НАШ ЦИТАТНИК: «На рынке часто применяется концепция максимальной камерности: все закрыто заборами, доступ только у жителей. Такой подход для многих проектов уже не совсем актуален. Сегодня важен баланс между приватной и общественной территорией...» Дарья Сизых

22 июня, 10:16

Как спасали нерядовой Левашовский хлебозавод в Петербурге

Постройки из самых прочных материалов могут простоять века. Но, знаете ли, нематериальные ценности бывают прочнее гранита. Те, которые хранятся в эмоциях, в памяти. Левашовский хлебозавод уникален – и как комплекс инженерных решений, и как символ. Он едва не погиб, но выстоял – благодаря совместным усилиям множества очень разных людей.

Левашовский хлебозавод, Фото: Группа RBI, 2018 г.
Фото предоставлено Группой RBI, 2018 г.

История хлебозавода на Барочной улице вполне достойна того, чтобы лечь в основу киносценария. За финальной (на сегодня) частью город заинтересованно наблюдал последние пять лет. А предыстория не менее драматична. 

Из подмастерьев в мастера 

Инженер Георгий Марсаков (1886–1963) родился в казачьей станице на Урале, в небогатой семье ремесленника «на все руки». Его отец по надобности мог быть и кузнецом, и плотником, и штукатуром. Перед революцией Георгий Марсаков окончил Томский технологический институт в числе лучших; прославился тем, что за два месяца сдал 21 экзамен. 

В 1920-х начал проектировать хлебопекарные печи. Как пишут его немногочисленные биографы, Марсаков был не просто талантливым инженером. Он видел не один какой-то станок, пусть и небывалый, а весь процесс в целом.  Его ключевая идея – кольцевой конвейер. Хлебозавод строился вокруг огромной печи; вокруг нее был организован весь процесс: на верхнем ярусе месили тесто, на нижнем грузили горячий хлеб в повозки и автомобили. Конструкция простая, но эффективная. Придумано все это было в голодной стране. Некоторые исследователи писали: если бы Генри Форд узнал про кольцевой конвейер – купил бы идею. 

Левашовский хлебозавод, Фото: Группа RBI, 2018 г.
Фото: Группа RBI, 2018 г.

По идеям и при участии Марсакова были построены пять хлебокомбинатов в Москве и два в Ленинграде: Кушелевский (на Политехнической улице) и Левашовский (на углу Барочной и Большой Зелениной).

С точки зрения архитектуры это, конечно, чистый конструктивизм: два цилиндрических объема, основной – для печи, вспомогательный – для котельной. Накрыты общим куполом.

Первую линию Левашовского хлебозавода запустили в 1933 году. Марсаков получил орден Ленина. Но характер у него был не сахар. Неуживчивого инженера отправили обратно на Урал… (Может, и к лучшему.)

А потом была война. И блокада. Комбинат ни на день не прекращал работу. В 1942 году все три линии были переделаны для выработки ржаного формового хлеба. Выпечка хлеба приравнивалась к производству снарядов. Когда отключали электричество, работники хлебозавода крутили ручные приводы. Здесь буквально производили жизнь.

Завод работал до 2010 года… 

Коллективное подсознательное 

 В Москве хлебокомбинатам, построенным по проектам Марсакова, нашлось применение и в новые времена. Один из них, на Ходынской улице, был признан памятником и стал частью ЖК «Красная Пресня». Другой, на Новодмитровской улице, преобразован в арт-пространство.  Третий, на Звездном бульваре в Останкино, сохранил функцию, хотя и сменил ассортимент. Он принадлежал финской компании Fazer, сейчас владельцем значится «Хлебный дом». Судьба еще двух предприятий пока не определилась.

В Петербурге Кушелевский завод находится в ведении ОАО «Каравай», работает по назначению; в 2017 году признан региональным памятником.

С Левашовским получилось сложнее.

В 2012 году объект получил статус регионального объекта культурного наследия. Но производство прекратилось; на территории появились многочисленные полуслучайные арендаторы, включая автосвалку, шаверму и конюшню; нарастала аварийность. Комплекс приходил в упадок. 

Левашовский хлебозавод, Фото: Группа RBI, 2018 г.
Фото: Группа RBI, 2018 г.

В 2016 году на комбинате появился инвестор. Компания RBI приобрела завод и треугольный участок (1,4 га), на котором он был расположен, вместе с охранными обязательствами. Начало работ по расчистке от более поздних построек вызвало резкую реакцию градозащитной общественности: «Сейчас инвестор все снесет!» А комбинат к тому же был отмечен охранной печатью символа блокады.

Что говорить: за предыдущие годы в историческом Петербурге накопилось немало досадных потерь (дом Рогова, ДК им. Первой пятилетки, Речной вокзал) и градостроительных ошибок (ЖК «Монблан» и др.). Меньше, чем в других городах, но все же обидно. И вместе с потерями сформировалось колючее, заранее обвинительное отношение к инвесторам и девелоперам. Как (несколько полемически) обобщил архитектор Никита Явейн, «уже вся страна в курсе, что с памятниками в Петербурге ничего делать нельзя, и лучше вообще не подходить к ним близко».

Понадобилась непростая многомесячная работа с заинтересованной (в том числе – с предвзятой) аудиторией, включая градозащитников и блокадников. Понадобились несколько целевых экскурсий, в первую очередь для авторитетных экспертов – Михаила Пиотровского, Льва Лурье и других, после – совместные усилия, чтобы убедить общественность: действия инвестора направлены на то, чтобы спасти памятник. А не погубить его.

По мнению NSP, не только результат, но и вся предварительная просветительская работа специалистов RBI и экспертного сообщества по корректировке и формированию общественного мнения относительно Левашовского хлебозавода вполне заслуживают отдельной премии. Правда, нет пока такой номинации. 

Сложности реконструкции 

 К 2018 году был готов проект приспособления завода под новые цели. Главная трудность: в здании все, начиная от формы постройки, было приспособлено под конкретный технологический процесс. Поэтому здесь сложно проектировать какое-то другое по назначению пространство.  А кроме того, в корпусах Левашовского хлебозавода действовали охранные обязательства: нельзя было менять оконные проемы, расположение проходов и т. д. Такой «пазл» собрать крайне сложно, и итоговый проект глубоко финансово убыточен.

И отдельно надо было объяснять, что без строящегося рядом на том же участке элитного дома Futurist экономика возрождения памятника не сложилась бы. Кстати, о Futurist: премия международного архитектурного конкурса «Золотой Трезини» в 2019-м, две премии URBAN AWARDS (в 2019-м и 2021-м), две награды European Property Awards в 2020-м, PROESTATE & TOBY Awards в 2022 году... 

Левашовский хлебозавод, Фото: Группа RBI, 2022 г.
Фото: Группа RBI, 2022 г.

Реконструкция хлебозавода и строительство дома Futurist шли параллельно. Пришлось несколько раз переделывать и согласовывать проект реконструкции. Потребовалось несколько обследований здания, выявление аварийных конструкций. Усиление или замена оказались необходимыми для 15% всех конструкций. На цехе и котельной появилась новая кровля. Затраты на реконструкцию хлебозавода составили 1,2 млрд рублей. 

Синтез 

 И на стадии проекта, и в ходе реконструкции успех определяло сложение усилий, объединение экспертного сообщества, включенность в проект представителей самых разных направлений. Работали девелоперы (RBI), историки (ДК Лурье), урбанисты (Genius Loci), специалисты по мультимедиа (компания Ascreen), сценографы, режиссеры... К месту пришлись экспертиза от участников Всемирного клуба петербуржцев и строгий контроль со стороны КГИОП.

Реконструкция здания Левашовского хлебозавода завершилась в конце 2022 года: в ноябре Группа RBI получила согласование итогового результата от КГИОП и разрешение на ввод в эксплуатацию. 

В начале лета здесь состоится открытие культурного пространства. В здании бывшей производственной котельной (а теперь создатели называют ее «творческой») разместился многофункциональный зал, где будут проходить концерты, выставки, ярмарки современного искусства. Здесь выполнена специальная отделка для обеспечения хорошей акустики; предусмотрено современное мультимедийное оборудование. Стратегическим партнером Группы RBI в этом проекте выступает Школа Masters – образовательная арт-организация для людей всех возрастов. В целом «культурная» часть культурно-делового пространства займет около 1000 кв. м

Смысловой центр возрожденного объекта – «Блокадный мемориал на Левашовском хлебозаводе» – мультимедийная экспозиция, которую разрабатывали специалисты Дома культуры Льва Лурье. Это рассказ о жизни одного (именно этого) микрорайона во время блокады. Здесь хранится память людей, живших в квартале между Большой Зелениной, Левашовским и Чкаловским проспектами. Основа – архивные документы. Аудио- и видеоконтент для «Блокадного мемориала» выполнила компания Ascreen – автор многочисленных интерактивных экспозиций и образовательных проектов по всей России.  

Левашовский хлебозавод, Фото: Группа RBI, 2022 г.
Фото: Группа RBI, 2022 г.

В фойе центральной ротонды представлена постоянная экспозиция, посвященная истории хлебозавода. Ее подготовили специалисты агентства городских преобразований Genius Loci под руководством Марка Калинина и Дмитрия Симановского.

Завершит композицию сквер со стороны Большой Зелениной и площадь, выходящая на Левашовский проспект.

В комплексе также разместится офис компании-застройщика: сотрудники уже в марте 2023 года начали переезжать.

Помещения Левашовского хлебозавода наполняются новыми смыслами, получают вторую жизнь. Идеи инженера Марсакова, линии и формы конструктивизма, память о блокаде и достижения современного девелопмента образуют сложный синтез. Это не финиш проекта, это начало очередного витка.  

Актуальный комментарий 

«Зданий и сооружений, заслуженно признанных объектами культурного наследия, в Петербурге тысячи, и каждый памятник по-своему уникален. Но все же могу назвать как минимум две вещи, которые были и, увы, часто остаются общими для многих таких объектов. Два тревожных парадокса. Первая особенность: статус «культурного наследия» объект обретает именно тогда, когда уже и охранять становится практически нечего. И вторая: «охранять» – не равно сохранять. Здание может годами приходить в упадок, несмотря на свой «защищенный» статус.
В судьбе Левашовского хлебозавода на Барочной улице нашлось место обоим сценариям. Его значимость для культурного наследия была признана только в 2012 году. Возможно, в этом беда многих наших памятников эпохи конструктивизма – их значение и ценность мы начали осознавать не так давно… А что же случилось дальше?
А не поменялось почти ничего. Здание хлебозавода еще как минимум несколько лет продолжало приходить в запустение: ни уникальность инженерного замысла, ни особая роль в истории Ленинграда–Петербурга не смогли от него застраховать.
Такая судьба если и не типична, то и уж точно не редка для многих уникальных сооружений Петербурга. Особенно если речь идет об образцах промышленной архитектуры. Левашовский хлебозавод – просто очень яркая иллюстрация. Поэтому и спасение таких объектов, доведенных до критического состояния, обычно идет очень тяжело.
А инвесторам, которые готовы войти в эту историю и дать памятнику шанс на спасение, нужно хотя бы не мешать.
Часто спрашивают, во сколько RBI обошлась реконструкция Левашовского хлебозавода? В этом нет тайны – более миллиарда. Это не новое строительство, где ты спокойно закладываешь в экономическую модель все, включая будущую динамику стоимости стройматериалов. Реконструкция сооружений, подобных Левашовскому, практически всегда связана с неожиданностями, которые так просто не спрогнозируешь. Когда «обнажается» истинное состояние тех конструкций, которые раньше были скрыты, – все может оказаться гораздо хуже, чем ты предполагал. Дыры в полу и потолке, темнота и разруха, арендованные помещения с автосервисами и конюшней – это все было более-менее на виду. Вот он, условный миллиард. А то, что было скрыто «внутри»? По итогу общая цифра наших затрат на этот проект достигла 1,2 млрд рублей.
Вот почему я говорю: если в этой сложной истории инвестору еще и не давать толком работать, в городе будет становиться все больше «рассыпающихся» памятников и все меньше отреставрированных. К счастью для хлебозавода, наш проект реконструкции и нового культурно-делового пространства получил бесценную поддержку от людей, которых мы считаем экспертами в сфере охраны памятников и настоящими градозащитниками: в первую очередь от Всемирного клуба петербуржцев во главе с Михаилом Пиотровским. Чему, конечно, способствовала и наша собственная открытость и готовность о проекте рассказывать.
Не исключаю, что этот кейс можно считать по-своему эталонным для работы с такими уникальными промышленными памятниками. Вернусь к тому, с чего начал: каждый из таких объектов уникален, но это не значит, что между ними нет ничего общего. Опыт, приобретенный нами на Левашовском хлебозаводе, точно может быть полезен где-то еще»

президент Группа RBI
Тиктинский Эдуард Саульевич