НАШ ЦИТАТНИК: «Общественные обсуждения градостроительных вопросов в Интернете, когда непонятно кто и как учитывает предложения граждан, это как секс по телефону. И удовлетворение получают только те, кто слушания организует...» Борис Вишневский

13 мая, 08:11

Урал — на высоте

12 октября 2015 в 05:50
5 544

Урал — на высоте

Минстрой России обратил внимание на то, что в мире существует высотное строительство. Возможно, помог разворот России с Запада на Восток: силуэты китайских и корейских городов давно уже вытянулись к небу. Министерство даже решило актуализировать строительные нормы и правила, чтобы экзотические здания легче приживались на российской почве. И провело с этой целью форум высотного строительства «100+» в Екатеринбурге.

По данным Всемирного совета по высотным зданиям в городской среде, в России построено 101 здание выше 100 метров. В крупных городах сейчас возводится 455 жилых домов выше 25 этажей. В трех городах: Москве, Екатеринбурге и Грозном — формируются даже высотные деловые районы. Да и девелоперы, занятые жилищным строительством, морально готовы выйти за рамки 25 этажей, в пределах которых здание считается не уникальным и строится по общим нормативам.

В Екатеринбурге, который уже второй раз принимает форум «100+», введена пока только одна высотка — бизнес-центр «Высоцкий» (188 м). Но тут уже сданы в эксплуатацию 86 зданий выше 75 м, на разных стадиях строительства — 152, из них пять превышают 100‑метровую отметку.

«УГМК-Холдинг», завершающий в Екатеринбурге свою первую высотку «Исеть», к 300‑летию города намерен возвести 300‑метровую башню «Екатерина». Пока считается, что она станет самым высоким зданием района «Екатеринбург-Сити», но девелоперы — люди увлекающиеся.

В форуме «100+» участвовали более 3000 специалистов. Среди них — архитекторы Жан-Поль Вигье и Эрик ван Эгераат, а также представители ведущих инжиниринговых компаний из России, Британии, Италии, Кореи. Соорганизаторами встречи выступили Союз архитекторов России, РААСН, Ассоциация развития стального строительства, несколько научно-исследовательских, проектных институтов и Уральский федеральный университет. Обсуждали три группы проблем: перспективы появления в России нормативной базы для высотного строительства, урбанистические аспекты (как безболезненно и с пользой внедрить высотку в городскую ткань) и технические решения (геометрию фасадов, разные виды конструктива, инженерные системы и организацию строительства). Помимо стандартных панельных дискуссий и «круглых столов» организаторы предложили участникам форума мастер-классы, лекции ведущих архитекторов и инженерную «баталию» между сторонниками монолита и сталежелезобетона.

Средство от депрессии

Хотя в мире домами выше 100 метров никого уже не удивишь, в России все, что превышает эту отметку, по-прежнему считается уникальным. Для строительства таких зданий до сих пор разрабатываются специальные технические условия (СТУ), хотя специалисты утверждают, что планку уникальности давно пора подвинуть хотя бы до 150+. СТУ перестали быть драйвером новых технологий и материалов, а начали тормозить прогресс: раз за разом проектировщики тратят силы на то, чтобы обосновать для экспертизы давно уже найденные решения.

Сейчас наступил момент, когда, по словам заместителя министра строительства и ЖКХ РФ Елены Сиерры, Минстрой готов не только концептуально сформулировать отношение к высотному строительству в России, но и поощрять нормативные и законодательные инициативы в области возведения небоскребов. Разработка Свода правил (СП) для высоток заложена в программу и планы министерства на 2016 год. В его бюджете даже фигурирует значительная сумма на проведение исследований, испытаний и актуализацию действующих СП.

«Сегодня в российских мегаполисах возобновляется строительство высотных зданий после почти 30‑летнего перерыва, — пояснила новую политику Елена Сиерра. — Это объясняется не только амбициями девелоперов, но и высокой стоимостью земли, интенсивным ростом населения. Накопленный зарубежный опыт говорит о том, что оптимальными по экономическим показателям являются 30–50‑этажные жилые здания, значительно превышающие стометровую высоту. И хотя считается, что для комфортного проживания предпочтительнее средняя этажность, все мы понимаем, с какими проблемами транспортной и инженерной инфраструктуры связана такая застройка».

Г‑жа Сиерра вспомнила об Empire State Building, на строительстве которого во время Великой депрессии работало 3000 человек — от землекопов до специалистов с мировым именем. В общем кризис явно повлиял на позицию министерства.

«В действующем сейчас Своде правил высотное строительство никоим образом не отражено, — признала г‑жа Сиерра. — Под каждый проект приходится разрабатывать специальные ТУ и согласовывать их в Москве. Это серьезный административный барьер на пути высотного и уникального строительства, временные и финансовые затраты».

В министерстве и главгосэкспертизе уже начали анализировать СТУ на высотные здания. В год в разных городах России: Владивостоке, Уфе, Хабаровске, Казани — разрабатывается 15–20 СТУ. Несколько спецтехусловий на одну и ту же тему — сигнал, что решения пора стандартизировать.

В НИЦ «Строительство» считают, что Минстрою надо выделить средства на натурные физические эксперименты с конструкциями и материалами. С 1950‑х годов, когда в СССР последний раз была реализована масштабная программа испытаний, появились высокопрочные стали с повышенными пределами текучести и огнестойкости, начали применять композитные материалы. По инициативе Ассоциации развития стального строительства разработан, но еще не утвержден межгосударственный стандарт по проектированию стальных конструкций для стран СНГ. В планах Минстроя — подготовить СП по включению высотных зданий в городскую застройку и по пожарной безопасности небоскребов. До конца 2015 года специалисты ожидают утверждения СП по инженерным системам высоток.

Свод правил по проектированию высотных зданий разрабатывается также по заданию правительства Москвы — на основе Московских городских строительных норм по проектированию высотных зданий, принятых в 2005 году. До сих пор за неимением других документов российские проектировщики ориентировались на них. Новый СП должен быть готов к середине 2016‑го.

Русская Бразилиа

Екатеринбург приучили к смелым экспериментам архитекторы-конструктивисты еще в 1930‑х. В городе осталось 140 зданий той эпохи — сопоставимо с наследием Ле Корбюзье в Бразилиа. Авиационно-спортивный клуб

ДОСААФ, построенный по проекту Г. Н. Валенкова, сейчас спокойно соседствует с восстановленным храмом «Большой Златоуст». Белая башня Моисея Рейшера высотой 35 м в микрорайоне Уралмаш давно стала одним из символов города. Правда, с высотками у конструктивистов как-то не пошло. Авторы Дома новой промышленности и торговли задумали 140‑метровое здание, но реализовать этот проект не смогли. Тем не менее еще в начале 1990‑х благодаря усилиям экс-мэра, а ныне члена Совета Федерации Аркадия Чернецкого в городе была зарезервирована территория под высотный деловой район.

Девелоперы двух строящихся в Екатеринбурге небоскребов — «Атомстройкомплекс» и «УГМК-Холдинг» (обе компании входят в Российскую гильдию управляющих и девелоперов) — провели на форуме «100+» презентации своих проектов. При этом «Атомстройкомплекс», представляя МФК Opera Tower, сделал акцент на урбанистических, социальных и культурных аспектах, поведав, чего стоило включить будущую высотку в ткань города. «УГМК-Холдинг», предъявляя практически завершенный комплекс апартаментов «Башня «Исеть», сосредоточился на технологических проблемах: фасаде, конструктиве, логистике и организации производства.

Проблемы высотного строительства начинаются с выбора площадки. По словам Виктора Ананьева, директора по развитию «Атомстройкомплекса», компания стремилась не только соединить многофункциональность и высоту, но и сделать свой объект центром городской среды. Площадка 45‑этажной Opera Tower находится напротив Театра оперы и балета. Британская Stuff International Design, выполнявшая концепцию небоскреба, постаралась придать ему «человеческий» масштаб, сделав местом для встреч, работы и развлечений. По признанию основателя компании Нила Уайтхеда, британцам хотелось избежать ошибок знаменитой Canary Wharf. Отсюда — терраса, бар, зона spa, открытые для горожан, хотя в здании есть пяти-звездочная гостиница W и жилые резиденции премиум-класса.

«Ключ к успеху многофункциональных зданий — социальное взаимодействие, тесная связь культуры, коммерции и общественных пространств», — отметил Нил Уайтхед.

К разработке интерьеров отеля «Атомстройкомплекс» привлек специалистов Jestico+Whiles, которые, по словам ее руководителя Джеймса Дилли, пытаются уловить в России дух культурного ренессанса и построить пространство с драматическими, музыкальными, театральными эффектами. Тема оперы и балета в дизайне позволит оператору устроить историко-культурный перфоманс, который считается характерной особенностью отелей этого бренда.

Ввод высотки, а тем более строительство целого делового района, сразу меняет нагрузку на инженерные сети и транспортную ситуацию в городе. Разработчикам Opera Tower пришлось не только развести транспортные и пешеходные потоки, спроектировать парковки, тротуары и велодорожки там, где их не было, но и предусмотреть подземную улицу для технического доступа к зданию на уровне «минус 1». Она может обслуживать и другие объекты квартала, как действующие, так и проектируемые.

С проблемами, которые девелопер Oper'ы еще только предвидит, создателям башни «Исеть» уже пришлось столкнуться. Для самого северного небоскреба мира высотой 209 м пришлось предусмотреть систему водопонижения (подземная часть находится близко к реке), сделать цифровое моделирование ветровых нагрузок. Башня выглядит тонкой и изящной благодаря необычному соотношению диаметра и высоты, но чтобы обеспечить ей устойчивость, потребовалось тщательно рассчитывать нагрузку на ядро жесткости и повышенный коэффициент армирования, а также снабдить стройку бетоном Б60, что в Екатеринбурге не так-то просто. Особыми проблемами стали обеспечение пожарной безопасности стройки на большой высоте и демонтаж крана после ее завершения. Решения, найденные УГМК, вызывают у специалистов повышенный интерес.