НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

24 мая, 18:02
Сегодня в 09:00

«Нам открылось окно возможностей. Важно им воспользоваться»

Крупнейший производитель лифтов на территории Петербурга – компания OTIS – не принимает новые заказы. Однако в городе есть еще несколько производств, для которых уход такого игрока откроет новые возможности. О том, справятся ли местные предприятия с возросшим спросом при условии прекращения поставок европейских комплектующих, рассказывает генеральный директор Санкт-Петербургского лифтового завода Дмитрий Мареев.

Дмитрий Мареев, генеральный директор Санкт-Петербургского лифтового завода
Мареев
Дмитрий

генеральный директор Санкт-Петербургского лифтового завода

– Когда появился ваш завод?
– Предприятие образовано еще в 2009 году на основании межправительственного соглашения между Республикой Беларусь и администрацией Петербурга. Мы проходили этап кооперации с заводом «Могилевлифтмаш», брали за основу его продукцию и технологии, но изначально была задача создать независимое производство. Сначала арендовали площадку у завода «Экран» НПП «Радуга» в Красном Селе. В 2015 году начали строить нынешнее производство в промзоне «Большевик» в деревне Разбегаево. Участок примерно 1 га осваивали с нуля, на строительство ушло около трех лет, затем комплектация, поставка и отладка станков. Сейчас у нас около 4000 кв. м производственных и складских помещений. Концепция изначально подразумевала современное предприятие, с оптимизацией процессов и минимизацией необходимого пространства. Мы хотели соответствовать типу SMART-производства.
Действующий комплекс запустили в начале 2020 года. Как раз грянул кризис, и мы, как и другие бизнесы, столкнулись со срывами поставок комплектующих, но справились. А теперь видим окно возможностей в связи с уходом или приостановкой работы крупных производителей лифтов – OTIS, KONE, Thyssen, Schindler. 

– Кто потребители вашей продукции?
– Мы поставляем лифты и для жилых новостроек, и для офисов. Есть и контракты в рамках капитального ремонта, но работать с ними сложнее, поскольку замена лифтов в старом фонде влечет и попутные строительные работы. Приходится работать и в зданиях-памятниках, охраняемых КГИОП. В городе много старых лифтов с металлокаркасными и подвесными шахтами. Их конструктив полностью подлежит замене.

– Эти работы тоже выполняете?
– Да. Причем стараемся полностью локализовать производство и все детали и конструкции изготавливать на своей площадке: весь шахтный металл, саму шахту, облицовку, двери в машинные помещения, люки и т. д. На все эти изделия получены сертификаты.

Фото: NSP.ru

– Какова мощность завода?
– Общая проектная мощность – около 600 лифтов год, но на старте она составляла примерно 200, а в 2020 году мы произвели порядка 120 единиц. В 2021 году увеличили выпуск до 170 единиц, а в этом году планируем выйти на 200-250. Будем наблюдать за спросом. В городе остается порядка пяти небольших производств. Так что конкуренция сохраняется. Кстати, раньше львиную долю рынка занимал OTIS, с которым сложно было конкурировать. Такой крупный производитель может демпинговать, заходя в масштабные девелоперские проекты.

– Schindler, например, специализировался на лифтах для проектов высокого класса. Их тоже сможете заменить?
– Мы в основном ориентировались на лифты класса «эконом» и «эконом+». В целом такое позиционирование сохраняется. Однако мы поставляли лифты и в жилые комплексы бизнес-класса, используя такие современные материалы, как металлопласт, нержавеющую сталь, европейские узлы безопасности и лебедки. Успешный опыт есть.

– Даже с классификацией жилья  большие сложности, а как отличить лифт «эконом» от «бизнеса»?
– Основное, что видит потребитель, это, конечно, кабина, поэтому от ее оформления зависит и класс. В отделке может использоваться крашеная сталь, нержавейка, металлопласт или иные декоративные материалы. Важный нюанс – панель управления, кнопки, табло. Однако может отличаться и скорость движения кабины, плавность хода и открытия дверей.

– Для меня вот не столь важен цвет кабины. Главное, чтобы ее не трясло и не болтало при движении.
– Произвести хороший лифт – еще полдела. Нужно его качественно смонтировать, а потом качественно обслуживать. У этого продукта есть жизненный цикл, требующий внимания на всех стадиях. Болтающаяся кабина, скрежет при движении, неточная остановка на этажах – скорее всего, результат неквалифицированного монтажа или эксплуатации.

– А вы лифты обслуживаете?
– Мы занимаемся проектированием, производством и монтажом с последующей сдачей в эксплуатацию. Сначала брали на себя и обслуживание, но потом решили сосредоточиться на основных задачах.

Фото: NSP.ru

– А если последующая эксплуатация будет обязательным условием заказчика?
– Есть несколько специализированных компаний, с которыми мы сотрудничаем. Так что эксплуатацией занимаются партнеры, а мы обеспечиваем поставку и замену узлов по гарантии и после ее истечения.

– Застройщики стараются по максимуму использовать площадь новостроек. Лифты можно «оптимизировать»?
– Габариты шахты варьируются в зависимости от грузоподъемности лифта. Но сам лифт может быть глубоким, широким или квадратным. Возможность «поиграть» с планировками есть. Сейчас застройщики отказываются от технических этажей и используют лифты без машинного помещения. Лебедку устанавливают непосредственно в шахте (как и все остальное оборудование), а станцию управления – в лифтовом холле. Такие лифты примерно на 20% дороже, но затраты на строительство технического этажа, само собой, выше.
На рынке есть несколько моделей лифтов стандартных габаритов, которые могут изготовить все производители. Хотя в старом фонде много так называемых усеченных лифтов. Если их ширина менее 1100 мм, с заменой могут возникнуть проблемы. При производстве такой модели есть своя специфика. Этот сегмент раньше полностью закрывал OTIS, выпуская лифты с распашными дверями. Хотя его могут заменить производители из Москвы и Подмосковья. Мы также осваиваем этот сегмент.

– Насколько трудно изготовить лифт нестандартного размера?
– Это не самая сложная задача. В принципе все производители уже к ней адаптировались и накопили какой-то опыт. А вот лифт для здания высотой более 25 этажей сделать гораздо труднее. Эту нишу занимали исключительно иностранные поставщики. Нужны лебедки других характеристик, подвесные системы и узлы безопасности. Все это поставлялось из-за рубежа. К сожалению, у отечественных производителей пока не хватает компетенций, чтобы полностью заместить импорт.
Но как раз на небольших производствах легче воплотить особые пожелания заказчика: любой тюнинг кабины, нестандартная отделка и т. д. Заводу с массовым поточным производством сложнее адаптироваться к нестандартным запросам.

– Одно время застройщики рекламировали лифты с рекуперацией энергии…
– Мы такие системы можем установить, но не делаем этого. Тут скорее маркетинговый ход, поскольку даже наше законодательство не позволяет возвращать в сеть энергию от рекуперации. Речь может идти только о сокращении потребления самим лифтом, но дополнительное оборудование увеличивает его стоимость, так что экономия неоднозначна.

Фото: NSP.ru

– А какие новинки сейчас в тренде?
– Например, применение безредукторных лебедок. Они занимают меньше места, меньше шумят и более экологичны, поскольку в них не используется масло. Но эту продукцию в основном импортировали. Есть новые фишки, связанные с электроникой (сенсорное или бесконтактное управление), различные алгоритмы контроля движения лифта и диспетчеризации. Появляются, например, большие экраны, чтобы на них мелькали прогноз погоды, новости или реклама. Можно установить по задней стенке экраны, имитирующие движение панорамного лифта. Но это стоит дополнительных денег, а в эконом-сегменте довольно сложно внедрять что-то новое.

– Как сказались на работе предприятия санкции? Есть ли сложности с обслуживанием оборудования и комплектующими?
– Станочный парк у нас из Китая, России и Турции. Не надо заблуждаться относительно качества всех китайских товаров. У нас, например, более половины станков китайского производства, и за два года они отлично себя зарекомендовали. Есть один итальянский станок раскроя, который мы привезли со старой площадки и уже два года обслуживаем сами, подыскиваем альтернативные запчасти, поскольку производитель в принципе больше таких не выпускает.
В плане комплектующих тоже переориентируемся на поставщиков из Китая и Турции. Хотя это, конечно, займет время.
Мы использовали импортные лебедки и частотные преобразователи для управления ими. Периферию, узлы безопасности, станцию управления мы также закупаем, но выбор поставщиков есть, так что перебоев с поставками мы не ожидаем.

– А почему раньше вы не покупали китайские комплектующие?
– Это вопрос логистики. На Дальнем Востоке присутствие китайских производителей гораздо больше, чем в европейской части России. Нам было гораздо проще и быстрее привозить комплектующие из Европы.

– С учетом нынешних сложностей способны ли отечественные игроки компенсировать уход крупных иностранных производителей лифтов?
– Вполне. Это отличный шанс нарастить объемы. Кстати, в мае мы приступаем к строительству второго промышленного модуля на 1500 кв. м. Это позволит еще больше локализовать производство на одной площадке. 
Сейчас очень важна поддержка со стороны государства. Надеемся, что образовавшееся окно возможностей отечественное лифтостроение использует эффективно.