НАШ ЦИТАТНИК: «Желание снизить или свести к нулю первый взнос по ипотеке чревато риском наплодить дефолтных заемщиков, которые не нужны ни банкам, ни застройщикам, ни государству. Проблема кроется в снижении доходов граждан и уменьшении покупательского спроса...» Надежда Калашникова

21 октября, 18:02

Органы присмотрят за выморочными квартирами

15 сентября в 11:00
1 170

Органы присмотрят за выморочными квартирами

Правоохранители и чиновники будут обмениваться информацией по выморочному имуществу. Для профилактики мошенничества.

Рис. Игоря Кийко

Такое решение было принято на совещании, в котором приняли участие представители ГСУ СК РФ, прокуратуры, Нотариальной палаты, Жилищного комитета, Комитета ЗАГС, а также медики и судмедэксперты.

Выморочное имущество – то, на которое не могут претендовать наследники. Или отказываются.

В Петербурге каждый год умирает около 60 000 человек. (В 2020-м – более 70 000.) Сколько из них умирает в одиночестве, имея приватизированные квартиры, статистике неизвестно. По закону, их жильё должно отходить государству (муниципалитетам). А в дальнейшем – предоставляться очередникам или использоваться как социальное жильё. Иногда процесс перехода прав затягивается на годы. По экспертным оценкам, мошенничество с выморочными квартирами – одна из самых популярных криминальных схем. Возможно из-за того, что чиновники далеко не так настойчивы в отстаивании государственных интересов, как лженаследники – в защите частных.

На днях в Красногвардейском районе было предъявлено обвинение участковому оперуполномоченному и его родственнику. Пока речь идёт о квартире на Гранитной улице: по версии следствия, мошенники по подложным документам оформили переход прав, а затем – продали конечному покупателю за 3,5 млн рублей. По сообщению Следственного комитета, в деле может быть около 50 аналогичных эпизодов.

В Москве в конце прошлого года раскрыли многолетнюю аферу. Как сообщает «Коммерсантъ», во главе преступной группы находился руководитель юридической фирмы, в неё также входили полицейский, адвокат и бывший нотариус. В деле – около 15 эпизодов, при обысках нашли несколько десятков паспортов и комплектов документов.

То есть обороты – на десятки и сотни миллионов рублей. Куш велик, а риск – не очень. В судебной практике дела по квартирным мошенничествам нередко заканчиваются условными сроками. Так получилось, например, в истории с квартирами ветеранов, переселённых в приют, в деле «немецкой наследницы»...

Обмен информацией в целях профилактики таких преступлений – дело, безусловно, полезное. Настораживает, правда, участие в совещании представителей Городского патолого-анатомического бюро... Есть основания полагать, что не все "квартирные" смерти случились от естественных причин?