НАШ ЦИТАТНИК: «Вместо развития мы все занимаемся маневрированием, а горизонт прогнозирования минимален. Надо дать нобелевскую премию тому, кто скажет, что будет через полгода в экономике в целом и на рынке недвижимости...» Леонид Рысев

28 мая, 07:45
12 октября 2016 в 11:00

Воскресение церкви

В Екатерининском дворце Царского Села отреставрируют помещения церкви Воскресения. Это сделают в соответствии с Венецианской хартией.

Церковь станет первым дворцовым помещением, исторический облик которого возродят так, что все новые элементы можно будет отличить от подлинных. В частности, воссозданные резные элементы колонн из дерева красить не станут. А при реставрации иконостаса места утраченных икон затянут холстом, на котором в технике сепии современные художники выполнят прежние образа, опираясь на фотографии и акварели середины XIX века.

Единственные новшества – это электрификация помещений, а также устройство вентиляции и кондиционирования, необходимых для нормальной эксплуатации. Церковные помещения предполагают использовать как музейные залы.

Кстати, еще в 1992-м главный архитектор ГМЗ Александр Кедринский разработал проект реставрации церкви. Но до его реализации дело дошло только сейчас. Хотя исходный вариант, конечно, уточнили и скорректировали по рекомендациям специально созданного во дворце реставрационного совета. Консервационные работы в церкви уже начались.

Практически все дворцовые залы Екатерининского дворца реставрируют, воспроизводя отделку интерьеров, утраченную во время фашистской оккупации. Такой методики придерживались реставраторы при воссоздании пригородных дворцов (Петергофа, Павловска, Пушкина), серьезно пострадавших в военное время. Принцип Венецианской хартии в Петербурге используют нечасто. Среди самых известных примеров – Петровские ворота в Петропавловской крепости, дворец Безбородко (Музей связи на Почтамтской ул.).

Кстати, в 1990-е пушкинцы образовали инициативную группу, которая добивалась создания прихода и передачи ему дворцовой церкви. Намечавшийся конфликт был благополучно разрешен настоятелем Софийского собора Пушкина отцом Геннадием.