Дачный век

Как начиналась дачная жизнь в Петербурге? Об этом рассказывает книга, выпущенная Центром сохранения культурного наследия.

Издание подготовили Елена Травина и Елена Смирнова. В нём использованы фотографии и открытки из коллекции Сергея Ренни, а также – материалы сайта terijoki.spb.ru. Книжка называется «Сестрорецк. Дачная жизнь сто лет назад». Но в первой части нет рассказов о дачном досуге и повседневных занятиях дачников – это скорее история собственности. И здесь внимательного читателя ждут открытия.

Дачное строительство началось, естественно, с прокладкой железной дороги (1894 год).

Земля на территории Сестрорецкой лесной дачи принадлежала государству и передавалась (с торгов) в аренду на 99 лет. Первые торги прошли в 1898 году. Площадь первых участков составляла от 685 до 895 квадратных саженей (примерно от 30 до 40 соток). Были наделы и попросторнее – 1400–1500 саженей; их, как правило, впоследствии делили. Годовая аренда обходилась будущим дачникам в 60–80 рублей. Для сравнения: подпоручик получал жалованье 70 рублей в месяц, учитель гимназии – 108 рублей. Коллежский асессор зарабатывал 62 рубля, а вот тайный советник или генерал – 500. (Асессоры и подпоручики дач в Сестрорецке не строили…)

Аренду надо было оплачивать на полгода вперёд.

Казна блюла свои интересы, и условия контракта с арендаторами были довольно жёсткие. Не внёс вовремя плату – начинается дело об изъятии. Не построил в первый год забор – то же самое, за три года не построил два дома – аналогично. Раздел участков и передача прав были возможны только с разрешения Министерства земледелия и государственных земель.

Расчищать и застраивать можно было только четвёртую часть надела. За этим бдительно надзирали лесничие. Запрещалось возведение третьего капитального дома. Государство предполагало: в первом – живут, второй – сдают. За вырубку деревьев без разрешения сверх положенного – штраф.

Почти сразу после возведения первых построек начались конфликты. То один дачник устроит у себя зубоврачебный кабинет. То другой – учинит гостиницу. Третий и вовсе оказался евреем. (Лицам «иудейского вероисповедания» арендовать госземли было запрещено.) Дачники увлечённо «стучали» друг на друга и затевали длительные тяжбы с ведомствами. С началом Первой мировой войны началось выселение «подданных враждебных государств» – включая тех, кто перешёл в русское подданство после 1880 года!

Книга Травиной и Смирновой содержит сведения о 102 участках и их владельцах. Многие истории могли бы стать сюжетом романа…

Революция разметала дачную жизнь. Однако ещё в 1919 году Петроградский земсовет пытался взыскать с дачников арендную плату по контрактам с уже несуществующим государством.

С нетерпением ждём второй части издания!

Синочкин Дмитрий Юрьевич