18 декабря 2017 время: 19:39
курс $58.90 €69.43
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
Олег Островский
заместитель председателя комиссии по недвижимости Общества потребителей Петербурга и Ленобласти
06 декабря 2017

Чехарда функций

Дмитрий Синочкин

Из Комитета по строительству ушел очередной руководитель, Сергей Морозов. Говорят, отправляется в Нижний – руководить строительством стадиона.

Мы устроили экспресс-опрос. Позвонили десяти застройщикам, из тех, которые давно на этом рынке. И попросили перечислить председателей петербургского КС – в порядке очередности. Никто не смог! Хотя это их сфера, их бизнес прямо или косвенно зависит от позиции города в строительной сфере.

Ладно, напомним. 1994 год – Владимир Желиостов; 1996-й – Виктор Локтионов; 2000-й – Александр Вахмистров (вот Александра Ивановича помнят все); 2003-й – Евгений Яцышин; 2005-й – Роман Филимонов; 2009-й – Вячеслав Семененко. (Это забавно: на официальном сайте Комитета по строительству дальше – пробел. После Семененко сразу идет Морозов. Но эту лакуну нетрудно заполнить.) 2012-й – Андрей Артеев (сейчас под следствием). 2013-й – Михаил Демиденко (пришел вместе с Оганесяном и ушел вслед за ним). 2016-й – Сергей Морозов (официально ушел по собственному, говорят – за срыв выполнения АИП по социальным объектам); 2017-й – Евгений Барановский.

Средний срок службы на этом важном для города посту – два с половиной года. Причем – по чисто личным ощущениям – после Семененко калибр личности как-то все мельче и мельче.

Но, может быть, это какая-то особенная история, связанная с конкретным департаментом?

Посмотрим, что происходило в другом важном ведомстве имущественного блока: ГУИ – КУГИ – КИО.

Итак.

В 1990 году Главное управление имущества Ленинграда возглавил Александр Утевский. В 1991-м его сменил Сергей Беляев – уже как председатель КУГИ. В 1993-м началась эпоха Михаила Маневича (приватизация и все такое). 1997-й – Герман Греф, 1998-й – Андрей Лихачев, 1999-й – Валерий Назаров, 2003-й – Игорь Метельский (долгожитель! – целых 7 лет). 2010-й – Дмитрий Куракин; 2012-й – Мария Смирнова; 2015-й – Юлия Лудинова; 2016-й – Александр Семчуков.

Похожая картина. В среднем – два с половиной года. Те, кто возглавлял КУГИ в конце 1990-х и в «нулевые», не затерялись и на федеральном уровне.

А вот потом…

Чиновник превращается в функцию. Личность не только не важна, но даже и нежелательна. (Личные особенности могут себе позволить функционеры начиная с вице-губернатора. Да и то – в строгих рамках.) А успешное выполнение предписанных должностью функций невозможно в силу ряда взаимоисключающих условий. Например: чтобы сэкономить бюджетные средства, контракты с генподрядчиками на социальные объекты заключаются по минимальной цене. (Откаты в ней вообще не учитываются.) Поэтому любые отклонения по ходу проекта фатальны для исполнителя. А для многих участников весьма привлекательной выглядит перспектива получить аванс и немедленно обанкротиться.

Выстроенная из Кремля «до самых до окраин» вертикаль не предполагает самостоятельности вообще, а в распоряжении бюджетными средствами – особенно. (Хотя у правительства никаких «собственных» денег нет – только наши.)

Вот и начинают «слуги народа» изобретать гибридную экономику.

Адресно-инвестиционная программа провалена – не беда! Есть ведь еще бизнес, который всегда можно назначить «социально-ответственным». Практически одновременно с увольнением Морозова начал обретать конкретные черты Фонд социальных обязательств строителей. Не думаю, что это случайное совпадение. Обсуждают новые поборы – до 11 000 рублей с каждого «квадрата». Фактически это новый налог на дольщиков. Плата за то, что государство не справляется со своими прямыми обязанностями. У нас ведь социальное государство? И образование, здравоохранение, социальная сфера – забота власти, не так ли?

А кто персонально будет отвечать за это направление – не так и важно. Незаменимые есть только в культуре, иногда – в бизнесе. Во власти – нет. Кроме одной позиции. Да и то…

 

Читайте также