НАШ ЦИТАТНИК: «Надо, наконец, понять, что весь исторический центр с дореволюционными домами с деревянными перекрытиями – это бомба замедленного действия...» Виталий Никифоровский

16 апреля, 14:59

Швейцарцы на референдуме отказались от гарантированного дохода в $2530. Как думаете, почему? И как проголосовали бы россияне?

13 июня 2016 в 19:57
4 771

Швейцарцы на референдуме отказались от гарантированного дохода в $2530. Как думаете, почему? И как проголосовали бы россияне?

Швейцарцы на референдуме высказались против гарантированного базового дохода в $2530. В Финляндии проводят эксперимент: с этого года 10 000 граждан трудоспособного возраста в течение двух лет будут получать по 550 евро в месяц. Своим мнением с NSP поделились Алексей Люкшин, Алексей Бушуев, Михаил Мамошин, Роман Корников, Олег Барков и др.

Знак-вопроса-NSP.RU

Как вы оцениваете идею гарантированного дохода? Как вы думаете, почему швейцарцы отказались от денег? Если бы у нас проводили такой опрос, какими были бы результаты?

Станислав Жигунов,
руководитель отдела маркетинга и рекламы ГК «ЦДС»:

– Не думаю, что подобное начинание принесло бы России пользу. Да и ситуация в экономике сейчас слишком сложная, чтобы поднимать такую тему. Швейцарцы — очень прагматичный народ, и они прекрасно понимают: невозможно получать блага, не давая ничего взамен. В конечном счете это приведет к упадку. Но, думаю, россияне проголосовали бы за введение единого гарантированного дохода.

Владислав Фадеев,
руководитель отдела исследований компании JLL в Санкт-Петербурге:

– Если русскому человеку предложить $2500 в месяц, результаты будут близки к 100% «за». Но если вопрос будет стоять так: «Готовы ли вы отменить все социальные льготы, если бы вам гарантировали доход в 2500 рублей?» — результат может быть аналогичен швейцарскому.

Александр Батушанский,
генеральный директор компании «Решение»:

– Идея так называемого безусловного дохода давно витает в развитых странах, где очень высокий уровень налогообложения. И для этого есть фундаментальные причины. Во-первых, есть уверенность, что большинство граждан все равно не перестанет работать. Во-вторых, есть понимание, что число рабочих мест неизбежно сократится из-за роботизации, автоматизации и пр. Ну сколько еще пройдет лет, прежде чем отпадет нужда, например, в водителях? Вряд ли очень много. А в той же Швейцарии наблюдается дефляция. Страна может позволить себе попросту печать деньги, чтобы попытаться оживить спрос. Другое дело, что последствия этих мер пока слабо просчитаны. Есть опасения, что такие выплаты дадут лишь временный эффект с точки зрения разгона инфляции, а негативных моментов окажется больше.

Например, в Финляндии, как я понимаю, эксперимент с безусловным доходом пока идет, чтобы оценить, как вообще отреагируют граждане. Для кого это станет стимулом отказаться от работы? Но еще раз подчеркну, что все это актуально только для очень развитых стран.
Нет сомнений, что у нас минимум 60% опрошенных граждан, не подумав, одобрили бы такие выплаты. Но мы к этому и не готовы. А к тому моменту, как будем готовы, наверняка накопится большая практика.

Алексей Люкшин,
адвокат, генеральный директор юридической компании «Люкшин и партнеры»:

– Это утопия, которая противоречит природе человека, нуждающегося в труде. Швейцарцы доказали, что они люди разумные, и не повелись на халяву. К тому же здесь есть и другой момент. Европа и без того страдает от наплыва приезжих, многие из которых надеются прожить на пособия. А с такими выплатами число желающих получить гражданство всеми правдами и неправдами возросло бы в разы. В России, конечно, даже рассуждать об этом смешно. Наверное, не менее 70% одобрило бы гарантированные выплаты.

Андрей Кошкин,
генеральный директор группы «Ярд»:

– Идея гарантированного дохода — что-то из области коммунистического лозунга «От каждого по способностям — каждому по потребностям». Удивительно, как вообще этот романтический проект был вынесен на референдум. Швейцария — капиталистическая страна, и подобный закон мог спровоцировать как экономический спад в целом, так и увеличение безработицы и рост социального иждивенчества. Судя по реакции наших соотечественников на швейцарский референдум, большинство до сих пор не понимает, что все социальные выплаты берутся из поступающих в казну налогов, в основном с налогов работающих граждан. И если бы население нашей страны с радостью проголосовало за введение безусловного дохода в России, то сами бы за это и заплатили. Но не только за себя, но и за всех неработающих граждан, включая детей, пенсионеров и просто безработных.

Ольга Пономарева,
вице-президент ГК «Леорса»:

– Если подавляющее большинство швейцарцев отказалось, значит, на то у них были причины, о которых мы не знаем. Просто так никто от денег не отказывается. Результаты в России будут зависеть от того, что именно нам предложат и как государство будет «продавать» эту идею. Наши граждане не очень любят вникать в детали, поэтому вполне возможно, что проголосуют за гарантированный доход. У нас все еще верят в сказку.

Алексей Бушуев,
генеральный директор компании Seven Suns Development:

– Это не очень хорошая идея. Человек должен зарабатывать и получать блага пропорционально своему труду. Равенство на основе гарантированного дохода — это тупиковый путь. В той же Европе видно, как ведут себя мигранты, которые получают пособия: в большинстве своем они ничего не делают. Швейцарцы могли отказаться от денег по тем соображениям, о которых я сказал. Возможно, у них и так все хорошо, поэтому решили ничего не менять.

Что касается нас, то тут я абсолютно уверен, что наш неизбалованный народ с удовольствием проголосовал бы «за». В силу разных обстоятельств страсть к халяве глубоко внедрилась в сознание наших граждан.

Михаил Мамошин,
руководитель архитектурного бюро:

– Мы не знаем всех тонкостей швейцарского референдума. Во многом отказ от гарантированного дохода для безработных связан с увеличением налогов для работающих. Нас бессмысленно сравнивать со швейцарцами: эта страна не участвовала ни в Первой, ни во Второй мировой войнах, при этом хранила деньги обеих воюющих сторон, а потом лечила представителей и той и другой стороны. Мы живем совершенно в ином мире, и у нас априори нет почвы для разговоров о серьезном гарантированном доходе. Чтобы содержать такую гигантскую территорию, России надо много работать.

Роман Корников,
генеральный директор ГК «Банк Жилищных Решений»:

– Я убежден, что государство таким образом снимает с себя ответственность за выполнение социальных обязательств. Деньги дали, а дальше — как хотите. К государству никаких вопросов. Точно так же я оцениваю нашу очередную пенсионную реформу, когда гражданам предлагают самим накопить на пенсию. Швейцарцы отказались от денег, потому что понимают: у большинства обывателей просто не хватит знаний для того, чтобы эти деньги сохранить и обеспечить себе «подушку безопасности» на случай любых житейских потрясений. Невозможно человеку самому себе стать государством. В России внедрять такое я бы никому не посоветовал. Потому что наш человек сначала возьмет деньги, потом начнет предъявлять претензии, а потом устроит бунт.

Роман Евстратов,
партнер компании Rusland SP:

– Рискну предположить, что в Швейцарии люди отказались от даровых денег, потому что уверены в возможности заработать и уважают труд. В России результаты были бы прямо противоположны. У нас люди совсем не уверены в том, что смогут заработать. Многие уже теряли сбережения, работу, бизнес и собственность. О последствиях даже думать не хочется. Хорошо, что Россия — не Швейцария, здесь нет таких денег.

Олег Барков,
генеральный директор компании «Ханса Девелопмент»:

– Все зависит от того, какой доход. Гарантированно высокий доход — путь общества к деградации. Но без действующего собеса 2500 долларов в Швейцарии — не такой уж подарок. Даже самые отъявленные дауншифтеры понимают, что на эти деньги в их дорогой стране не зажируешь. А вот налоги придется поднять. Значит, людям работающим это тоже совершенно неинтересно. Если бы гражданам России предложили гарантированный доход в 15 000 рублей (это реалистичная цифра, соотносимая с возможностями нашей экономики), результат, думаю, был бы тот же. Наши люди мыслят довольно трезво.