НАШ ЦИТАТНИК: «Надо, наконец, понять, что весь исторический центр с дореволюционными домами с деревянными перекрытиями – это бомба замедленного действия...» Виталий Никифоровский

16 апреля, 13:30

Заказчик и подрядчик – в одной лодке

7 апреля 2014 в 04:00
3 961

Заказчик и подрядчик – в одной лодке

Многие компании принципиально не участвуют в конкурсах по госзаказу, ссылаясь на сложности с оплатой и во взаимоотношениях с госструктурами. О том, можно ли выйти в плюс на бюджетных стройках и как изменились отношения генподрядчика и госзаказчика, рассуждает генеральный директор ГК «РосСтройИнвест» Валентина Калинина.

Калинина Валентина
генеральный директор
РСТИ (Росстройинвест)

Многие компании принципиально не участвуют в конкурсах по госзаказу, ссылаясь на сложности с оплатой и во взаимоотношениях с госструктурами. О том, можно ли выйти в плюс на бюджетных стройках и как изменились отношения генподрядчика и госзаказчика, рассуждает генеральный директор ГК «РосСтройИнвест» Валентина Калинина.

– У вашей компании хватает собственных жилищных проектов. Зачем вам госзаказ?

– Сверхприбыли на таких заказах не получишь. Тем более теперь, когда требования к срокам и качеству работ стали более жесткими. Но важен сам опыт работы с бюджетом. Кроме того, каждый объект интересен сам по себе. Такие проекты не только позволяют занять временно свободных рабочих, мы осваиваем другие направления, кроме жилья. Так, строительство больших лечебных учреждений — это уже наш конек. Такие навыки открывают перспективы работы в других регионах, и не обязательно по госзаказу. Сейчас ведь строится много частных клиник.

В этом году мы завершаем городскую инфекционную больницу на Полюстровском проспекте. Это будет самое большое медучреждение на Северо-Западе, построенное за счет бюджета. Целый комплекс общей площадью 111 000 кв.м: девять больших корпусов, четыре вспомогательных здания, самое современное оборудование.

Мы начинали с небольших объектов. Например, подстанция скорой помощи в Красногвардейском районе; реконструкция здания бывшего трамвайного парка на улице Грибакиных под судмедэкспертизу; новое здание РУВД в Невском районе.

Недавно закончили строительство здания Арбитражного суда, скоро завершится экспертиза проекта реконструкции городского морга на Екатерининском проспекте: пришлось дорабатывать устаревший проект.

Мы выиграли конкурс и в конце 2013 года заключили контракт на реконструкцию корпусов Мариинской больницы. Проект есть, но сроки очень сжатые: до конца 2015‑го надо разобрать старые постройки, возвести около 18 000 кв.м новых площадей и оснастить их медицинским оборудованием.

– Как вы оцениваете изменения законодательства в сфере госзакупок?

– В прежней редакции 93‑ФЗ было много спорных моментов, вызывавших нарекания и у чиновников, и у подрядчиков. Изменения произошли относительно недавно, и насколько эффективна в целом новая схема, пока неясно. В 44‑ФЗ о федеральной контрактной системе есть несколько значимых новаций. Например, в правилах предоставления банковских гарантий подрядчиком. Раньше он должен был продлевать гарантию на всю сумму контракта независимо от степени готовности объекта.

Если общая стоимость составляет 5 млрд рублей, а не выполнены работы на 300 000, то гарантия все равно должна быть на 5 млрд. Это было жутко невыгодно компаниям: потерянные деньги! В новой версии гарантию можно предоставлять на остаток финансирования. Это разумно, особенно когда объект строится несколько лет.

– Петербургские чиновники жалуются на непрофессионализм подрядчиков. Контракты расторгают, исполнение бюджета срывается. Как можно решить эту проблему?

– В выборе победителя конкурса исходя лишь из предложенной им цены есть свои преимущества и недостатки. Но, например, на крупных проектах проблем с непрофессионализмом подрядчиков гораздо меньше. Они должны обладать приличным капиталом — только залог составляет до 5% стоимости проекта. Так что надо иметь либо достаточно своих средств, либо хорошую финансовую историю для получения кредита. Фирмам-«однодневкам» это не под силу. Заказчик и подрядчик — в одной лодке: они вместе создают объект. Если стороны это поймут, не придется так часто расторгать контракты.

В строительстве нельзя все предусмотреть на этапе проектирования. А получается, раз подрядчик назвал сумму — будь любезен уложиться. Бывает, в проекте что-то упускают, в смете забывают. И у строителя, и у подрядчика нет решения этой проблемы, поэтому приходится расторгать контракты, а это потеря времени, а порой и объекта. Кстати, раньше можно было объявить дополнительный конкурс, рассмотреть возможность заказа услуг у единственного поставщика. Сейчас закон это запрещает.

– Подрядчики, в свою очередь, жалуются на низкое качество проектной документации, отсутствие согласований, которые должен получать заказчик…

– Об этом и говорю. Должна быть совместная ответственность, тогда и результат будет. В прошлое ушли объединенные конкурсы, когда одной компании доверяли и проектирование, и строительство. Сейчас вместе с генподрядом допускается только рабочее проектирование. Правильно это или нет — вопрос спорный. Здесь свои подводные камни. Например, проектировщику не очень интересно оптимизировать проект, он работает по нормативам.

– По вашим объектам пришлось корректировать проекты?

– Проект реконструкции Мариинской больницы неплохой. Что-то не учтено в смете, но есть в проекте, что-то — наоборот, но это рабочие моменты.

По больнице в Полюстрово изменений было очень много. Изначальный проект был выполнен еще в 2007 году. Потом из-за кризиса финансирование было минимальным, задержки с поставками оборудования и т. д. Да и жизнь на месте не стоит: меняются нормативы, появляются новые технологии. Так что проект пришлось дорабатывать. Например, изменилась система освещения. Нам пришлось обустроить подземные переходы, чтобы персонал и выздоравливающие пациенты не пересекались с инфицированными больными и с путями транспортировки отходов. Большие изменения претерпела энергетическая система, потребовались очистные сооружения и многое другое.

– Как работается с заказчиком в лице государства? Многие, например, жалуются на неравномерное финансирование.

– В договоре прописывается алгоритм оплаты выполненных работ по завершении определенных этапов. При работе с бюджетом можно получить аванс до 30%. Но для этого нужна банковская гарантия, которая тоже не бесплатная. Так что лучше иметь на старте собственные средства либо открытую кредитную линию.

Что касается взаимоотношений, по-всякому бывает, иногда и очень сложно. Например, по Мариинской больнице: трудно за два года выполнить рабочее проектирование и завершить стройку. Это понимают и чиновники. Поэтому мы проектируем определенный этап, согласуем его с заказчиком и начинаем работать, затем — следующий этап и т. д. Наладить работу с государственным заказчиком можно. Его представители, да и будущие пользователи объекта присутствуют на площадке, постоянно проводятся рабочие совещания.

Например, в историческом корпусе Мариинской больницы установлено сложное медицинское оборудование, и нам придется это учитывать, чтобы при строительстве не нарушить его работу.

– Кстати, об оборудовании. В стенах новых корпусов инфекционной больницы все еще зияют проемы?

– Проемы временно закрыты, и здание успешно перезимовало. В настоящее время заказчик проводит аукционы на поставку медицинского оборудования и уже первые подрядчики выбраны. Мы начинаем с ними работать: оборудование надо монтировать совместно. Там очень много вопросов, вплоть до того, где надо розетки разместить.

Наши обязательства мы практически выполнили. Остался небольшой объем работ, ну и благоустройство и окончательная отделка после установки оборудования. Корпуса Мариинской больницы будем сдавать «под ключ» со всем медицинским оборудованием. Так что уже сейчас начинаем работу с поставщиками, анализируем технологии, чтобы таких проемов больше не оставлять.

– Насколько строящиеся социальные объекты отвечают требованиям времени?

– Если говорить о наших проектах в рамках госзаказа, сделано все, чтобы они обладали самым современным оборудованием, инженерией и параметрами помещений.

Что касается социальных объектов в наших жилых комплексах, то, если мы проектируем фитнес-центр, уже обязательно с бассейном. Изменился подход и к встроенным помещениям. Мы сдаем их в аренду с учетом определенных функций, чтобы обеспечить жителей всеми необходимыми услугами. Раньше были сложности с поиском арендаторов из-за однотипности помещений. Теперь уже на стадии проекта стараемся закладывать планировки помещений с учетом будущего назначения.

– Так можно ли заработать на госзаказе?

– Мы ориентируемся на прибыль около 10% — если получится, будет хорошо. У нас основным направлением остается жилищное строительство. Только за счет госзаказа прожить не получится: объемы слишком маленькие, а небольшие объекты нам не очень интересны — хлопотно. Одно дело — заниматься большим и дорогим контрактом, другое — подряд на 300 000 рублей, причем проблемы одни и те же.

Мы оценили городскую адресную инвестиционную программу, и интересных объектов для себя пока не нашли.