НАШ ЦИТАТНИК: «Если программу господдержки не продлят после 1 ноября, а ипотечные ставки останутся на прежнем уровне, это может оказаться критичным для рынка массового жилья…» Никита Пальянов

3 августа, 15:25

«В Петербурге к любой новой высотной доминанте принято относиться с недоверием»

21 июля в 13:21
545

«В Петербурге к любой новой высотной доминанте принято относиться с недоверием»

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин рассуждает о том, какого развития не хватает Петербургу, чтобы не потерять статус культурной столицы.

Мы привыкли считать Петербург особым городом: культурной столицей, музеем под открытым небом. Но для того, чтобы это были не тривиальные ярлыки, город должен развиваться, трансформироваться, искать новые способы взаимодействия между культурными слоями, между прошлым и настоящим.

Власти города регулярно актуализируют стратегию социально-экономического развития, но концепция культурного развития у Петербурга отсутствует. Я уверен, что потенциал нашего города больше, чем удовлетворение запроса на классический культурный туризм, с посещением Эрмитажа, Мариинки и Александринки, а также паломничества к нескольким памятникам. Изменить ситуацию могла бы некая концепция с чётко прописанным сценарием, включающим грамотное развитие городских театров и создание новых достопримечательностей, в том числе архитектурных.

Петербург действительно особый город, к которому нужен индивидуальный подход. Но девиз «не навреди», которым принято руководствоваться, защищая исторический облик, часто мешает развитию, делает его менее динамичным, чем оно может быть. Я признаю, что во всём должна быть мера, и объекты современной архитектуры должны очень деликатно встраиваться в городскую ткань исторической застройки, не разрывая сложившихся ансамблей, а создавая новые. Например, удачной архитектурной триадой можно считать пролёт ЗСД, перекинутый через Финский залив, башню «Лахта-центра» и эллипсоид стадиона.

Но в отличие от Москвы Петербург – горизонтальный, а не вертикальный город, и к любой новой высотной доминанте здесь принято относиться с недоверием. На мой взгляд, вертикальные доминанты допустимы, но их цель не разрушать существующую горизонталь, а подчёркивать её. Таким примером могла бы стать колокольня Смольного собора – нереализованный проект архитектора Бартоломео Растрелли, о воплощении которого вот уже почти год идёт оживлённая дискуссия в архитектурном и культурном сообществах Петербурга. Представьте себя на площади Растрелли: вы видите колокольню издалека. Она притягивает взгляд, вы подходите ближе, проходите под аркой – и тут вам открывается обзор на Смольный собор. На мой взгляд, такой эффект весьма театрален. С появлением 170-метровой колокольни мы можем получить ещё один прекрасный архитектурный ансамбль, новый открыточный вид и место притяжения. Здесь можно было бы создать новое общественное пространство, раздвигающее тесные границы классической культуры. Проводить как современные перфомансы, уличные фестивали, так и более традиционные культурные мероприятия – например, фестиваль карильонного звона или хорового пения.

Резюмируя, скажу, что вижу петербургский путь культурного развития не в слепом следовании примерам отдельно взятых городов, будь то Париж или Лондон, а в симбиозе и комбинированном сочетании современного и традиционного, нового и исторического. И, конечно, подготовка такой концепции – задача профессионалов в сотрудничестве с городскими властями и активными жителями Петербурга. У последних может и не быть единого мнения о том, как именно развиваться городу. И задача архитекторов и градостроителей выступить мудрыми модераторами, сделать так, как будет лучше для Петербурга. Для тех, кто умеет мыслить глобально, сделать верный выбор не составит труда.