НАШ ЦИТАТНИК: «Если здание находится в центре города, сейчас этого по факту достаточно, чтобы причислить его к лику «градостроительных святынь». Однако отнесение всех домов к историческим исключительно по году постройки абсурдно…» Дмитрий Некрестьянов

17 мая, 21:19
6 октября 2015 в 14:20

Прибавка с нюансами

КГИОП намерен расстаться с сотней выявленных объектов культурного наследия, сделав их памятниками регионального значения.

Кроме того, предполагается снять с охраны девять региональных памятников в Петродворце и Ломоносове. Для этого по федеральному законодательству необходима историко-культурная экспертиза. На эти цели Смольный намерен выделить свыше 8 млн рублей. Соответствующие конкурсы уже объявлены.

Перечень выявленных объектов обширен и по географии (тут и центр, и пригороды), и по функционалу: от тяговых подстанций до жилых домов, фонтанов и парков. Техническое состояние объектов тоже разное: от аварийных Ушаковских бань (на ул. Зои Космодемьянской), которые предполагается включить в реестр культурного наследия, до вполне приличного Декорационного магазина и зала Дирекции Императорских театров (на ул. Писарева, 20).

Правда, после пожара в 2003 году он был превращен в Концертный зал Мариинского театра, так что от исторического здания сохранился только лицевой фасад. Тем не менее объект тоже хотят признать памятником. А вот Екатерининский собор, воссозданный в центре Пушкина (частично на старых основаниях), в реестр не попадет. Зато в него войдут старые фундаменты, остатки захоронений в подвале прежнего храма и сквер, который прежде был Соборной площадью.

По предварительной калькуляции, экспертиза одного объекта стоит 300 000–400 000 руб.

Независимое поручение

Перед специалистами, которые займутся экспертизой, стоят разнообразные задачи. Что любопытно, они уже сформулированы на старте, хотя априори считается, что историко-культурная экспертиза не должна быть ангажированной. Тем не менее по каждому пункту перечня указано, что надо сделать: обосновать включение объекта (таковых, кстати, большинство) или исключение.

Кстати, исключить велено лишь девять региональных пригородных объектов. Все они деревянные, и состояние их оставляет желать лучшего. Документальные аргументы в пользу сноса экспертам предоставят. Впрочем, некогда жилой дом на Еленинской ул., 8, который рекомендован к исключению, уже полностью утрачен вместе с исторической планировкой и старыми деревьями на территории. Но тревожит, что четыре памятника нужно исключить из реестра на основании некоего «поручения». Кто дал такие указания комитету, чиновники умалчивают.

Необходимо уточнить сведения о бывшем Зверинце (историческом районе Павловска) — том самом, который в прежней номинации ЮНЕСКО был ошибочно упомянут как Зоосад. И установить требования к градостроительным регламентам и деятельности на этой территории. Ей хотят придать статус достопримечательного места.

Сведения предстоит уточнять и о Тяговой подстанции ленинградского трамвая им. Урицкого в Дегтярном пер., 5, лит. А. Любопытно, что «принять в памятники» КГИОП предписывает еще три подстанции: «Клинскую», «Василеостровскую», а также подстанцию на Б. Подъяческой ул., 27А. Все они работали во время блокады. Но вот о подстанции на наб. р. Фонтанки, 3А, прославившейся благодаря несостоявшемуся (по крайней мере, пока) инвестпроекту, — молчок.

Впрочем, это вовсе не значит, что добро на реализацию девелоперских планов гарантировано. Экспертизой этого объекта занимается ВООПИиК, но очень долго. Правда, КГИОП несколько раз возвращал экспертное заключение на доработку.

Неконструктивная цена

Есть еще несколько любопытных аспектов. Так, признать памятниками хотят незаслуженно забытые конструктивистские объекты, в частности, бани «Гигант», Палевский и Бабуринский жилмассивы. Спору нет, конструктивизм, который многие искусствоведы признают единственным уникальным вкладом России в историю мировой архитектуры, достоин бережной охраны. Но не надо забывать, что большинство зданий той поры (1920–1930‑е) построены из некачественных материалов и состояние их плачевно. Если они станут памятниками, то их по закону можно только реставрировать. А где деньги? Представить, что не слишком состоятельные обитатели домов в Невском районе всерьез на это потратятся — невозможно. Примеров, когда преображение конструктивистских шедевров происходило бы за счет города, пока нет.

Еще одна, казалось бы, мелкая деталь: некоторые объекты в Пушкине значатся по адресам советских времен (улица Коминтерна, Пролеткульта и пр.), в то время как давно возвращены исторические названия: Оранжерейная, Набережная… Непонятно, будут ли уточнения. В противном случае не исключено повторение московского прецедента, когда Москомнаследия проиграл суд с владельцами знаменитого дома Наркомфина (арх. Мельников) лишь по той причине, что в правоустанавливающих документах и в охранном обязательстве значились разные улицы.