Английский замок на Петроградке

Название: доходный дом Розенштейна, или Дом с башнями
Адрес: Каменноостровский пр., 35/ул. Льва Толстого, 2
Архитекторы: Константин Исаевич Розенштейн, Андрей Евгеньевич Белогруд
Годы постройки: 1913-1915

Рубрика: «Памятники наизнанку»   

Автор колонки:    

 

Пётр КУЗНЕЦОВ, директор компании «Конфидент»

 

 

На стремительно прямую нить Каменноостровского проспекта, словно две жемчужины, надеты площади: Австрийская и Архиерейская. Австрийская площадь появилась на городских картах и получила название относительно недавно, в 1992 году. А старинная Архиерейская площадь известна ещё с тех времён, когда «по дороге на Каменный остров» здесь стояло подворье архиерея Феофана, сподвижника Петра I. Сегодня она известна под названием площадь Льва Толстого.

Массовая застройка проспекта началась в конце XIX века. И практически сразу он получил прозвище «легкомысленный красавец», ведь вдоль его обочин тренировали таланты молодые архитекторы-экспериментаторы. Здешние фасады можно рассматривать до бесконечности. Модерн, конструктивизм, эклектика, неоренессанс, неоклассицизм и… старинный английский замок графства Уорвикшир, который стал доминантой бывшей Архиерейской площади. Необычная наружность этого здания по сей день цепляет глаз, даже если мчишься мимо него на большой скорости.

Архитектор Константин Розенштейн приобрёл угловой участок площади в 1908 году. Почти сразу он получил разрешение Государственной Думы на строительство двух доходных домов. «В наследство» ему достался пятиэтажный особняк прусских торговцев Фелькелей, который Розенштейн решил не разрушать, а вписать в новый архитектурный проект. Однако проект получался невзрачным, сколько ни бился над чертежами его владелец. Тогда он решил пригласить к поиску фасадного решения Андрея Белогруда, который увлекался средневековой архитектурой. Сам Розенштейн занялся внутренним техническим оснащением. В результате причудливого творческого симбиоза на площади выросли две башни-близнеца замка Макстоук с зодиакальными часами и стрельчатыми окошками, оборудованные передовыми инженерными системами. Симметричные башни были мастерски дополнены асимметричными окнами разных размеров, элементами неоготики и непохожими друг на друга фасадами, в одном из которых спрятался дом предыдущего владельца.

Получился не просто доходный дом, а почти настоящая мощная крепость. Надёжность конструкции обеспечили, в первую очередь, многопролётные двутавровые балки, которые были сделаны на заказ специально для перекрытий. Они придали зданию устойчивость, от уличного фасада до внутреннего двора. Говорят, благодаря этому техническому решению дом уцелел в годы блокады при попадании фугасных бомб. К этому можно прибавить двухслойные «замковые» стены, которые были выполнены из кирпича, покрыты толстым слоем шлакобетона, а затем песчаником. В проекте шлакобетон использовался впервые и по двум причинам. Во-первых, чтобы задекорировать элементы фасадов под шероховатые состаренные камни, а во-вторых, повысить энергоэффективность здания, ведь такая облицовка сохраняет тепло зимой и прохладу летом. Увеличенная толщина стен настоящую осаду, конечно, не выдержала бы, но позволила спрятать все внутренние коммуникации: вентиляционные каналы, водопроводные и отопительные трубы, электрическую и газовую разводку. Розенштейн чрезвычайно увлекался новейшими технологиями. Поэтому в собственном доходном доме он реализовал все мыслимые в ту пору удобства. Все квартиры были оборудованы встроенными шкафами и паровым отоплением, кухни – газовыми плитами, ванные комнаты – калориферами для сушки полотенец и ванными, утопленными в пол по последней моде. В одной из башен располагалась бильярдная комната, а во дворе – парковка автомашин.      

Новый доходный дом до революции успели обжить представители петербургского бомонда. Здесь же, в квартире между башнями, жил один из его создателей – Андрей Белогруд. При советской власти на разных сторонах первого этажа в разное время работали кинотеатры, телестудии и сберкасса. В 1950-е Дом с башнями был официально признан памятником архитектуры и взят под государственную охрану. В 1978 году здесь открылся театр «Эксперимент», а с 1996-го помещение перешло знаменитому театру «Русская антреприза имени Андрея Миронова». Здание сохранилось с момента постройки почти в неизменном виде.

«Дом с башнями Розенштейна и Белогруда стал одним из символов Петроградской стороны. Он был богато оснащён технически и возводился с использованием передовых технологий строительства (так, в состав нового здания вошёл небольшой  доходный дом Фелькеля). Архитектура хоть и выполнена иронично в духе историзма, но она работает очень эффективно, формирует качественную городскую среду и заставляет любоваться собой», – комментирует Антон ЖИРНОВ, куратор образовательного проекта «Петербург глазами инженера».