НАШ ЦИТАТНИК: «В 2020-м нам удалось сдуть пыль с действующей в городе программы реновации 22 территорий. Первоочередная задача – решить вопросы жителей, дома которых уже 10 лет в этой программе числятся...» Николай Линченко

23 января, 18:17

Мы быстро подстраиваемся под обстоятельства

11 августа 2014 в 04:00
3 560

Мы быстро подстраиваемся под обстоятельства

В августе Российский аукционный дом отмечает пятилетие. О том, чем запомнились эти годы, о планах на будущее и плюсах работы в непростые времена рассуждает генеральный директор компании Андрей Степаненко.

Андрей Степаненко, генеральный директор Российского Аукционного Дома РАД
Степаненко Андрей Николаевич
генеральный директор
Российский аукционный дом

В августе Российский аукционный дом отмечает пятилетие. О том, чем запомнились эти годы, о планах на будущее и плюсах работы в непростые времена рассуждает генеральный директор компании Андрей Степаненко.

– Если посмотреть на РАД сегодня и сравнить с тем, как вы представляли себе компанию в 2009-м, много ли увидим общего?

– Общие черты, конечно, есть, но жизнь, как всегда, оказалась интереснее планов. РАД изначально задумывался как площадка для работы с проблемным имуществом, активами госкорпораций, объектами частных собственников и антиквариатом. «Проблемное» направление у нас заработало так, как мы и рассчитывали. Мы реализуем залоги самой разной стоимости, ежегодно продаем тысячи объектов предприятий-банкротов, создали всероссийскую онлайн-площадку для продажи проблемного имущества, реализуем права требований по неоплаченным кредитам.

Потенциал у этого направления изначально был хорошим, объемы рынка залогового и банкротного имущества, появившиеся после кризиса 2008 года, оказались огромными, а конкуренция практически отсутствовала. Крупнейшие банки до сих пор не разобрались с объектами, которые тогда перешли в их собственность. Объем непрофильных активов продолжает расти и сегодня: в оборот поступают объекты, доставшиеся кредиторам в ходе судебных разбирательств, которые длятся годами.

С госкорпорациями все оказалось сложнее. Перед ними, в отличие от банков, до недавнего времени не стояла задача монетизировать непрофильные активы. У таких структур всегда были гигантские объемы имущества, а задача управлять ими эффективно возникла только сейчас, когда все острее поднимается вопрос экономии средств и извлечения дополнительных доходов. Инвентаризация и подготовка к продаже таких объектов — долгий и трудоемкий процесс, но мы видим, что он уже начался.

Направление по реализации частного имущества работает успешно, у нас уже есть хорошая репутация. Новые объекты появляются практически каждый день. И если поначалу приходилось буквально биться за клиента, сейчас мы можем выбирать, устанавливать свои правила.

К сожалению, не выходит похвастаться особыми успехами на антикварном поприще. Вряд ли это направление станет ведущим до внесения изменений в законодательство, регламентирующее продажу предметов искусства. На рынке есть позитивные тенденции. Инвестиции в этот сегмент сейчас растут — его многие рассматривают как альтернативу вложениям в недвижимость. Крупные собственники, в частности банки, занимаются созданием собственных корпоративных коллекций. Но работа продвигается достаточно медленно.

– На какие достижения вы изначально не рассчитывали? Получилось ли что-то сверх программы?

– РАД — весьма гибкая организация, мы быстро подстраиваемся под обстоятельства. Например, уже после того, как мы появились на рынке, началась очередная волна приватизации. Желающих работать с крупными активами было много, но продавать имущество стоимостью до 1 млрд рублей (а уж тем более до 100 млн) — задача совершенно иная, и тут мы, по большому счету, вне конкуренции. Нам поручили реализовать несколько десятков пакетов акций, принадлежавших РФ, многие из которых уже неоднократно выставляли на аукционы. Мы смогли продать почти все. В конце июля нам передали еще почти 160 федеральных пакетов акций.

Работа с госимуществом дала толчок к развитию консалтингового направления. Мы и прежде оказывали нашим клиентам услуги по поиску наилучших вариантов использования объекта. Но Федерация потребовала углубленного анализа для своих активов, и мы выделили эту работу в отдельное направление «РАД-консалтинг».

– Получается, государство в лице Росимущества теперь ваш клиент?

– Не только в его лице. Например, в конце прошлого года мы заключили договор на продажу движимого имущества Министерства обороны РФ. Вот уж чего мы не могли ожидать пять лет назад, так это торговли металлоломом, тем более военным! Хорошо пошла работа по приватизации в регионах. Сейчас в числе наших клиентов правительства Московской области, ХМАО-Югры, Казани. Нам передают активы, которые долго не могли реализовать сами, и мы находим покупателей, заключаем сделки на миллиарды рублей.

– Какие неосвоенные направления вам интересны?

– Мы ждем отмены моратория на продажу недвижимости Минобороны. Это большой объем работы, со своей спецификой, требующий серьезной предпродажной подготовки, но весьма перспективный. Значительный потенциал видим в сотрудничестве с госструктурами и региональными правительствами в рамках приватизации и продажи прав на участки. Сейчас присматриваемся к зарубежным рынкам, пытаемся работать в Европе — с активами того же Сбербанка и другой частной недвижимостью. Постепенно запускаем китайскую версию своего сайта.

– Какие события можно считать основными в истории РАД?

– Принципиальным было, да и до сих пор остается, сотрудничество со Сбербанком. Он не только наш акционер, но и один из крупнейших клиентов и партнеров. Взаимовыгодная работа ведется на всех этапах: банк передает нам свои объекты, мы продаем их, избавляя его от непрофильных активов и трат на их содержание, зачастую при этом предоставляем ему новых клиентов. Ими становятся покупатели, которые берут в Сбербанке кредиты на приобретение лотов. Все это уже поставлено на поток и работает как механизм, не дающий сбоев.

Верным и стратегически правильным решением было создание своей электронной площадки. Она служит базой для нескольких крупных проектов, которые в оффлайновом режиме просто не могли бы существовать: продажа имущества банкротов, база залогового имущества, реализация активов Минобороны, госзакупки компаний.

На самом деле практически каждая сделка и каждое принимаемое решение вносят вклад в общее дело и как-то влияют на ход событий. При хорошем исходе мы получаем новых клиентов, улучшаем репутацию, зарабатываем деньги, на неудачах учимся, становимся сильнее и опытнее, стараемся делать выводы.

– Сегодня РАД — федеральная компания с филиальной сетью и обширной географией продаж. Что будет с ней через год и через пять лет?

– Прогнозы — неблагодарное дело. Я верю в то, что труд всегда приносит результаты. Наша деятельность состоит из множества направлений, и все они постепенно, шаг за шагом развиваются. Кропотливая работа продолжается до тех пор, пока процесс не становится автоматическим, и за ним остается просто следить, чтобы не допускать сбоев. Параллельно появляются новые проекты, которые мы отрабатываем тоже тщательно — зачастую с нуля, сами выстраивая правила игры.

Я очень рассчитываю, что этот процесс будет продолжаться: мы будем расти, расширяться, увеличивать объемы сделок и прибыли, генерировать идеи.

– Как на эти планы может повлиять то, что сейчас аккуратно называют новой экономической реальностью? Как она влияет на вашу работу?

– Напрямую нас эта ситуация пока не затронула. По итогам полугодия мы вышли на хорошие финансовые показатели, совершили несколько крупных сделок. Российский рынок недвижимости до сих пор считается одним из наиболее привлекательных в Европе, просто пока все относятся к нему настороженно. Сейчас хороший шанс получить объекты по привлекательным ценам, заключить выгодные контракты. Продавцы охотно идут на переговоры, готовы торговаться и вообще всячески расположены к клиенту. Рынок замер, но он поднимется при первых же оптимистичных сигналах. Важно не упустить момент.