НАШ ЦИТАТНИК: «Доля ипотечных сделок в I квартале 2024-го, конечно же, снизилась: на 7% по сравнению с I кварталом 2023-го. Но мы уже видим, что банки вновь смягчают условия, поэтому считаем, что во второй половине года доля продаж по ипотеке вновь начнет расти...» Наталия Коротаевская

17 апреля, 00:40

Эксперты отвечают: что необходимо предпринять, чтобы Петербург превратился в по-настоящему полицентричный город?

В NSP.RU стартует новый проект под названием «Полицентричный Петербург». Если честно, назвали мы его так некоторым «авансом», поскольку с полицентричностью у Петербурга пока не все так хорошо, как хотелось бы. Скорее речь идет о нереализованном потенциале мегаполиса и агломерации в целом.

Что, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы Петербург превратился в по-настоящему полицентричный город? Известны ли вам удачные примеры такого подхода, реализованные в России или за рубежом? В каких районах Петербурга и «пограничной» Ленобласти логично возникновение новых центров общественной и деловой активности? 
Приходилось ли вам жить в заКАДье? Возможно, вы сознательно выбрали для себя городскую периферию или пригород? 
Как изменилась жизнь на таких территориях за последние 5–7 лет? 

Анзор Берсиров, заместитель генерального директора по развитию объединения «Строительный трест»: 
– Чтобы приблизить Петербург к понятию «полицентричного города», нужно, на мой взгляд, мощное развитие транспортных систем, культурных и социально-экономических центров, а также общественных пространств в спальных и периферийных районах. Под термином «полицентрическая зона» в мировой практике понимается городская территория с большим количеством самостоятельных населенных пунктов.  
В нашей стране трудно привести подобные примеры. Что же касается мировых образцов, тут можно выделить район залива Сан-Франциско в США, Сток-он-Трент в Англии, а также регион-метрополис в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия в Германии. 
В петербургском регионе можно говорить о возникновении новых центров общественной и деловой активности во Всеволожске, Гатчине, Тосно, Кировске, Колпино, Красном Селе.  
Объединение «Строительный трест» продолжает строительство жилых комплексов и коттеджных поселков в приграничных городских зонах. Из уже успешно реализованных могу назвать жилой квартал комфорт-класса «Капитал» в Кудрово, коттеджный поселок бизнес-класса «Небо» в Кузьмолово. В стадии реализации находится жилой квартал «NEWПИТЕР» в поселке Новоселье. Многие сотрудники «Строительного треста» приобрели здесь квартиры и сейчас живут в домах, построенных компанией. 
Сам я тоже живу на границе города и области и считаю для себя это наиболее комфортным вариантом.  

Юрий Зарецкий, генеральный директор компании Peterland: 
– Полагаю, сейчас говорить о «полицентричном Петербурге» не совсем уместно. Реализация проектов по созданию комфортных и самодостаточных пригородов невозможна без участия государства. Это со всей очевидностью вытекает из предыдущей истории развития рынка. Даже в «тучные» нулевые масштабные проекты по развитию периферийных районов так и не были реализованы. Вместо них застройщики тиражировали унылые дома в «типичном Мурино». Ничего не изменилось и в последующие 2010-е: девелоперы продолжали строить массовое жилье и «стричь купоны». Лишь конкуренция слегка повернула взгляды застройщиков в сторону населения. Но пока неясно, с чего вдруг унылая картина жизни на окраинах будет меняться сейчас. 
Какие университетские кампусы и технопарки, какие инновационные школы и агрокластеры, объекты light industrial и сервисные центры? Давайте вернемся на землю! Для российской экономики последний год был непростым, а что ожидает ее дальше, можно лишь догадываться. Прогнозы экономистов и экспертов неутешительны. Эксперты уверены, что доходы населения продолжат падать. Безусловно, государство будет индексировать доходы, соцвыплаты, но в каких объемах и какими темпами – пока неясно. 
В жилом секторе уже наблюдается ожидаемое падение спроса, сокращение продаж в городских «муравейниках».  
В последние годы интерес населения к жилью в многоэтажных гетто замещается интересом к жизни в пригородах: в коттеджных и дачных поселках, в малоэтажном загородном секторе. Но это скорее «рассеивание», а не «полицентричность». 

Ольга Трошева, руководитель консалтингового центра «Петербургская Недвижимость» (Setl Group): 
– Понятие полицентричного мегаполиса хорошо иллюстрирует популярная в урбанистике концепция «15-минутного города»: все необходимое для жизни должно располагаться в пешей доступности от нового жилого комплекса, в 15 минутах ходьбы. Имеются в виду социальные объекты, офисные здания, коммерческая и рекреационная инфраструктура. Такой концепции сегодня отвечают масштабные проекты Setl Group на севере и юго-западе города: «Чистое небо» и «Солнечный город». В составе проектов уже предусмотрены коммерческие помещения на первых этажах, в которых открываются кафе, магазины, пекарни и другие объекты стрит-ритейла; детские сады и школы во дворе жилого комплекса. А также – прогулочные территории и общественные пространства, такие как площадь Солнца с фонтаном в ЖК «Чистое небо» и самый крупный парковый проект, реализованный на частные средства, – парк отдыха в ЖК «Солнечный город». 
Облик пригородов за последние 5–7 лет изменился кардинально. Две самые популярные пригородные локации – Мурино и Кудрово – раньше были развивающимися территориями. Сегодня они почти полностью обеспечены инфраструктурой: построены новые дороги, детские сады и школы, объекты торговли. Конечно, подход «город в городе» сегодня не только востребован, но попросту необходим с учетом развития формата удаленной работы, когда специалист 5 дней в неделю практически не выезжает из своего микрорайона. 

Юрий Грудин, генеральный директор компании Formula City, основатель апарт-отеля Well: 
– Вопрос о «полицентричном развитии» становится все более актуальным для нашего города, и это хорошо. Новые центры притяжения уже формируются. Часто эти процессы запускаются на основе тех запросов, которые транслируют общество и бизнес.  
Один из ярких примеров – преображение одной из зон «серого пояса» на Обводном канале. Квартал за Варшавским вокзалом попал под реновацию, которую осуществляли крупные застройщики. Именно там мы строим сейчас апарт-отель Well.  
Если говорить о «сером поясе» и формировании новых «точек роста», то, я полагаю, речь пойдет о развитии отдельных локаций, которые будут трансформироваться в самые различные и весьма перспективные проекты. Но для качественной трансформации бывших производственных и складских территорий в современную и комфортную городскую среду требуется, в первую очередь, направленная градостроительная политика. Особенно – для решения вопросов смены зонирования.  
Что касается новых зон жилой застройки, я считаю, сейчас очень важно правильно и быстро достроить, «докрутить» всю ту инфраструктуру, которая необходима для микрорайонов, формирующих новые границы Петербурга. Каждый из этих обширных «спальных» районов должен стать полноценной территорией Северной столицы, комфортной, благоустроенной и, что немаловажно, красивой.  

Иван Носов, директор по маркетингу и рекламе Группы ЦДС: 
– Пока не придумали телепорты, полицентричность для мегаполиса неизбежна. Город расползается вширь, поглощая деревни и поселки. Любая модель развития города упирается в «маятниковую миграцию» – в необходимость перемещаться из места, где человек живет, к месту работы, к зонам, где доступны прочие блага городской жизни (торговля, досуг, культура). С максимальной скоростью не более 60 километров в час. В результате на то, чтобы добраться с Гражданки в Купчино, мы тратим столько же времени, сколько на перелет из Петербурга в Москву. 
Чтобы создавать в спальных и периферийных районах собственные центры притяжения, необходим синтез усилий городских чиновников и бизнеса, нужен стратегический вектор. К сожалению, возникновение новых «спальных» кварталов иллюстрирует другой подход: потребность осознается, когда возможности уже нет. 
Бизнес гибок. У нас в Новосаратовке пока введены только два корпуса. Но уже сейчас предприниматели ведут с нами переговоры по «свободным территориям коммерческого назначения». Складывается «пул интересантов»: они еще не завтра начнут разворачиваться, им важно застолбить место. Но если проблемы со стрит-ритейлом, с досугом в новых жилых кварталах бизнес как-то может решить (хотя и здесь необходимо опережающее мастер-планирование), то в создании новых предприятий и рабочих мест не обойтись без участия государства. 

Светлана Денисова, руководитель отдела продаж ГК «БФА-Девелопмент»: 
– Исторический центр Петербурга включает так много разнообразных «зон притяжения», что создать ему полноценные альтернативы практически нереально. Но необходимо – как для снижения антропогенной и техногенной нагрузки на центр, так и для улучшения качества жизни горожан (и жителей центра, и обитателей «спальников»). 
Стремление к полицентричности, на мой взгляд, должно быть заявлено как цель стратегического развития города, обрести реальные черты в виде планов развития районов. Наряду с рутинными усилиями по формированию зон деловой активности,  спортивно-досугово-развлекательных, образовательных и т. д. центров, расположенных в непосредственной близости от крупных жилых массивов, необходимы свежие идеи архитекторов-урбанистов. Универсального рецепта нет: если бы это было так просто, не пришлось бы говорить о проблеме. 
Продуманная схема движения транспорта, интересные пешеходные зоны с внятной адресацией к разным возрастным аудиториям, уход от утилитарной торговли, наличие площадок для арт-активностей – это, пожалуй, «джентльменский набор» для центральных пространств. Но его может оказаться недостаточно, если в основу не заложена урбанистическая идея. Например, парадная площадь на пересечении Московского и Ленинского проспектов стала местом сбора молодежи из-за скейт-парка. Будь там только фонтаны, вряд ли сюда подтянулись бы подростки со всего города. 
Позитивным примером формирования нового городского центра стал «Лахта-центр». Доступная логистика, потенциал развития набережной создали имя, привлекли внимание горожан и гостей. 
Шанс стать центрами притяжения, на мой взгляд, есть у «узловых точек» городской периферии. Например, у обоих оснований дамбы. Да и вблизи любой железнодорожной платформы вместо торговых павильонов формата 90-х надо создавать приятные и интересные досуговые общественные пространства, к которым подтянутся и утилитарный общепит, и торговля с небанальным ассортиментом. Обрести новые центры могли бы, например, кварталы малоэтажной застройки после реновации, если внятно формулировать такую задачу. И, конечно, территории комплексного развития: это, по существу, целые города на 20–60 тысяч жителей, им центр положен по определению. 
Жить мне нравится в центре, случалось проводить летние месяцы в Комарово. Выбирая для жизни периферийный район, человек формулирует предпочтения: экологичность, размеренность. Он сознает, что придется поступиться некоторыми благами, доступными жителю центра. 

Иван Архипов, директор по развитию ГК «Балтийская коммерция»: 
– Есть город Москва, а в нем есть комплекс «Москва-Сити». Необычная архитектура, самодостаточность. Человеку, который там живет, вообще в Москву выезжать не надо: работа, фитнес, торговля – все под рукой. Не могу сказать, что мне так уж нравится именно этот комплекс, но такая концентрация функций – это, по крайней мере, определенный подход. А у нас в Петербурге их размазывают, как масло по бутерброду. 
Я не считаю, что Зеленогорск или Ломоносов, Шушары или Бугры – это тоже Петербург. Тем более мне не нравится высотная застройка в таких локациях. Пример присоединения Новой Москвы как раз показывает, что из растягивания мегаполиса на новые площади ничего хорошего не получается. 
Прежде, чем думать, чем бы таким насытить новые «спальные» кварталы, стоит переосмыслить то, что у нас уже есть. Тем более что перенесение в пригороды новых предприятий – крайне затратная история. Для принятия стратегических решений надо очень хорошо подсчитать: а сколько людей у нас работает? Где они заняты? Сколько времени тратят на дорогу? Какие перспективы у экономики? Много ли трудоспособного населения занято в офисах?  
С учетом последних геополитических событий, мне кажется, что у нас еще долго будет востребовано именно реальное производство, то, что мы делаем руками. За абстракции, удаленно произведенные в коворкинге, скоро платить перестанут.  
Универсальных рецептов, конечно, нет. Но прежде, чем планировать огромные затраты на создание «якорей» в удаленных локациях, было бы полезно провести тщательную инвентаризацию хозяйства в черте города. Там кроется масса возможностей. 

Оксана Понаморенко, директор управления маркетинговых коммуникаций СК «Л1»: 
– Потенциал для создания полицентричности у Петербурга есть: сейчас массово застраиваются окраины города, а также граничащие с ним областные локации. Чтобы новые центры стали жизнеспособными, необходимо их связать между собой. С этим у нас основная проблема. 
В Москве концепция полицентричности активно развивается примерно с 2013 года. За 10 лет в столице открыто 59 новых станций метро, а с учетом центрального кольца и диаметров – 150. В Петербурге же за это время появилось лишь 10 новых станций подземки. Существенное отставание транспортной сети – одно из основных препятствий для создания полицентричного Петербурга.  
Новыми центрами вполне могли бы стать северные и южные окраины: Парнас, Парголово, локации возле Пулково, Новоселье и другие. Но пока единственной попыткой вывести деловую активность за пределы центра стал перенос «Экспоцентра» с Васильевского острова на Петербургское шоссе.  
Конечно, территории за КАДом развиваются. Но все они, по сути, становятся новыми «спальными» районами, откуда люди все равно едут на работу в центр. Такими районами чаще интересуются семьи с детьми либо люди пенсионного возраста. Стоимость недвижимости в таких локациях ниже, а застройщики стараются в проект включить все необходимое: коммерческую недвижимость, школы, детские сады, зоны отдыха и многое другое. 

Дмитрий Щегельский, генеральный директор АН «Бенуа»: 
– Чтобы Петербург стал по-настоящему полицентричным городом, нужно реализовать несколько мер. 
Необходимо совершенствовать сеть общественного транспорта и строить новые магистрали, которые связывали бы районы города и уменьшали зависимость от центра. К примеру, строительство кольцевого метро. Сейчас, чтобы добраться от станции «Проспект Славы» до «Проспекта Ветеранов», необходимо ехать через центр с пересадкой, потратив час времени. Важно создавать в разных частях города новые центры развития: деловые кластеры, культурные и развлекательные зоны, спортивные комплексы и т. д. 
Также необходимо поддерживать развитие малых городов в окрестностях Петербурга. 

Ольга Пономарева, директор по развитию АБЗ-1:  
– Я родилась на Пискаревке, а училась всегда в центре, потому что, по мнению моих родителей, школы там были лучше. От школы на Куйбышева мне нужно было добираться на 6-м трамвае до Финляндского вокзала, а потом от кольца до кольца на 107-м автобусе. Не могу сказать, что путешествие было комфортным. Школьные друзья ко мне почти не приезжали, потому что далеко. К моему 8-му классу мы переехали на Петроградку, и я училась в том же районе, а после поступила в университет. К моменту окончания универа у меня появилась своя квартира на Васильевском. Я пешком могу догулять до центра, езжу всегда против пробок. Все мои дети учатся на Васильевском, а друзья регулярно к нам приезжают. Я несколько раз думала о переезде в пригород ради собственного дома с участком, но вопросы логистики и обучения детей возвращали меня на землю.  
Мне кажется, узкое горлышко проектов за КАД – логистика. И, конечно, отсутствие хороших школ. Сегодня приобретение такого жилья – вынужденный шаг для покупателей, денежных средств которых хватает только для данной локации. Есть неплохие районы с инфраструктурой в Курортном районе и, вероятно, в районе Пушкина и Павловска, но по выходным и в дачный сезон туда приезжает половина города, создавая большие пробки.  
В 2020 году в компании «СТАРТ Девелопмент» я участвовала в запуске проекта «Золотые ключи» в Тайцах. Это были маленькие домики по цене квартир в Красном Селе. Если выбирать, то, конечно, лучше купить домик: расстояние до города практически такое же, но все-таки это свой дом и участок, а не просто квартира с соседями сверху и снизу и проблемами с парковкой.  
На каждый товар найдется свой покупатель, но пока комфорт проектов в новых районах, мне кажется, оставляет желать лучшего. Мне нравится подход компании «А101». Там сразу планируется хорошая школа. Увидев презентацию проекта на конференции «НП», я действительно задумалась: не купить ли там квартиру. Но переезд с Васильевского представляется мне болезненным: я прижилась здесь и привыкла к виду из окна на закаты над Смоленкой.  
И, конечно, если это большой проект, где можно проводить время на выходных, гуляя с детьми, катаясь на велосипеде и наслаждаясь пригородной природой, – это здорово. Вот этого мне на моем любимом Васильевском точно не хватает.  

Дмитрий Ефремов, начальник управления продуктового менеджмента и маркетинговых исследований «Главстрой Санкт-Петербург»:  
– Полицентризм – вечный вопрос с точки зрения развития города. Очевидно, что полицентризм нужен каждому мегаполису. Города-спутники Северной столицы обозначены градостроительными планами уже давно. Территорию агломерации условно можно разделить на северную, южную, западную и центральную зоны развития.  
На севере города потенциалом обладает северо-западная и северная части Приморского района. Здесь формируется деловой «сити» в Лахте, заявлены и реализуются несколько крупных проектов жилищного строительства, включая ЖК «Юнтолово». Большинство проектов относится к комфорт-классу.  
Активное строительство началось также в юго-восточной части Невского района, на землях рядом с поселком Новосаратовка. В течение ближайших 8–10 лет здесь появится около 1 млн кв. м жилой недвижимости.  
Перспективная зона – западная часть Васильевского острова. Здесь на намывных территориях также планируется возвести около 1 млн кв. м жилой и коммерческой недвижимости. Большинство проектов будет относиться к сегменту жилья комфорт- и бизнес-класса. 
На юге города большой объем новой застройки появится в течение ближайших 10 лет в районе Шушар и Пулковских высот. Здесь также будут реализованы несколько крупных проектов комплексного освоения. В их рамках на рынок будет выведено еще 2–3 млн кв. м жилой и коммерческой недвижимости.  
Очень важным для города центром развития станет «серый пояс». Редевелопмент таких территорий, как север Московского и Фрунзенского районов (от Обводного канала до Благодатной улицы) и юга Калининского района (окрестности ст. м. «Выборгская» и «Площадь Ленина»), позволит сделать эти части Петербурга привлекательными для жителей и инвесторов, а также приведет к улучшению экологической ситуации в мегаполисе. 

Алексей Федоров, директор департамента инвестиций в недвижимость компании Maris:  
– Особенность Петербурга в том, что он «ацентричен»: в городе нет единого делового центра. Деловая активность тонким слоем размазана по четырем историческим районам, пустила протуберанцы вдоль Московского проспекта и основных набережных. Шанс на создание «сити» город упустил в первой половине 2010-х, когда офисные девелоперы еще грезили наполеоновскими планами, а неподалеку от центра еще были свободные кварталы с хорошей транспортной доступностью. 
В 2009 году, на одном из круглых столов с участием городских властей, я предлагал создать «сити» в районе Черниговской улицы. Там было порядка 100 га земли, занятой старыми заводами и складами, что сопоставимо с площадью «Москва-Сити». Выход к нескольким крупным проспектам, прямая дорога до Невского, доступность метро, отсутствие исторических памятников – все необходимые составляющие для делового центра. Первоначально идея заинтересовала чиновников, на затем все разговоры на эту тему быстро стихли. Сейчас квартал раздерган по кусочкам и застраивается жильем, ритейлом и невысотными бизнес-центрами. Это же произошло с Измайловской перспективой и большинством других территорий вдоль крупных трасс и набережных. 
Теоретически еще остается возможность сделать «сити» на Обводном канале в Невском районе, но сейчас это уже вряд ли целесообразно.  
Бизнес приспособился к «плоскому» Петербургу и не предъявляет спроса на концентрацию в одном месте. Офисный рынок стабилизировался, и поглощение офисов примерно соответствует темпам их строительства. ЗСД сыграл большую роль в улучшении транспортной ситуации, постепенно строится и ВСД. Город все лучше управляет транспортными потоками, что видно по уменьшению пробок. Похоже, что путь Петербурга – это органический рост, эволюционное развитие имеющейся ситуации, а не мегапроекты, резко меняющие картину города. 
Что же касается центров общественной активности, то они формируются в каждом районе. Где-то их ядром становится крупный молл – «Мега», «Охта-молл», «Жемчужная плаза». Где-то площадь, окруженная торговой и жилой застройкой, со стрит-ритейлом на первых этажах, – Балканская, Девяткино. Большинству горожан сегодня не требуется ехать в центр, они могут найти полный набор услуг для отдыха и развлечений в своем районе. Возможно, неправильно называть это полицентричностью, поскольку такие центры не оторваны друг от друга и от исторической части, скорее дополняют ее. Жители «Балтийской жемчужины» и Девяткино географически максимально далеки друг от друга, но и те и другие все равно остаются петербуржцами. 

Виталий Никифоровский, вице-президент ГК Springald: 
– Главное условие для гармоничного развития любого мегаполиса – улучшение связанности районов и приграничных территорий. В Москве это поняли, и теперь сложно однозначно определить, где начинается, а где заканчивается центр столицы. Все, кто бывал в Москве в последние годы, отмечают, что с развитием транспортной инфраструктуры там происходит лавинообразное увеличение деловой и культурной активности вне исторического центра и формируются новые точки притяжения. 
Где такие точки могут возникнуть в Петербурге? Очевидно, в районах, которые находятся на «вылетных» магистралях. В частности, ввод в эксплуатацию Новоприозерского шоссе (трасса «Сортавала») вызвал бурный рост деловой активности и строительства жилья в прилегающих к нему районах. Чем доступнее и многочисленнее станут транспортные магистрали, тем скорее начнется формирование центров притяжения бизнеса и общественной активности. Возможность быстро и комфортно добраться из одной точки города в другую вызывает естественную децентрализацию. Опция проживания в центре города теряет свою привлекательность. 
Условия загородной жизни сегодня кардинально изменились. Сетевые магазины появились практически в каждом значимом поселке. Маркетплейсы массово открыли точки выдачи товаров, и это практически полностью сняло вопросы любых покупок – от иголки до автомобиля. Во всех крупных населенных пунктах открылись МФЦ, а оптоволоконным интернетом никого уже не удивишь даже в поселках-«тысячниках». 
У меня есть загородный дом, и жить в нем однозначно комфортнее, чем в многоквартирном. Опыт работы на «удаленке» показал, что до 80% персонала могут эффективно работать вне офиса, и, если бы не необходимость водить детей в сады и школы, думаю, мы бы увидели значительную миграцию населения за черту города. 

Вадим Парадник, генеральный директор ГК «Глобал ЭМ»: 
– Для превращения Петербурга в полицентричный город необходимо, чтобы воля властей и усилия бизнеса объединились в конкретных точках на карте. Если они будут действовать в одном направлении – город будет развиваться, в том числе и полицентрично. Яркий пример тому –  «Лахта-центр».  
В России много достойных примеров полицентричного развития городов: Москва, Казань, Краснодар и другие. В Петербурге, на мой взгляд, в ближайшее время развитие южного побережья Финского залива, например, Петродворцового и Ломоносовского районов, приведет к возникновению новых центров общественной и деловой активности. В частности, наша группа компаний «Глобал ЭМ» сейчас планомерно работает над девелоперским проектом на территории Низинского сельского поселения, где, помимо 200 тысяч кв. м жилья, появится и своя общественно-деловая зона.  Насколько нам известно, береговая линия южного побережья также будет активно развиваться. Ее потенциальную востребованность уже оценили серьезные инвесторы.  
Что касается личного опыта: за КАДом жить не приходилось, потому что развитая городская инфраструктура гораздо больше устраивает мою семью. 

Василий Тимофеев, генеральный директор петербургской строительной компании Сity Solutions: 
– Во второй половине XIX века была преображена столица Франции – Париж. Грандиозный проект Жоржа Османа подразумевал перестройку 60% всего города. Появление ныне знаменитых парков и бульваров потребовало преобразования большого количества старых кварталов с извилистыми тесными улочками. 
Сейчас мы видим активную застройку «серого пояса» Петербурга – территории между историческим центром и спальными районами. Поэтому городу необязательно расширяться в сторону области, для развития могут быть использованы районы бывших промышленных территорий. Главное, чтобы участники этого процесса думали не только о финансовой выгоде, но и подходили к развитию города с умом. Создание центров притяжения коренным образом связано не только с созданием логистической инфраструктуры, но еще и образовательной, и здравоохранения. Все это требует вложения значительных средств. Поскольку развитие метрополитена фактически определено на длительный период, необходимо формирование развитой системы муниципального транспорта. 
Загородную недвижимость люди в основном приобретают, чтобы иметь дачу, на которой можно отдохнуть на выходных. Загородные участки имеют слабо развитую инфраструктуру и не всегда хорошую транспортную доступность, поэтому немногие выбирают такие дома как постоянное место жительства. 

Сергей Хромов, генеральный директор ООО «Город-спутник Южный»: 
– Петербург будет вынужден пойти по пути распределенной модели развития, следуя общемировому тренду на развитие мегаполисов. Мы видели, что процессы деурбанизации шли в столицах развитых стран весь XX век. Сейчас яркие примеры создания сети спутников мы видим в Пекине и Гонконге, где в рамках мегаполисов созданы независимые центры деловой и развлекательной активности. 
Наиболее перспективным сценарием реализации альтернативных центров для Петербурга, на мой взгляд, будут проекты самостоятельных спутников с обязательным созданием мест приложения труда. Это могут быть крупные предприятия, технико-внедренческие экономические зоны, социальные объекты или даже крупный инвестиционный проект в сфере развлечений или рекреации. То есть якорный драйвер, который будет являться альтернативным центром притяжения. 
Например, драйвером развития города-спутника Южный стал комплексный научно-образовательный и инновационный центр ИТМО Хайпарк со вторым кампусом университета ИТМО, в состав которого войдут современные учебные корпуса, общежития, спортивные и развлекательные объекты. Строительство первой очереди университета начнется уже в этом году. 

Елизавета Гречухина, главный архитектор ГК «А101» в Санкт-Петербурге: 
– Петербургу в его экстенсивном развитии так или иначе предстоит деурбанизация. С учетом ограничений по высотности и дефицита земли под комплексные проекты в историческом центре, можно прогнозировать создание в зоне агломерации автономных подцентров, включающих жилую, деловую, торговую недвижимость. Такой сценарий мы наблюдали при расширении Москвы. Допускаю, что Петербургу расширяться будет сложнее – по всем направлениям он «зажат» соседним регионом, градостроительное законодательство жестче, сказываются бюджетные ограничения. Развитие новых территорий должно подкрепляться стабильным финансированием обеспечения их транспортной доступности. Именно магистральный общественный транспорт создает единую городскую ткань с «большим» городом. 
Чаще всего альтернативному центру нужен тот или иной драйвер. Как правило, таким драйвером становится крупное промышленное предприятие или деловой центр. Вместе с тем грамотно спроектированные девелоперские проекты могут быть вполне самодостаточными в случае реализации полного набора социальной, культурной, рекреационной и бытовой инфраструктуры. В этом случае проекты КОТ значительно минимизируют маятниковую миграцию, работая по принципу «15-минутного города»: все необходимые сервисы в пределах пешей доступности. К слову, создание этой инфраструктуры обеспечивает и дополнительные рабочие места. Так, в наших проектах в Лаголово и Всеволожске появятся точки приложения труда в торговле и сфере услуг, а также вся необходимая инфраструктура, созданная именно по такому принципу. 
Могу предположить, что спрос на проживание в комфортных, инфраструктурно обеспеченных «спутниках» в петербургской агломерации будет только расти. Согласно исследованиям, жить за городом сегодня хотели бы около 90% жителей Петербурга. 

Оксана Кравцова, генеральный директор ГК «Еврострой»: 
– Смотря что понимать под полицентричностью… В Петербурге уже создано и продолжает создаваться множество новых центров притяжения и деловой активности. Каждый год появляются новые общественные пространства, объединяющие бизнес, искусство, ресторанные проекты. Они есть и в центре, и на Васильевском острове, и в Приморском, и в Красногвардейском районах. С этой точки зрения Петербург вполне полицентричен. 
Другое дело, что Петербург на протяжении столетий развивался как город с единым ядром. И все территории от Петроградской стороны до набережной Обводного канала можно при желании отнести к центру. И нужен ли Петербургу полицентризм по примеру Москвы, Лондона или Дубая – большой вопрос, в обсуждении которого должны принимать участие множество представителей общества. 

Евгений Хохлов, директор по маркетингу холдинга AAG: 
– Честно говоря, не уверен, что хоть какая-то точка притяжения появится у нас в ближайшее время. Конечно, про «Петербург-Сити» в Лахте уже объявлено, но сколько времени пройдет до реализации, большой вопрос. С учетом того, что к «Лахта-центру» подъездные пути строили примерно 4 года, при таких темпах развития инфраструктуры мы новых точек долго не дождемся.  
Я вижу два перспективных варианта: создание делового «сити» в Лахте на базе Газпрома и девелопмент Горской, о котором было заявлено на ПМЭФ-2022. Но если смотреть реалистично, то относительно Горской у меня большие сомнения. Поговорили и убрали под сукно. 
В первую очередь важно строить транспортную инфраструктуру: дороги, развязки, мосты, метро. А на сегодняшний день даже до Лахты добраться проблематично. 
Что касается удачного опыта развития крупных городов, здесь можно вспомнить Париж с Дефансом, лондонский Сити и «Москва-Сити». Наверное, любой американский город на северо-востоке США можно условно назвать полицентричным. Можно вспомнить студенческие кампусы, на базе которых создавались одновременно и научные, и в какой-то степени деловые центры, которые поднимают периферию городов и развивают агломерацию.  
У нас же все происходит очень медленно. Вспомнить хотя бы Судебный квартал, который уже 10 лет строится. 
 
Даниил Торопов, руководитель отдела продаж ЖК «Loft y озера»: 
– Для того, чтобы Петербург превратился в полицентричный город, необходимо развивать инфраструктуру во всех районах, создавать новые центры притяжения, например, культурные, спортивные, образовательные и т. д. Нужно привлекать инвестиции в развитие бизнеса; разнообразить транспортную систему; создавать новые типы жилья, включая социальное, коммерческое и пр. Важно создавать рабочие места вне центра города, чтобы люди могли работать ближе к дому и не ездить в центр на работу. 
В России сегодня существует несколько полицентричных городов, крупнейший из них – Новосибирск, где сосредоточены различные научные, государственные, технологические и коммерческие центры. Несколько центров имеет Екатеринбург, Казань, Краснодар. Есть еще ряд полицентричных городов, которые развивают науку, промышленность, бизнес, туризм и культуру. 
В Петербурге новым деловым центром может стать Приморский район. Большой туристический потенциал у Выборга; Во Всеволожске может сформироваться центр деловой и промышленной активности. 
Многие выбирают периферию или ближайшие пригороды Петербурга для жизни потому, что там более доступные цены на жилье, чем в центре, лучше экология. В пригородах обычно тише и спокойнее, нет шума и суеты центра города. Нередко здесь более разнообразная социально-досуговая инфраструктура: ТЦ, спортивные объекты, детсады и школы, поликлиники. Постепенно улучшается и транспортная доступность периферийных районов. В пригородной зоне активно создаются новые парки, скверы, прогулочные зоны, что делает жизнь в этих местах более комфортной. 
Конечно, все изменения в каждом конкретном районе могут происходить по-разному, но в целом жизнь на городской периферии и в пригородах Петербурга за последние 5–7 лет стала более комфортной и разнообразной, что привлекает все больше жителей.