НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

23 мая, 13:27
15 ноября 2016 в 06:18

Двор разочарований

Cовету по культурному наследию не понравился проект реконструкции одного из дворов Михайловского дворца.

Фактически это значит, что громкий  для Русского музея проект, запланированный на кредит МБРР при участии Минкульта, не состоится. Ведь в ноябре Фонд инвестиционных и строительных проектов (ФИСП) должен был отправить согласованный проект в штаб-квартиру Всемирного банка в Вашингтоне, а тот до конца декабря – принять официальное решение о его финансировании. Теперь получается, что проект нужно опять корректировать, а значит, к часу «X» вряд ли успеть. К тому же предварительные договоренности были об одном, а теперь из проекта предлагают убрать существенные детали. В частности, Совет рекомендовал отказаться от конференц-зала, который Русский музей хотел устроить на первом этаже многоуровневого  атриума. Зам. председателя Совета по культурному наследию Михаил Мильчик недоумевает: «Так ли нужен Русскому музею конференц-зал именно в Михайловском дворце, если совсем рядом – в корпусе Бенуа – такой зал есть?» Депутат ЗС Алексей Ковалев и вовсе предложил на уровне Президентского совета обсудить вопрос о том, как Русский музей использует переданные ему здания-памятники: «В Строгановском дворце на Невском помещения сдаются коммерческим фирмам. Михайловский замок почти пустой». Эксперты не возражают против превращения этого двора площадью 140 кв.м  в атриум, но перекрыть его предлагают лишь на уровне кровли. К тому же эксперты усомнились в точности расчетов нагрузки от новых конструкций на исторические стены, да и профессионализм архитекторов из «ЛенПолпроекта»  вызвал у них сомнения. Знатокам наследия не понравилась идея устроить у главного входа во дворец дублирующий пандус для заезда инвалидных колясок. А обстоятельство, что в этом памятнике федерального значения до сих пор не утверждены предметы охраны, и вовсе вызвало изумление.

Так что проект отправили на доработку. «Мы, конечно, выполним эти требования по корректировке, – говорит Владимир Баженов, зам. директора Русского музея. – Но кто будет финансировать проект? У МБРР истекают сроки, а Минкульт в этом году не выделил нам ни рубля ни на одно здание. Неужели они выделят 850 миллионов на один двор?»