НАШ ЦИТАТНИК: «Центробанк поднимает ключевую ставку. Тут поневоле вспомнишь время после событий 2014 года, когда ключевая ставка подскочила до 17%, ипотеку давали под 16% и выше. Конечно, такой сценарий приведет к оттоку покупателей с рынка...» Максим Жабин

19 января, 22:32

Без участия бюджета программу реновации не реализовать

30 ноября 2015 в 01:20
2 610

Без участия бюджета программу реновации не реализовать

Проблема расселения граждан из ветхого или просто устаревшего жилья весьма многогранна. Есть чисто коммерческие проекты. Есть совместная работа города с инвестором («СПб Реновация») в рамках программы развития застроенных территорий. Чисто бюджетная история — предполагаемая программа сохранения и развития центра. И во всех трех вариантах инициатор проекта может упереться в банальное нежелание граждан куда-то переезжать. И в несовершенство нормативной базы.

Вишневский Борис Лазаревич
Вишневский Борис Лазаревич
депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга

Проблема расселения граждан из ветхого или просто устаревшего жилья весьма многогранна. Есть чисто коммерческие проекты. Есть совместная работа города с инвестором («СПб Реновация») в рамках программы развития застроенных территорий. Чисто бюджетная история — предполагаемая программа сохранения и развития центра. И во всех трех вариантах инициатор проекта может упереться в банальное нежелание граждан куда-то переезжать. И в несовершенство нормативной базы.

О том, может ли реновация быть экономически эффективной, как преодолеть синдром «последнего жильца» и примирить коммерческие запросы с интересами города, мы беседует с депутатом ЗС Борисом Вишневским.

– Вы активный и последовательный критик программы реновации. Почему?

– На мой взгляд, в рамках действующего законодательства эту программу с прибылью для инвестора можно реализовать только в двух вариантах: или возводить на месте «хрущевок» сверхдорогое жилье, или повышать плотность застройки. Расселять жителей за пределы квартала запрещено законом. Значит, программа или будет убыточна для инвестора, или сведется к уплотнительной застройке, и качество жизни тех, кто остался, ухудшится. Кроме того, уже после запуска программы выяснилось, что не все дома в указанных кварталах предназначены для сноса. Это нарушение закона.

Но если в законе записать, что нанимателей можно переселять куда угодно, — возникнет дикий скандал. Это раньше «хрущевки» были окраинами. Сейчас там сложившаяся инфраструктура, много зелени, и далеко не все хотят оттуда уезжать.

Как сделать программу экономически эффективной? Нужно или снять ограничения по предоставлению жилья «расселенцам» только в пределах квартала, или дать инвестору под застройку еще какие-то участки в другом месте. Чтобы он мог отбить затраты и остаться с чем-то. Но дать участки без торгов нельзя. Третий вариант — прямое бюджетное финансирование, но денег в бюджете сейчас нет. Ситуация тупиковая.

– Остается уплотнение. Причем европейский опыт показывает: высокая плотность застройки не обязательно ведет к снижению качества жизни. Высокая плотность социальных связей, доступность услуг, безопасность…

– Насчет уплотнения — не согласен: это сокращает обеспеченность зелеными насаждениями и перегружает инфраструктуру, как социальную, так и инженерную. Стоит напомнить: еще при губернаторе Яковлеве начали говорить о санации хрущевских домов, а не о реновации.

– Да, например, дом на Торжковской. Видимо, это работает при других ценах на энергоносители, при других затратах на обслуживание дома.

– В 2008 году, когда принимали программу реновации, были и эти опасения, и другие тоже. Но Валентина Ивановна (Матвиенко. — «НП») сказала: надо быстрее принимать. Ее приняли. Она не работает. Все опасения реализовались.

Я регулярно участвую в работе комиссии по реновации. По каким-то кварталам инвестор начал работать, по нескольким — не может и этого: нет пятен, где можно построить дома для расселения.

– Чем лучше квартал — тем труднее его расселить. Боюсь, для города удобнее довести все до аварийности…

– Предположение вполне циничное, однако для него есть некоторые основания. Потому что в таком случае включается 32-я статья ЖК, и можно изымать у собственника его имущество, снося дома.

Позиция граждан в отношениях с инвестором обычно выглядит просто: либо отдайте нам то, что положено по закону, либо вообще отстаньте. Однако «отстаньте» — это тоже не выход, а тупик. Жилой фонд продолжает ветшать, и денег на ремонт в бюджете не прибавляется.

– Московский бюджет участвует в таких программах, выкупая квартиры и расселяя дома для получения стартовых пятен. То есть город обеспечивает запуск «волны».

– Есть еще один вариант. Например, можно объявить программу реновации стратегическим проектом. Это позволит предоставлять участки без торгов. Я не люблю «целевку», в ней всегда высоки коррупционные риски, но такой подход позволит инвестору отказаться от уплотнительной застройки. И при этом остаться в плюсе.

– Это не снимает проблему «последнего жильца».

– А ее ничего не снимает. Для системного решения надо менять федеральное законодательство. Включая варианты расселения, ограничения на прописку.

– Нормативы, определяющие аварийность, принимаются на уровне региона?

– Все-таки большая часть «хрущевок» отнюдь не аварийные. Они, конечно, изношены… Но когда их строили — закладывали изрядный запас прочности.

– Но их уже невыгодно ремонтировать. Как сделать, чтобы это понимали не только мы с вами, но и собственники?

– Для запуска государственно-коммерческого варианта реновации по московской модели нужны: а) стартовые пятна в квартале и б) деньги в бюджете. Хотя в меньшем объеме, чем при чисто государственном варианте. Нужны качественное обследование жилого фонда и квалифицированный мониторинг. (Кадастровый паспорт — это ерунда, в нем очень мало информации.) И очень важна психологическая составляющая. С одной стороны, нужно обеспечить права граждан, с другой — объяснить им, что торговаться можно не бесконечно.

Жаль, что мы так и не смогли провести большие слушания по этой программе — с участием серьезных экспертов. Они все время откладываются. У нас заседания комиссии по реновации проводит уже третий по счету вице-губернатор. И каждый начинает сначала, спотыкаясь о те же проблемы и уверяя: «Я-то сейчас все решу!» Я бы посоветовал сперва перечитать протоколы предыдущих собраний…