НАШ ЦИТАТНИК: «Сейчас мы наблюдаем «неестественный» спрос: квартиры покупают даже те, у кого жилищный вопрос не первоочередной…» Никита Пальянов

23 октября, 11:42

Мы не стремимся взорвать рынок

5 октября 2015 в 05:40
3 368

Мы не стремимся взорвать рынок

Скандинавский концерн NCC работает в России более 40 лет, однако инвестиционным жилищным строительством занялся относительно недавно. Компания применяет на местных стройках опыт финских и шведских коллег. Например, полностью перевела проекты на BIM-технологию, сертифицировала один из домов по британскому экостандарту BREEAM, первой в Петербурге согласовала использование системы рекуперации. О том, как в наших реалиях можно строить такое же жилье, как в Скандинавии, и чему стоит поучиться российскому бизнесу у иностранцев, рассказывает Александр Свинолобов, директор по развитию NCC в России.

Свинолобов Александр
Свинолобов Александр
директор по развитию
Bonava

Скандинавский концерн NCC работает в России более 40 лет, однако инвестиционным жилищным строительством занялся относительно недавно. Компания применяет на местных стройках опыт финских и шведских коллег. Например, полностью перевела проекты на BIM-технологию, сертифицировала один из домов по британскому экостандарту BREEAM, первой в Петербурге согласовала использование системы рекуперации. О том, как в наших реалиях можно строить такое же жилье, как в Скандинавии, и чему стоит поучиться российскому бизнесу у иностранцев, рассказывает Александр Свинолобов, директор по развитию NCC в России.

– NCC строит дома в Петербурге и Ленинградской области. Планируется ли региональная экспансия? Какова долгосрочная стратегия развития?

– Пока мы сосредоточены на петербургском регионе. Взорвать рынок, стать первыми по объему или лучшими по каким-то эфемерным показателям не стремимся. Мы всегда действуем размеренно, а сейчас — тем более.

Стратегия направлена в первую очередь на то, чтобы нас выбирал покупатель, которому мы интересны. По-английски она звучит как Customer first choice, т. е. первый выбор потребителя из нашего сегмента.

– У вашей материнской компании высокие стандарты качества строительства. Как вам работается с российскими подрядчиками?

– У нас четкая система надзора. Очень много позиций мы отдаем на субподряд, но качество строительства и безопасность контролируют штатные сотрудники концерна. Подрядчиков выбираем на тендерах. Выходя на наши площадки, компании должны подтягиваться под определенные требования, повышать квалификацию и качество работ. Но зато потом мы для них — неплохая запись в портфолио.

– Вы используете прогрессивные для российского рынка технологии. Над чем сейчас работаете?

– Строительство — все-таки не ракетостроение. Это непростой процесс, наукоемкий и технологичный, но на самом деле не такой и сложный. И основная «фишка» — в качестве и безопасности объекта.

Но мы действительно стараемся внедрять инновационные системы. Дальше будем развивать тему энергоэффективности, работаем над тем, чтобы сократить потребление тех или иных ресурсов, например, благодаря использованию сточных вод.

С одной стороны, это модная тенденция, с другой — в Европе на законодательном уровне уже прописаны пассивные или «нулевые» дома с минимальным потреблением тепла. В России к этой теме относятся несколько иначе, но мы сейчас думаем над тем, как запустить пилотный проект. На своих объектах в массовом порядке переходим к рекуперации.

Инновационными считаем все решения, которые помогают улучшить качество жизни. Например, в Skandi Klubb делаем систему отопления не по стоякам, а лучевую. В России есть закон об измерении тепла, отпускаемого каждой квартире, но точно сосчитать его невозможно, очень большая погрешность. При лучевой системе в квартиру ведет одна труба, на которую можно поставить счетчик. Это не сложная система, но над ней нужно работать. Сейчас ее рассматривают многие застройщики, мы же перешли к практике. На самом деле все, что мы делаем здесь, уже сделано где-то до нас. Мы во многом ориентируемся на страны, где работает концерн: Финляндию и Швецию. Та же рекуперация применяется там уже 30–40 лет.

– Есть ли западные технологии, которые невозможно использовать из-за специфики нашего рынка?

– В Швеции дома обогревают тепловыми насосами, мы видели, как это работает на одном из объектов концерна в Стокгольме. Там такое оборудование относится к категории must have. У нас эту технологию теоретически тоже можно применить, но мало кто может сделать это на должном уровне. Везти специалистов из Швеции недешево, плюс предстоит создать законодательный прецедент: дом, находящийся на самообеспечении. В России очень сильная зависимость от монополистов, которую сложно разорвать.

– Ваша компания второй в России получила сертификат экологического стандарта BREEAM на жилой дом. Чего это стоило и зачем он нужен?

– Сертификат выдан на один из домов в ЖК «Шведская крона». Это тот же объект, на котором мы первыми в Петербурге согласовали и установили систему поквартирной рекуперации. Эксперты оценивали его энерго- и водоэффективность, стройматериалы, транспортную доступность, организацию стройки, наличие велопарковок и пр. Никаких особых затрат не было: сертификация проходила уже после ввода, т. е. специально под BREEAM дом не строили. Сертификат мы получали по двум причинам: для клиентов -— чтобы у нас было общепризнанное и уважаемое экспертами и потребителями подтверждение, что объект «зеленый», для себя — в качестве определенной фиксации наших успехов.

– Вы полностью перешли на BIM-технологию. Какие-то сложности в связи с этим возникли? Что вам дает информационное моделирование?

– BIM на наших стройках используется давно, а теперь мы перешли на нее полностью. Эта технология — очень важный элемент управления строительством. Она дает возможность увязать все составляющие проекта на одной платформе в режиме он-лайн, позволяет сократить сроки работ, упрощает корректировку и пр. На стадии проектирования у нас были некоторые проблемы с адаптацией технологии к нашим бизнес-процессам, с выбором подрядчиков, обучением команды и пр. Но это все решаемо.

Затраты приходятся на начальный этап, т. е. на покупку программного обеспечения, обучение и пр. На бюджет конкретного проекта они не влияют. В то же время проектирование в модели BIM сокращает число возможных ошибок в несколько раз. А это экономия денег и времени.

– Конкуренты следят за вашей работой и копируют отдельные решения. Как вы к этому относитесь?

– Позитивно относимся. Если у нас есть, чему поучиться, — учитесь, берите. Однако просто скопировать — еще не значит достичь успеха. Например, сделать те же европланировки — это ведь не просто нарисовать планчик, там очень много работы внутри, все должно быть в комплексе. Ведь если правильную планировку сделать с плохой отделкой или неровными стыками, эффект будет уже не тот.

Ну и, кстати, нам тоже есть, что подсмотреть у коллег.

– У вас есть какие-то особые технологии продвижения?

– Изначально мы занимались продвижением объектов в районах строительства, сейчас думаем над кампанией на уровне города, чтобы нас лучше узнавали на рынке. Пока 90–95% квартир покупают к моменту сдачи дома, это хороший показатель. Но по мере запуска новых строек, конечно, понадобится более активная реклама.

В продвижении мы оперируем базовыми ценностями: качество, доверие. Для клиентов проводим праздники, организуем так называемые школы жизни, где объясняем, как грамотно эксплуатировать новостройку, знакомим соседей друг с другом. Но это не технология продаж, а, скорее, элементы программы клиентского сервиса.

– Как складываются отношения с управляющими компаниями?

– По нашему законодательству застройщик не управляет домом. После ввода объекта в эксплуатацию проходит конкурс, и компания никак не может повлиять на него. Получается, мы все построили хорошо, а управляющая компания работает ненадлежащим образом, и ничего не поделаешь. Это серьезная проблема, хотя профессиональных организаций в этой сфере постепенно становится больше. Конечно, ТСЖ вправе сменить УК, но это долгая организационная процедура, а люди хотят так: заплатил — и ни о чем не думай, все должно быть хорошо.

– Этот бизнес компании не интересен?

– Мы не рассматриваем эксплуатацию с точки зрения бизнеса, это такая ниша, с которой нужно работать. Если правила изменятся, мы сможем улучшить восприятие наших объектов и избежать некоторых рисков. Ведь для потребителей эти дома все равно остаются нашими, да и мы хотим оставить о себе хорошую память.

– Велика ли на объектах доля импортных материалов?

– Мы практически не зависим от импорта. Хотя есть определенные позиции, которые, к сожалению, у нас пока не дотягивают. В первую очередь — инженерное оборудование, например, вентиляционные системы. Это отнюдь не мелочи, но они не так жестко влияют на себестоимость. В целом стараемся максимально использовать отечественные материалы, в том числе и иностранных производителей, работающих в России.

– Много ли у вас покупателей из регионов?

– Их очень много в ЖК «Эланд» в Девяткино, расположенном на территории Ленобласти, хотя и у границы с Петербургом. Это связано с относительно доступной ценой, хорошей локацией с точки зрения транспортной доступности и степенью готовности квартир. Несколько квартир я передавал покупателям как обычный сотрудник, и даже в жилье с подготовкой под чистовую отделку люди собирались въезжать практически сразу.

– Какие элементы скандинавской модели бизнеса, на ваш взгляд, стоит перенять российским компаниям?

– В первую очередь — отношение к клиенту, ведь он приносит компании деньги. Он ожидает, что мы не просто построим метры, а создадим ему комфортную среду для жизни. Это крайне важно понимать и учитывать. У нас это прописано в стандартах компании: клиент — наш партнер, и мы должны отработать его деньги так, чтобы он не пожалел о покупке.

И подход к сотрудникам. На Западе уже давно осознали, что человеческий капитал — один из основных факторов успешного бизнеса. Стоит, правда, отметить, что и в России это начинают понимать.