НАШ ЦИТАТНИК: «Государство приняло уникальные усилия, чтобы стабилизировать ситуацию, и наши показатели не столь плачевны, как в сфере туризма. Но за первое полугодие 2020-го в стране сдано 26,7 млн кв.м жилья – самый низкий показатель за четыре года...» Алексей Белоусов

21 сентября, 15:56

Премьер-министр Дмитрий Медведев велел правительству заняться краудфандингом. Что это такое и зачем понадобилось?

12 июня 2017 в 20:00
4 262

Премьер-министр Дмитрий Медведев велел правительству заняться краудфандингом. Что это такое и зачем понадобилось?

Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил правительству представить предложения по развитию краудфандинга, краудинвестинга и краудлендинга.
Своим мнением с NSP поделились Сергей Игонин, Татьяна Хоботова, Николай Пашков, Дмитрий Свительман, Марк Лернер и др.

Плитка-Знак-вопроса-NSP.RU

А вы знаете, что это такое? Если знаете — приходилось ли вам использовать такие экзотические финансовые механизмы? Назовите, пожалуйста, самые успешные и удачные, на ваш взгляд, проекты, реализованные с использованием этих схем. И еще: а зачем правительству это все понадобилось, как вы думаете?

Александр Паршуков,
директор по инвестициям «ВТБ Девелопмент»:

– Как известно, «денег нет», значит, краудфандинг становится интереснее. Пусть народ сам скидывается на какие-то вещи, на которые у правительства не хватает. У меня довольно общее представление об этих инструментах. Краудфандинг, насколько я знаю, — хороший способ финансирования небольших проектов на начальных этапах. Творческая личность не всегда бывает кредитоспособной. Но если есть идея и умение убеждать других, можно попытаться реализовать ее таким способом. Методом краудфандинга ТСЖ финансируют благоустройство дворов, установку лавочек и детских площадок. Наверное, можно скинуться с его помощью на ремонт парадной. Но на досрочный капремонт уже нельзя: слишком дорогая затея. Не думаю, чтобы хоть один из этих инструментов был применим к сфере недвижимости.

Николай Вильчур,
генеральный директор консалтинговой компании «Вильчур и партнеры»:

– Мне иногда кажется, что правительство объявило конкурс на постановку непринципиальных, несуществующих задач. И само его успешно выигрывает. Если премьер-министр считает, что краудфандинг — это самая главная проблема нашей экономики сейчас, то страну остается пожалеть. Понятно, что во время рецессии и бюджетного дефицита население вынуждено как-то кооперироваться, в том числе финансово.

Но вторая беда наших властей состоит в стремлении нормировать то, что существует в ничтожно малых объемах, создавая удивительные законодательные конструкции.

Борис Юшенков,
координатор Центра прикладной урбанистики Петербурга:

– Потрясающе! Это ребус такой? Точного определения не знаю, но догадываюсь, соответственно, и использовать не приходилось. А уж инвестинг и лендинг — вообще зоопарк какой-то. Примеров в России не знаю, разве что «Е-мобиль», который с блеском провалился, хотя вроде бы продавали какие-то права или облигации на право приобретения. Все остальное либо подпольно, либо в процессе. На Западе примеры есть, в том числе и такие, где собирали денег в сотни раз больше, чем нужно было.

Почему все это должно делаться по указке сверху? Бред какой-то. Этим не должно заниматься правительство, это же крауд — по определению другое. Мне кажется, у власти что-то не так с головой. Эти вещи люди сделают сами, если будет нужда. А правительству нужно создавать гражданское общество, нормальные инвестиционные условия, тогда возникнут все эти фандинги, а крауды пойдут. А если как сейчас, когда при каждом чихе прибегает восемь проверок, ничего не будет.

Альберт Харченко,
генеральный директор компании East Real:

– Такие инструменты пока не столь популярны у нас, площадки по привлечению инвестиций сами являются стартапами. Возможно, законодательная база поможет их развитию.

Насколько я помню, «всем миром» собирали на киноленту «28 панфиловцев», и фильм получился коммерчески успешным. Из бизнес-проектов, кажется, «Додо Пицца» таким образом привлекает средства. Судить об их успешности не возьмусь.

Вообще, конечно, риски инвестирования с помощью такого инструмента высоки, проект может быть убыточным, может оказаться пирамидой, а может до реализации и не дойти вовсе: денег не наберут. Думаю, есть смысл присматриваться к заморскому опыту, от них все и пришло. А в целом, сдается мне, если ваш стиль жизни — дауншифтинг, то краудфандинг это для вас.

Павел Пикалев,
глава представительства компании Penny Lane Realty:

– Эти экзотические механизмы мне не кажутся такими уж безнадежными, может, не сейчас, но со временем применять их можно будет. Особенно в Петербурге, где многое завязано на отношениях: понятия «дружественный проект», «общественная поддержка» — это не пустые слова. Вряд ли такие схемы будут использованы для больших затратных проектов, но творческим, общественным, молодежным пространствам (которые так энергично развиваются у нас в городе) они, безусловно, лишними не будут.

Сергей Игонин,
управляющий партнер «АйБи ГРУПП»:

– Как и любой человек, я в своей жизни прибегал к такой схеме — в формате «краудродительства». Но потом я вырос и смог зарабатывать сам. Зачем это понадобилось правительству, я не знаю. Думаю, сначала нашему государству стоит научиться управлять экономикой и налогами. Механизмов и так предостаточно, в том числе на уровне федерального заимствования. А краудфандинг нужен, прежде всего, в творческой сфере — тем, кто реально может что-то предложить людям в обмен на их пожертвования и подарить им радость. Когда музыкант собирает деньги, чтобы выпустить классный альбом, вот это я понимаю.

Олег Барков,
профессиональный девелопер:

– Это известные схемы сбора средств, в которых может участвовать неограниченное количество инвесторов. Что называется, «бросил клич в народ и собрал по копеечке». Я знаю, что это работает, особенно в нынешних условиях, когда доступны различные системы коммуникаций и с таким призывом можно фактически обратиться к каждому. Сам такую схему не применял, потому что в девелопменте это бессмысленно. Но в одной из таких кампаний краудфандинга участвовал, перечислив небольшую сумму на съемки фильма «28 панфиловцев». Чем очень горжусь. Это была правильная инвестиция. Но зачем такие схемы нашему правительству, не знаю. Когда в экономике такие серьезные проблемы, это напоминает выбор косметики для барышни, которая лежит в реанимации с сердечным приступом.

Роман Евстратов,
партнер компании RUSLAND SP:

– Прямо сейчас этим и занимаюсь. Думаю, правительству не удается найти для экономики драйвер, альтернативный сырьевому. И они увидели потенциал в технологических стартапах. И не зря, потому что IT-технологии сейчас меняют все в корне и повышают эффективность целых отраслей на десятки процентов. У нас в недвижимости таким примером может служить платформа NMarket. Всего за год она перевернула рынок, дав небольшим агентствам недвижимости доступ к продаже новостроек. Ведь раньше, если у агентства не было эксклюзивного контракта с крупными застройщиками, 70% предложений оставались для них недоступными. Первичный рынок был поделен между крупными игроками. Теперь он стал более конкурентным.

Опытные агенты, вместо того чтобы тратить творческую энергию на работу с девелоперами, на получение доступа к объекту, занимаются непосредственно продажами. Функции, которые считались сложными, становятся автоматизированными. И таких примеров все больше.

Но эти разработки нуждаются в венчурном финансировании, необычном для России. На самом деле наши венчурные фонды по подходу к инвестициям, по философии мало отличаются от обычных. И краудинвестинг может стать выходом.

Сергей Кравцов,
генеральный директор компании «Элемент-Бетон»:

– Я сначала подумал, вы обзываетесь… Я знаю, что это альтернативные способы собирать деньги на неочевидные проекты. У нас они, насколько мне известно, не слишком популярны. Для строительства наших объектов мы такие схемы, конечно, не используем.

Татьяна Хоботова,
начальник отдела ипотечного кредитования петербургского филиала банка ВТБ24:

– Я успела застать кассы взаимопомощи, участвовала в этом и даже бухгалтерию вела! По сути в перечисленных схемах использован тот же механизм, что и в советских жилищно-строительных кооперативах. В Германии на похожих принципах основана система строительно-сберегательных касс. Эти схемы нужны и полезны, когда нет возможности нормального долгосрочного кредитования. Вот и у нас сейчас возникает тревожная ситуация: даже те, кого кредитуют, не очень понимают, как эти деньги использовать. Финансы не живут отдельно от экономики в целом…

Как пишут СМИ, в скором времени Кремль будет выбирать вектор развития на ближайшие годы. Есть предложения Кудрина, предложения Глазьева. А вот будет и такой «третий путь» имени Правительства РФ — через краудфандинг и краудлендинг.

Николай Пашков,
генеральный директор Knight Frank SPb:

– Это такая хипстерская забава, от системного бизнеса и от девелопмента довольно далекая. На российском рынке недвижимости такие схемы точно не использовались. В Финляндии, насколько мне известно, есть проекты, организаторы которых не хотят (или не могут) использовать кредитные средства. Зачем это вдруг понадобилось? Ну, диапазон версий довольно широк. От имитации бурной деятельности до 401-го способа сравнительно честного отъема денег…

Дмитрий Свительман,
заместитель генерального директора ГК «Аверс»:

– Это очень известная у нас схема, она еще называется МММ! Все дружной толпой скидываются на общее благо, потом кто-то один приходит и все забирает себе. Почему этим должно заниматься правительство — как раз очевидно: если делать что-то понятное, находящееся в границах здравого смысла, могут в конце концов спросить за результат. А вот развивать краудфандинг можно сколько угодно, тем более — на бюджетные средства…

Марк Лернер,
генеральный директор компании «Петрополь»:

– Совсем недавно Дмитрий Медведев ратовал за сохранение русского языка чистым и красивым. Сегодня демонстрирует живой интерес к англицизмам, которые даже сложно выговорить с первого раза. Может быть, найден альтернативный способ спасения страны от кризиса, и таким способом премьер-министр хочет призвать граждан скидываться на восстановление российской экономики? Хотите, допустим, ровные автомобильные дороги или детскую площадку во дворе дома — скидывайтесь. Интересно, а что, если перевести зарплату политиков на краудфандинг? Полагаю, при таком раскладе россияне не без удовольствия поддержат новый правительственный тренд.