НАШ ЦИТАТНИК: «Стройка – это не набор для борща. Себестоимость нельзя рассчитывать по мифической корзине...» Алексей Белоусов

30 ноября, 02:46

Цена амбиций

6 мая 2016 в 20:02
6 875

Цена амбиций

Активисты-градозащитники ведут счет победам и поражениям в непрекращающейся борьбе с исполнительной властью и застройщиками. Не первый год – начиная еще с «Англетера».

Есть главные направления: руки прочь от памятников и зелени, понизить предельную высоту застройки, снизить плотность. Есть отдельные, но важные эпизоды. Временным союзником в этой бесконечной битве может оказаться и Министерство культуры (ведь при его участии притормозили проект Охта-центра), и КГИОП, и кто-то из известных горожан, готовый пособить благому делу личным авторитетом (Сокуров, Гранин, Пиотровский… Гергиев? Нет, про Гергиева я, пожалуй, зря).

Важный ресурс – горожане. Во-первых, потому что стройка под окнами не нравится никому и никогда. Во-вторых - петербуржцы (по крайней мере, очень многие) особенно трепетно относятся к своему городу, «небесная линия» для них – не просто словосочетание, и любое вмешательство в знакомый с детства силуэт они склонны расценивать как посягательство на личное пространство.

Поражения, наверное, случаются чаще. Но и перечень последних побед впечатляет. Отбили у неприятеля Конюшенное ведомство. Отстояли блокадную подстанцию. Успешно обороняют от компании «Воин-В» парк Александрино. «Приземлили» застройщика в Старопарголовском массиве…

Да и в целом: теперь ключевой отметкой для новостроек, с подачи главного архитектора Владимира Григорьева, станет высота 40 метров. 12 этажей – вполне достаточно.

Лично я идеи градозащитников, как правило, поддерживаю (как раз начиная с «Англетера») и взгляды в целом разделяю. Мешает вредная привычка: переводить вопросы, связанные с недвижимостью, в плоскость цены.

Каждая победа имеет свою цену. И эта часть вопроса почему-то обычно остается за кадром.

Сколько будет стоить реставрация Конюшенного ведомства, когда будут выделена деньги, из каких источников? Кто возместит инвестору затраты на перевод подстанции, или ну его, обойдется? Кто теперь возьмется расселять (или капитально ремонтировать – затраты почти те же) остальные «немецкие» коттеджи?

Прелестей конструктивизма не понимаю, но верю умным людям на слово: очень ценные памятники. На Лесном, у Нарвской… Как бы теперь так сделать, чтобы люди в них жили нормально, а не латали дыры от выпадающих шлакоблоков? За чей счет, сколько это стоит?

В моем любимом центре есть примеры, когда вмешательство девелопера не раздражает. Дом на Итальянской, 12 – раньше не было, а теперь есть. И пусть. Реконструкция дома БСК, на Итальянской, 4. Дом на Фонтанке, 1. Дом у Таврического сада, компания ПАН. Да хоть бы и Парадный квартал – я не пурист, пускай будет! Но обратите внимание: все названные объекты – элитного и суперэлитного уровня. Чтобы расселить несколько десятков коммуналок, чтобы переселить предприятие – нужно вложить столько денег, что отбить их можно, только привлекая очень богатых покупателей. А их много не бывает. Их в любом случае меньше, чем обитателей коммуналок.

И еще. Где нынче обитает девелопер Василий Сопромадзе? – В Лондоне. Занимается ресторанным бизнесом. Как поживает руководитель ПАН Андрей Исаев? – разгребает последствия корпоративного конфликта, домучивает затяжной процесс с городом по поводу Дома Зингера, не доведя до финиша ни дом у Таврического сада, ни поселок Сестрорецкие дачи. Да что далеко ходить: историю инвестора, взявшегося расселять дом на СтароПетергофском – см. в материал Романа Денисова «Почтово-коммунальный коллапс». То есть расселение «под элитку» возможно как локальное решение, но вряд ли годится как способ привести центр в порядок. Тысячи коммунальщиков живут мифом о богатом инвесторе, но повезет лишь единицам. Не говоря уж про город в целом.

На федеральный бюджет рассчитывать, наверное, не стоит – законопроект о развитии центра, разработанный при активном участии градозашитников, похоже, если не похоронен, то отложен в самый долгий ящик. Потому что требует денег.

А город тает и рушится. Посмотрите материал рубрики «Народная инвентаризация» - домам на Тележной не так много осталось! Загляните на Лиговку. Пройдитесь по Коломне, в конце концов.

И каждая победа над застройщиком дополнительно усугубляет эту проблему. Потому что он пожмет плечами, зафиксирует убытки, и если не закроет бизнес, так двинет в более сговорчивую Ленобласть. А то и вовсе в Москву. Там свои сложности, но деньги считать умеют.

Москва, Москва… 1600 пятиэтажек снесли, 117 осталось. С жиру бесятся? Или все же подсчитали, по-купечески, что выгоднее?

Столичный вице-мэр Марат Хуснуллин заявляет: «Чтобы столица не старела, необходимо строить 8-10 миллионов квадратных метров недвижимости в год и капитально ремонтировать еще около 4 миллионов «квадратов» старых зданий».

Друзья, в первопрестольной жилой фонд, построенный до 1917 года, составляет 1,4% (около 2 млн кВ.м). А у нас – 12,5% (9,2 млн кВ.м). Какие, к лешему, велодорожки! Не о них голова должна болеть.

Не обязательно любить инвестора. С ним нужно торговаться и договариваться. С каждым в отдельности и со всеми вместе. Потому что других вариантов у нас нет.

В этой битве, с разговора о которой я начал колонку, победителей не будет. Если дать полную волю застройщикам – получим ухудшенный вариант Москвы: с понтами, но без денег. С Эрмитажем, «воссозданным в монолите». Но если победят сторонники сугубо охранительного подхода – будем сидеть все в белом, как «яблочники» на обломках выборов, и наблюдать, как Северная Пальмира становится все больше похожа на южную.