НАШ ЦИТАТНИК: «Иногда, чтобы сохранить памятники, лучше, чтобы деньги их не касались. Иногда нищета для памятника культуры лучше, чем сумасшедшие деньги...» Лев Шлосберг

1 марта, 10:30

Один в поле

19 января в 14:10
3 608

Один в поле

Депутат Борис Вишневский предложил исключить из Совета по культурному наследию Михаила Возиянова.

Он написал об этом губернатору Александру Беглову. И предложил заменить г-на Возиянова, гендиректора ООО «ФСК «Лидер Северо-Запад», «одним из представителей историко-культурной и градозащитной общественности».

Аргументы: Михаил Возиянов не является ни профильным специалистом, ни деятелем искусства или науки, ни активистом. Кроме того, ФСК владеет участком, на котором находится здание НИИ целлюлозно-бумажной промышленности, вокруг этого объекта сейчас идут баталии.

В общем, «зачем нам скрипач».

Сейчас в совете заседают 35 человек: шесть чиновников, пять депутатов, три архитектора. (Было четверо – но Даянова больше нет...) Остальные – учёные, директора музеев, преподаватели, реставраторы, функционеры ВООПИиК... Юлия Минутина-Лобанова от движения «Живой город» и режиссёр Александр Сокуров. Девелопер – один. И он, оказывается, лишний. Как и в целом строительный бизнес в этом процессе – лишний. За исключением отдельных меценатов уровня Абрамовича. (Надеюсь, никто не считает «Новую Голландию» коммерческим проектом?)

Предложение Бориса Вишневского – это хуже, чем ошибка, это позиция. Впрочем, он не одинок. Недавно журналист-градозащитник Дмитрий Ратников выступил: «Не вижу ничего страшного в том, что здание вырывают из лап алчного инвестора, и оно остаётся заброшенным. Ставьте забор, консервируйте объект. Рано или поздно бизнес проявит интерес...» Справедливости ради уточним: Ратников приводит несколько примеров, когда бизнес помогал восстановить исторические объекты: Никольские ряды, дома на ул. Шкапина, в Дмитровском переулке. Но преобладают, конечно, «алчные инвесторы». Это ещё ласково: эксперт Александр Карпов на одном из "круглых столов" честил девелоперов «короедами» и «колонизаторами».

Ну, давайте повесим на Михаила Возиянова все девелоперские грехи. Но тогда пусть депутаты Борис Вишневский и Максим Резник тоже отвечают за всё, что наворотили "единороссы" из Мариинского. Это будет честно.

В какой-то удивительный момент нашей общественной жизни пламенные градозащитники неожиданно совпали с политическим мейнстримом. Согласно которому у нас «всё уже было». Всё лучшее – в прошлом. Главное событие ХХ века – победа в войне. Ну, отлично. Теперь оказывается, что и ХХI века – тоже. Живём, навсегда повернув голову назад.

Кстати: куда делись архитекторы? Вот композиторы худо-бедно есть, литераторы очень неплохие случаются. А с архитектурой просто засада. Безвестный инженер, построивший в Нейшлотском переулке непритязательные ангары для конно-железных дорог, – непререкаемый авторитет. И чтобы никакой Земцов или Явейн не смели искажать его замысел! Пусть в Мурино упражняются. «Красный треугольник», наше краснокирпичное всё: я честно искал по открытым источникам имя автора – не нашёл. Отыскал только упоминание о владельцах предприятия и дивидендах в 40%. Такой внушительный, на целый квартал, памятник дивидендам и открытой экономике. Я бы предпочёл, чтобы его всё же выполнили в стиле хай-тек, но никому свой вкус не навязываю. Мой собственный дом на углу Баскова и Маяковского: архитектор неизвестен. Зато известен владелец – каретный мастер Татцкий! По нынешним временам – хозяин автосервиса, причём из понаехавших. То есть бизнес всё же принимал участие в создании вечных ценностей. Рядом «Русский дом» от ЛСР – ну, как минимум не хуже моего, я бы поменялся.

Может, нужна мощная просветительская работа? Надо объяснить массам непросвещённой публики, чем именно обусловлена неприкосновенность дореволюционной застройки, кварталов в духе конструктивизма и далее, вплоть до 1957 года. И что вдруг случилось после? Куда делись мастера-зодчие – все полегли в неравной борьбе с архитектурными излишествами?

Ах да, конечно. Исторический центр ценен как ансамбль, своей целостностью и соразмерностью. Так, может, тогда уточним предмет охраны – контур, линию фасадов? А планировки всё же разрешим переделать и в третьих дворах как-нибудь позволим навести порядок? И насчёт «небесной линии», которая по карнизу Эрмитажа: она обязательна только при взгляде из центра? А наоборот, на подъезде, скажем, из Териок – уже не так строго?

Эти вопросы вслух (тем более – в СМИ) задавать как-то неприлично. Но обсуждать их придётся. Причём именно с участием бизнеса. Потому что без него – бессмысленно. На весь город Абрамовичей не напасёшься. И насчёт бюджета: не надо бредить. На Эрмитаж дадут, на форты – дадут, а на рядовую застройку, хоть бы и историческую – не дождётесь. Шести-семи ежегодных КГИОПовских миллиардов хватит только на покраску фасадов, и то не всех, а выборочно. И лепнина будет падать гражданам на голову, вызывая пароксизмы бюрократической активности.

Или давайте скажем громко и честно: мы ничего придумать не можем, ничего делать не будем, инвесторов прогоним пахучими тряпками и законсервируем всё для будущих поколений. Затянем город зелёной сеткой, пусть внуки разбираются. 

Кстати, NSP планирует сделать эту тему – судьба исторического центра – одной из главных в 2021 году. Будем спорить, искать решения, и обязательно – вместе с застройщиками. Потому что откладывать уже некуда.

И, может, стоит поменять ориентиры. Вот пусть отметкой будет не сто лет после чего-то, а хотя бы десять, но до. Например, до полёта на Марс. И отсчитывать: девять, восемь, семь...