НАШ ЦИТАТНИК: «У многих инвесторов, вложивших средства в банки на три месяца, в июне депозиты заканчиваются. Так что мы ожидаем, прежде всего, возвращения интереса к рынку недвижимости...» Ян Бобрышев

25 мая, 16:50
27 июня 2016 в 06:53

Дуэт эксцентриков

ПМЭФ-2016 надолго запомнится, а может быть, и войдет в историю благодаря подписанным на нем экстравагантным документам. Лидером по числу странных соглашений, безусловно, оказалась Ленобласть. Хотя и Петербург, как мог, старался не отстать.

ПМЭФ-2016 надолго запомнится, а может быть, и войдет в историю благодаря подписанным на нем экстравагантным документам. Лидером по числу странных соглашений, безусловно, оказалась Ленобласть. Хотя и Петербург, как мог, старался не отстать.

Вот 16 июня, например, было заключено удивительное соглашение между Министерством транспорта РФ и администрацией ЛО о сотрудничестве при строительстве скоростной автомагистрали «Москва - Санкт-Петербург». Концессия о строительстве участка М-11, проходящего по территории Ленобласти, подписана в ноябре 2014-го. Работы не только начаты, но и успели нанести изрядный урон областным дорогам, по которым гоняют технику и подвозят материалы. А к 2018 году все должно не только действовать, но и выглядеть нарядно, если, конечно, мундиаль состоится. Но и без мундиаля — какой есть выбор у региона, на территории которого правительство решило построить федеральный объект? Можно ли сопротивляться природным и государственным катаклизмам?

Соглашение между Ленинградской и Псковской областями о торгово-экономическом, научно-техническом, социальном и культурном сотрудничестве — это, понятно, брак по любви. Даже если у пары и случится совместный проект, ни у кого из «родителей» не хватит бюджета, чтобы его финансировать. Непонятно одно: что мешало соседям договориться раньше? Видимо, отсутствие свидетелей. Пришлось терпеть до ПМЭФ.

Верхних строчек хит-парада заслуживает соглашение между Ленобластью и компанией «Раббит» о строительстве под Лугой крупнейшей в Европе кролиководческой фермы. Первую очередь инвестор собирается сдать в эксплуатацию уже в этом году и, по некоторым данным, стройка уже вовсю идет. Да и объем инвестиций (1,2 млрд рублей) не тот, чтобы ждать для этого ПМЭФ. Но кролик — это ведь не только ценный мех. И даже не два – четыре килограмма легкоусвояемого и дико дорогого мяса. Это один из первых триумфов импортозамещения. Его и раньше-то продавали по цене хорошей говядины. Мало кому удавалось объяснить, почему кролик с его многочисленными братьями и сестрами, вырастающий за три-четыре месяца на отечественном зерне и сене, стоит вразвес столько же, сколько бычок, который рождается раз в год в полном одиночестве и требует полутора лет выращивания и ухода. С тех пор как ввели антисанкции, диетический ушастик стоит в питерских супермаркетах раза в полтора дороже, чем его крупный рогатый собрат. Возможно, после запуска новой фермы килограмм кролика, данный нам в ощущениях, потянет на все 600-700 рублей.

Петербург, со своей стороны, договорился с Ленобластью совместно развивать транспортную инфраструктуру. «Мы четвертый год делаем шаги навстречу друг другу», - заявил по этому поводу губернатор ЛО Александр Дрозденко. Интересно, что там с расстоянием между Петербургом и областью? Делая шаги навстречу три года подряд, Петербург мог бы встретиться, например, с Сиетлом где-нибудь в районе Северного полюса.

Видимо, регионам России не хватает только всеобщего согласия, чтобы из Москвы в Петербург с хорошей скоростью побежали автомобили, серебристыми ручейками растекаясь по дорогам Ленобласти с пейзажем, который оживляют бесчисленные кролики, и чрез реки начали строиться у них мосты и огромнейший дом с высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву и там пить вечером чай на открытом воздухе и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах, чтобы этак расшевелило душу, дало бы, так сказать, паренье этакое… Привет Гоголю.

Правительство Петербурга и банк ВТБ проявили фантазию, договорившись между собой (и взяв третьей Архангельскую область) о создании «Рыбной биржи» в «Пулково-2». Рыба самолетами — это покруче, чем апельсины бочками. Для этого в окрестностях аэропорта должно построиться более 100 000 кв.м разнообразной недвижимости на 6,3 млрд рублей: транспортно-логистическая инфраструктура, офисы дистрибьюторов и IT-компаний, фулфилмент-центр электронной торговой площадки, гостиница на 50-100 номеров, конгрессный центр (еще один!) и товарная биржа.

Понятно, что на обычной российской почве такое не растет. А поскольку президент недавно осерчал на особые экономические зоны, велев десять из них прикрыть, а о новых даже не заговаривать, проект «Аэрополис» решили назвать специальной экономической зоной.

Она должна принести Петербургу около 7 млрд рублей налогов за 11 лет и 1500 новых рабочих мест. А главное — обеспечить экспорт российской продукции, в первую очередь — архангельской рыбы. С задачей досыта накормить отечественной рыбой внутреннего потребителя Архангельская область, видимо, уже справилась. Тревожит другое: кому из иностранцев она решилась показать то, что лежит на наших рыбных прилавках? Ждет ли нас неравная схватка российской замороженной горбуши с норвежским лососем непосредственно на летном поле?

Однако не надо думать, что два губернатора-эксцентрика просто так развлекали собравшуюся на ПМЭФ публику. Обоими руководил точный расчет и богатый номенклатурный опыт. Георгий Полтавченко собрал 118 млрд рублей. У Александра Дрозденко сумма вышла чуть скромнее — 110 млрд. Зато он вошел в двадцатку самых упоминаемых в СМИ участников ПМЭФ-2016 года в категории «Персоны, власть». Прямо по Шекспиру: «Это ли не цель желанная?»