen Housekeeping легко интегрируется с системами управления апарт-отелями. Программа распределяет заказы и даты уборки между горничными, супервайзеру не надо тратить время, чтобы составить схемы очередности, распечатать бумажки с указанием, какие номера нужно убирать и в какой день. Все задачи горничная видит в смартфоне, по окончании работы она ставит статус «к инспекции», а супервайзер, проверив работу, меняет статус на «готово к заселению». Информация уходит в систему управления отелем. Это позволяет ускорить процесс уборки, контролировать работу персонала и качество выполненных работ. 
Для рынка апарт-отелей у нас есть и нишевый продукт – «личный кабинет» собственника или инвестора. В гостиницах, где один собственник, все довольно просто. Но в апарт-отелях владельцев юнитов даже не десятки, а сотни. Как управляющей компании с ними взаимодействовать, как им показывать доходность их номеров, как перед ними отчитываться и собирать обратную связь? В небольших апарт-отелях на несколько десятков номеров берут бухгалтера, который раз в месяц тратит два дня на составление табличек в Excel, считает доходность, рассылает файлы по почте и т. д. Но когда число адресатов кратно увеличивается, то непременно начинается бардак. Качество взаимодействия снижается, инвесторы недовольны, поскольку не могут посмотреть цифры. Наш продукт – личный кабинет инвестора – позволяет УК взаимодействовать с собственниками, в том числе удаленно подписывать документы и получать обратную связь. 

Видео 1-й части дискуссии
Сегодня
Цифровизация в сфере управления недвижимостью

Еще один продукт для отелей – это цифровой консьерж. Он особо востребован в компаниях, которые управляют квартирами. Вы только представьте отель, номера которого разбросаны по городу. Гость после бронирования квартиры может скачать наше приложение, оплатить размещение, внести залог, открыть дверь, если там есть умный замок. И дальше все взаимодействие, в том числе и обратная связь, происходит через приложение. У нашего клиента 300 квартир, и он считал, что с сервисом у него все хорошо. Мы интегрировали наше IT-решение за месяц, и когда приложение заработало, а гости на автоматической основе начали оставлять оценки, выяснилась масса самых разных нюансов. Цифровой консьерж, по сути, выполняет функции несуществующей службы ресепшн.  

Андрей Некрасов: 
– Так к вам очередь стоит за вашими продуктами? 

Роман Блонов: 
– Конечно, у нас есть «запас» клиентов, с которыми мы взаимодействуем, но цикл сделки получается довольно длинный. Наши продукты требуют интеграции в процессы компаний, а в каких-то случаях и изменения этих процессов, поскольку хаос невозможно автоматизировать. Работа может затянуться на год и более. Для нас самый лучший клиент – тот, кто уже имеет опыт автоматизации, знает, как работают цифровые продукты. Тогда, конечно, внедрение происходит значительно быстрее. Но есть и те, кто только начинает цифровую трансформацию. И в этом случае очень важно, чтобы сам собственник компании был заинтересован в этом процессе. Без его желания провести цифровую трансформацию компании нереально. 

Андрей Некрасов: 
– Ольга, а вы продукты разрабатываете в инициативном порядке или только «под заказ»? 

Ольга Финикова: 
– Мы разработчики, которые помешаны на продукте и выводили на рынок новую товарную категорию, которой прежде не было. У нас всегда сначала рождается идея, и хорошо, если рынок до нее уже дорос. Динамическое ценообразование мы ввели в 2018 году, и в нас кидали помидорами. В это никто не верил.  
Но, конечно, есть решения, на которые нас вдохновляют партнеры, и мы постоянно спрашиваем их мнение.  

Виктория Васильева: 
– Для нас как девелоперов очень важна прозрачность процессов, контроль. Мы не жалеем денег на автоматизацию и всегда внимательно изучаем продукты на рынке. 

Кстати, пандемия помогла хотя бы в том, что наши строители, наконец, научились работать в Zoom. Элементарная вещь, но внедрение даже такого простого цифрового инструмента было непростым. 
Мы используем некоторые продукты, о которых сегодня говорили коллеги. Подтверждаю, что подрядчики открыты для диалога, продукты дорабатываются по запросам клиентов – в тесном сотрудничестве. 
Но у нас есть и своя небольшая группа разработчиков, которая создала модуль по передаче квартир дольщикам, поскольку на тот момент ничего подходящего на рынке мы не нашли. Сами разработали веб-платформу учета рабочего времени с графическим модулем: она позволяет четко контролировать число рабочих на объекте и избежать срыва сроков. Сейчас платформа работает на нашем объекте и очень помогает во взаимодействии с генподрядчиком. Этот модуль оценили и коллеги-девелоперы, его купили несколько компаний для своих проектов. 
Мы готовимся к запуску апарт-отеля, и я сейчас узнала от коллег о некоторых продуктах, о которых раньше не слышала. Мы тоже готовим приложение для управляющей компании и клиентов. Сначала протестируем на себе, затем будем предлагать на рынке. 
Сейчас в нашей компании автоматизированы продажи, внутренние бизнес-процессы, документооборот – абсолютно все. Чего бы нам хотелось? Самый важный, пожалуй, запрос строителей – на готовые цифровые продукты по строительному контролю. В этой сфере я пока не вижу ни одного готового решения. Я мониторю рынок, смотрю различные модели, но, извините, пока не готова купить ни одну из них. Появляются модули, например, по передаче квартир, по другим локальным задачам, но они не закрывают проблему полностью. 
Второй момент: девелоперы работают с многими подрядчиками, и некоторые из них откровенно побаиваются цифровизации, которая усиливает контроль и прозрачность. Конечно, нужно отрасль к этому потихоньку приучать. 

Андрей Некрасов: 
– С точки зрения управления апарт-отелем все решения найдены? 

Виктория Васильева: 
– Главный запрос управляющих компаний – на полноценное и функциональное приложение. В этой части мы тоже мониторим рынок. Очень нужны платформы, которые позволят полностью автоматизировать управление: от получения отчетов до заявок на ремонт и пр. Тема острая и очень обширная. Для себя сейчас разрабатываем собственное приложение, которое должно отвечать за комфорт всех клиентов: и резидентов, и инвесторов. 

Роман Блонов: 
– Всегда важна обратная связь от тех, кто реально использует продукт. Но на стройке очень много подрядчиков. Даже цифровая информационная модель (ЦИМ) будет актуальна только тогда, когда все участники процесса вносят в нее данные, и она постоянно обновляется. Если кто-то один продолжает работать на ватмане, то теряется весь смысл цифровизации. 
Сейчас очень многие IT-компании, даже небольшие, делают локальные цифровые продукты. Они хоть и не профессионалы, но обладают достаточной экспертизой. Однако их решения требуют постоянного совершенствования и адаптации, в том числе банального обновления и учета требований разных мобильных платформ. Руководству компаний порой кажется, что сделать продукт самим дешевле, но потом каждый год IT-отдел требует денег на его поддержку, развитие, переход на новую платформу и так далее. Об этих затратах не все думают. 
Тут есть еще одна проблема: во многих компаниях автоматизация действительно носит лоскутный характер. Автоматизируется только часть процессов, причем разными подрядчиками. И в итоге возникает естественный вопрос: как посмотреть все данные в одном информационном поле, чтобы принимать управленческие решения? Выясняется, что таких инструментов нет, потому что из разных программ собрать аналитику в одном месте невозможно. На мой взгляд, рынку не хватает вот таких дашбордов – информационных панелей, которые аккумулируют данные из других систем и отображают их в понятном виде. 

Артем Чугай: 
– Очень интересные технологические решения предложены, и мы почти целевой клиент для них, поскольку и строим, и управляем. Но мы никогда не гнались за какими-то современными IT-продуктами.

Сейчас, например, активно используем сводные дашборды для руководителей. Когда мы занялись коттеджными поселками, захотели дать покупателям участков какое-то интересное новое решение. Так, три года назад мы выпустили приложение, которое позволяет владельцам земли общаться с управляющей компанией, получать push-уведомления, смотреть балансы лицевого счета. Делали мы это с расчетом, что коттеджные поселки начнут полноценно жить через три-пять лет, когда все дома будут построены, и в приложении можно будет «допиливать» различные способы контакта с собственниками, делать для них удобные сервисы. Например, стрижка газона управляющей компанией, вызов няни, электрика и прочих служб, заказ пропуска на машины, просмотр видео с камер и т. д. Фидбэк положительный. Будем приложение дорабатывать с учетом пожеланий пользователей. 
Что касается городской недвижимости и апартаментов, у нас есть партнеры, с которыми мы сотрудничаем по управлению, и они реализуют весь этот функционал самостоятельно. Мы выступаем только как девелопер. 
Но и у нас тоже есть некоторые задумки. Например, давно вынашивали идею скоринг-таблицы для инвестора, где он мог бы соревноваться с другими нашими покупателями. Например, топ-25 лучших инвесторов за год, заработавших больше денег. И в конце года дарили бы победителю какой-то существенный приз. Мы, безусловно, следим за модой, но у нас своя специфика: строим очень быстро, хотя и не так много, как большие компании. Поэтому вкладываться в цифровизацию для нас интересно, но не приоритетно. 
Я знаю некоторых людей, работающих в девелопменте, которые строят потрясающе красивые объекты. Однако они в меньшей степени занимаются бизнесом, а скорее реализуют внутреннюю потребность в создании хорошего, качественного продукта. Но не всегда для успешного бизнеса нужны действительно классные продукты, и не всегда инвестиции в программные решения дадут вам эквивалентно большие результаты. Мы можем применить все современные цифровые технологии и крутые IT-решения, но неочевидно, что они приведут к увеличению продаж и маржинальности инвестиции. 

Константин Сторожев: 
– В апарт-отелях множество пересечений с разными рынками. С одной стороны, у нас прямые взаимосвязи с девелопментом: мы принимаем номера, так что вопросы качества строительства для нас важны. Отдельный блок вопросов – приемка мебели и оборудования. Дальше отношения с собственниками переходят в «личный кабинет».  
С другой стороны, гостиничная составляющая. Соответствующие программы – это то, с чем мы живем и работаем, формируя ту самую доходную часть, на базе которой делаются расчеты прибыльности и перекидываются в «личные кабинеты» инвесторов. 

Андрей Некрасов: 
– То есть для вас это тоже первоочередная необходимость? 

Константин Сторожев: 
– В одном из первых апарт-отелей Петербурга было около 120 номеров. Там всеми отчетами занимались две женщины, и они справлялись. Теперь только в нашем проекте восемь корпусов, 3600 апартаментов и шесть брендов. Если один специалист требуется на 60 номеров, нам бы пришлось нанять 60 бухгалтеров – это нереально. Количество коммуникаций и собственников у нас запредельно.  

Есть хорошо проработанные цифровые решения для классических гостиниц. В них учет доходов частичен, а учет затрат по апартаментам вообще не считается. Кроме того, они не умеют работать с длительными договорами аренды, сроки которых исчисляются месяцами. Есть только тарификация по дням и возникают проблемы из-за того, что в месяцах разное количество дней. 
А дальше еще круче. Сегодня шла речь про динамические модели ценообразования. В гостиничной сфере тоже есть ревеню-менеджеры, которые борются за максимизацию доходов, есть и инструменты для этого, но все они оперируют днями. А Петербург, например, очень сезонный город. Летом заполняемость высокая, доходов много, а зимой все не очень хорошо. Но зато зимой апарт-отель может жить за счет длительной аренды. Однако учесть это все в одной системе расчетов невозможно. При сдаче в аренду вы оперируете чистым net-доходом, а все расходы идут сверху. А для гостиничных номеров стоимость уборки, расходников и пр. «зашита» внутри. То есть просто сравнивать тарифы нельзя. А у нас еще к тому же и несколько брендов. 
Дальше вопрос сервиса. Раньше с обратной связью было проще: работал booking.com, которому все более-менее доверяли, на него ориентировались. Сейчас большинство бронирований идет напрямую. Встал вопрос сбора информации. Мы докатились до того, что установили на стойке reception речевой аналитик, чтобы понимать основные проблемы и типы клиентов. Мы самый крупный отель в стране. Чтобы заполнять такой, надо заранее понимать ситуацию, делать выводы и вырабатывать стратегию. 
Мы, конечно, как УК что-то зарабатываем на заселении номеров. Но гораздо больше – на продажах дополнительных услуг. Это в гостинице все ваше: ресторан, фитнес и т. д. А в апарт-отеле это все чужое. Например, мы продаем завтраки. И это наш доход, а не собственника номера. Чтобы интегрировать все эти сервисы, пока вообще очень мало решений. У нас с Романом есть блок коммунальных расчетов и коммуникации с «личным кабинетом». Но увязать все данные вместе очень непросто. Пока идем по пути рационализации, а не попыток сделать оптимально. 

Андрей Некрасов: 
– В целом по стране такая же ситуация? 

Константин Сторожев: 
– Можно уверенно сказать, что в Петербурге сложился рынок апарт-отелей и профессиональных управляющих компаний. В Москве много псевдожилья, а в регионах – только псевдожилье с элементами аренды. Целостных апарт-отелей пока нет. Так что там и задачи, такие как в Петербурге, еще не возникли. Этот переход будет происходить по мере взросления рынка. 

Андрей Некрасов: 
– Поговорим о цифровых технологиях, которые используются непосредственно в строительстве. 

Павел Гуштюк: 
– BIM мы стали использовать одними из первых в стране – с 2012 года. Путь был сложный, но главное, что сегодня эти решения применяются на всех наших объектах. Модель, разработанная нашим проектным институтом, но уже без визуализации, используется для расчета смет, а затем и для проведения тендеров. Дальше все это идет в планирование, уже реализованы решения по контролю, в том числе инвесторскому и строительному. Есть системы исполнительной документации, есть и синхронизация с госорганами. Графики строительства тоже в «цифре». Разработаны системы по охране труда, гарантийным обязательствам, приемке объектов у генподрядчиков и передаче дольщикам. Имеются отдельные приложения для управляющей компании и мобильные приложения для жителей. 
Система обновляется и модернизируется – не весь контур еще закрыт. В следующем году, когда выстроим все данные, начнем развивать направление искусственного интеллекта. В том числе будем внедрять интеллектуальную систему поддержки принятия решений для строительства и разного рода модели для продаж. 
Если цифровое решение, применяемое девелопером, закрывает задачи бизнеса, процесс внедрения выстроен эффективно, выполняется контроль использования и своевременно отрабатывается обратная связь, то вероятность получения эффекта от продукта будет достигать не менее 10% на каждом этапе девелоперского цикла, на котором данный инструмент применяется. Группа «Эталон» в рамках своей цифровой стратегии создание большинства решений покрывает in-house разработкой и считает их внедрение необходимым для выстраивания бизнес-процессов. В целом, девелопмент – не самая структурированная отрасль со сложными, не всегда выстроенными процессами. По этой причине мы наблюдаем высокие сроки девелоперского цикла. Чтобы повысить эффективность бизнес-процессов, строительной отрасли необходимы IT-решения. 

Видео 2-й части дискуссии
Сегодня
Применение «цифры» в строительстве

Андрей Некрасов: 
– С лоскутной цифровизацией проблем нет? 

Павел Гуштюк: 
– Если говорить о строительном процессе, это одна экосистема, разработанная собственными силами. Интерфейсы для разных пользователей различаются, но «под капотом» одна платформа, единый массив данных. Есть, конечно, продукты, которые мы разрабатывать сами не станем, поэтому интегрируем их в наши процессы. 
Лоскутная цифровизация появляется, когда ее начинают без глобальной или не актуализированной стратегии. Ведь цифровая трансформация – огромная и сложная работа. Из-за множества бизнес-процессов и участников все равно получится много отдельных интерфейсов или даже систем. 

Максим Жабин: 
– По уровню зрелости и внедрения цифровых решений я бы разделил топ-10 крупнейших застройщиков и всех остальных. Историю с цифровизацией я в компании не хотел растягивать, но мы ею активно занимаемся лет пять-шесть и сталкиваемся с рядом сложностей и проблем. Объем решений, которые мы внедряем, покрывает практически все области. В первую очередь оцифровали все, что связано с маркетингом и продажами. Тогда этот блок было проще сделать, чем остальные. Потом взялись за самый сложный – строительный блок. Реализовали историю со справочником работ. С радостью в сердце и с улыбкой на лице могу сказать, что, наконец, нашли решение, которое точно позволит закрыть историю с управлением проектом – от первой лопаты грунта до ввода в эксплуатацию. Есть отраслевые программные продукты, которые позволяют максимально оцифровать и автоматизировать эти процессы. Но до последнего момента единого решения для всего этого цикла на рынке не было. Это огромное количество различных программных продуктов, которые требовалось свести в единую среду. С ней и возникают определенные сложности. Первая проблема – бюджеты. Вторая – отсутствие специалистов, которые бы этим занимались. Третья – это сроки внедрения и динамично меняющаяся ситуация на рынке. 
Далее, надеюсь, на одну-две трети закроем историю с финансовым блоком, с решениями по бюджетированию, планированию, работе с фактическими цифрами. Затем будем создавать систему, которая все эти данные объединит. 

Андрей Некрасов: 
– Какие вопросы вы отложили или не смогли реализовать? 

Максим Жабин: 
– Отложили разработку всех разделов проектной документации в BIM. Например, слаботочные сети и электроснабжение делать с помощью BIM для нас крайне дорого. Это кропотливая работа, требующая денег и человеческих ресурсов. Система даст реальный эффект, только когда задействован весь цикл: от стадии «хочу купить участок» до передачи объекта в управляющую компанию. После этого продукт помогает главному инженеру управлять всеми системами здания. Поэтому пока BIM большинство застройщиков использует в очень усеченном виде. Шире его применяют лидеры рынка, поскольку без обширной цифровизации просто невозможно строить миллионы квадратных метров. Да и многие госорганы в большинстве российских регионов не готовы к полномасштабному внедрению этих технологий. 

Андрей Некрасов: 
– С программными решениями проблем нет, раз их так много? 

Максим Жабин: 
– Есть. В презентациях много классных иконок, и ты весь такой воодушевленный бежишь внедрять продукт, проходишь две трети пути, и тут выясняется, что так, как прописано, не работает. Потому что одна программа несовместима с другой, а данные из одной учетной системы в другую переносятся плохо. А ты уже и денег много заплатил, и кучу времени потратил, и бросить не хочешь, и сил «допиливать» нет. Кто-то бросает, мы вот продолжаем. Был случай, когда один продукт пришлось заменить другим, а по факту это значит начать сначала.  
Когда я начинал заниматься цифровизацией, мне обещали, что сократятся сроки, и меньше людей будет задействовано в процессах. На самом деле, людей прибавилось, сроки пока примерно такие же. Но эффект – в качестве обрабатываемой документации и самих работ, то есть в качестве построенного объекта. 

Юрий Колотвин: 
– Подготовка проекта как таковая: объемно-пространственные решения, эскизы фасадов, поэтажные планы – все это создается и редактируется в цифровой среде.  
Цифровые решения на стадии строительства носят сервисный характер. Например, трансляция с камер на строительной площадке. Это не является чем-то новым, но крайне удобно как для покупателей, так и для базового внутреннего контроля.  
Совещания удобнее проводить в формате личных встреч, но также имеет место и гибридный формат с подключением по видеосвязи персонала на объектах и в офисе. 
Такие базовые вещи, как электронный документооборот, применяются уже давно и всеми. 
Массовое внедрение BIM пока не состоялось, но к этому постепенно дело идет. Фактически требуется создание новых рабочих мест и привлечение специалистов с обучением для работы в среде цифрового проектирования. Это довольно затратные мероприятия, и каждая компания подходит к рубежу, когда нужно принимать такое решение, в своем темпе и со своими вводными. 

Александр Солдатов: 
– Мы продуктовая компания, разработчик, и все, что нам надо было, мы уже цифровизировали. В общем и целом времена людей, которые начинали разработку программного обеспечения с возгласа: «А давайте это сделаем!» – кончились. Современная разработка – это довольно сложные процессы, требующие высококвалифицированных и дорогостоящих кадров. Тратить их время просто так очень накладно. А продукты с машинным обучением, с элементами искусственного интеллекта и нейронными сетями стоят еще дороже. Поэтому разработка идет по инициативе заказчика. А отсутствие продукта говорит об отсутствии потребности в нем. Никто не хочет вкладывать денег в то, что у него не купят. В том числе застройщики. 

Сложные решения на основании озер данных подразумевают не только получение продуктов и каких-то решений, но и свободное перетекание информации внутри компании, например, между отделами. Эти решения тоже далеко не всем нужны. Еще одна глобальная проблема – передача данных между компаниями. Интерфейсов много, но и не все хотят сведениями делиться. Глобального регламента на рынке нет. В Москве и Московской области есть система, внедренная принудительно, которая координирует вопросы строительства и позволяет передавать данные из структуры в структуру. Я призываю создать правила обмена и передачи информации в едином контуре. И тогда у вас появится уйма продуктов и, как минимум, не будет проблем с их интеграцией между собой. 
Передача информации, допустим, от строительной компании к надзирающему органу, на мой взгляд, одна из основных проблем. BIM – это не только трехмерная модель, а система, позволяющая оставлять комментарии и вносить изменения в проект. Фактически это система транспорта для информации. А помимо BIM-модели стандартов передачи нет. Единым стандартом, по сути, является распечатанная документация. 
Теперь проблема обучения и кадров – она вечная. Никто из хороших специалистов не хочет работать задешево и не стремится особо напрягаться. И тут возможны только административные решения. У нас, например, все активно учатся, повышают свой уровень, и за это получают прибавку к зарплате. 

Андрей Некрасов: 
– Приведете примеры разработок? 

Александр Солдатов: 
– На моей предыдущей работе для группы «Самолет» мы разрабатывали решения для сокращения затрат и повышения безопасности на стройке. Например, систему, которая на основании данных с камер определяет людей в каске и жилете. Этот же застройщик оценивал при помощи камер и искусственного интеллекта готовность здания по определенным видам работ, наслаивая изображение на виртуальную модель. Очень много, где можно применять системы с искусственным интеллектом. Например, компьютерное зрение, исходя из которого делается какая-то аналитика, или дроны, летающие по площадке и определяющие, где и какие материалы сложены, сколько надо довезти в ближайшее время. Есть и глобальные системы прогнозирования спроса на определенные квартиры – исходя из предыдущих периодов и внешних факторов. Сделать все это несложно. Проблема в том, что это никому не нужно. 
За всю мою деятельность IT, если находился заказчик, то задача в 90% случаях была решена, а в остальных 10% решить ее мешали уже законы физики.