НАШ ЦИТАТНИК: «Защита персональных данных – часть нашей жизни, как и внимательное отношение к кошельку и паспорту в кармане или наличным. Но если выставить паранойю на максимум, даже выдача визитки станет опасным мероприятием…» Сергей Софронов

23 сентября, 03:44

Бесплатная приватизация будет бессрочной. А как вы думаете: собственность - это стартовый капитал или обуза?

12 февраля 2017 в 19:05
6 127

Бесплатная приватизация будет бессрочной. А как вы думаете: собственность - это стартовый капитал или обуза?

Госдума решила сделать бесплатную приватизацию бессрочной. Несколько месяцев объясняли, как она бесполезна или даже вредна, — и вдруг на тебе. С чего бы это? Своим мнением с NSP поделились Вера Консетова, Павел Белоусов, Андрей Бочков, Николай Пашков и др.

Почему в Кремле передумали? Может, решили не раздражать граждан? Или прочитали (в NSP), что большая доля собственного жилья — признак слабой экономики? А на самом деле: собственность — это стартовый капитал, гарантия спокойной жизни (особенно на склоне лет) или обуза (налоги, капремонт, страхи, что отнимут…)? В вашем личном архиве есть какие-нибудь интересные или забавные истории, связанные с приватизацией и собственностью?

Павел Пикалев,
глава представительства компании Penny Lane в Петербурге:

– Если не ошибаюсь, власти помимо экономических задач преследуют и политические цели, связанные с рейтингами, особенно накануне выборов. А такие чувствительные вопросы, как жилье, напрямую на это влияют. Кроме того, в России еще со времен СССР сложилось достаточно консервативное отношение к недвижимости. Психологически, подсознательно людям необходимо владеть квартирой. В современных реалиях, и это легко можно подсчитать, ресурсы можно успешно вкладывать в бизнес и в другие активы. К этой точке зрения близок и я.

Яна Долотова,
директор отдела долевого строительства АН «Мир квартир Элит»:

– Думаю, дело в налогах. Ведь если жилье не приватизировано, государство собирает меньше налогов. А оплата по муниципальному найму в разы меньше, чем налоговые платежи по новой базе (от кадастровой стоимости). В общем, власть хочет переложить бремя содержания жилого фонда на частных собственников.Но вот бессрочность — это, на мой взгляд, ошибка, так как отсутствие временных рамок еще больше расслабит граждан.

Вера Консетова,
генеральный директор «АФК-Аудит»:

– Трудно сказать, чем руководствуются власти в этом затянувшемся, на мой взгляд, процессе. У моих родителей была кооперативная квартира, так что приватизация прошла мимо нашей семьи. Мы учились работать и зарабатывать, не ожидая никаких подарков от государства. Я думаю, что квартира — это, скорее, стартовый капитал. Для тех, ради кого продлевается приватизация, а это по большей части не очень обеспеченные граждане, собственная квартира обузой точно не станет. На такое жилье есть уйма налоговых поблажек.

Павел Белоусов,
генеральный директор компании «С.Э.Р.»:

– Я изначально как-то не понимал идеи ограничивать бесплатную приватизацию по времени и со смехом наблюдал за тем, как развивались события. Это как раньше было с водительскими правами… Если ты их просто терял, приходилось заново сдавать экзамен. Потом кто-то наверху понял абсурдность ситуации и отменил это требование. Вот и здесь — нечто похожее.

С историей приватизации у меня много личного связано. Я на этом специализировался еще в 1994 году. Мы себя первопроходцами чувствовали, частенько вспоминаю то время. Но вот не припомню такого, чтобы жизнь показывала, что собственность — это плохо и, например, аренда — куда лучше.

Андрей Бочков,
генеральный директор «ПулЭкспресс Групп»:

– Действительно, есть много развитых стран, где доля собственного жилья не столь велика. Но не нужно подменять понятия. Там для этого есть свои причины. Люди более мобильны, часто готовы менять место жительства из-за работы. Сделав ставку на арендное жилье, мы точно не улучшим общее благосостояние.

А собственная квартира — это не только возможность создать семейный капитал и оставить что-то детям в наследство. Собственность — это прежде всего ответственность, а в России с этим как-то не очень хорошо. Не случайно есть примеры, когда люди стремятся отыграть назад и аннулировать приватизацию. Владение недвижимостью прививает понятие ответственности, и это правильно. У нас ведь многие люди к своему многоквартирному дому относятся как к чему-то чужому. Даже в близкой нам Белоруссии все обстоит иначе.

Так что наш народ бесполезно пугать ограничением сроков бесплатной приватизации. Государство прямо заинтересовано в том, чтобы создавать класс собственников — хотя бы с бюджета снимутся расходы на обслуживание общего имущества.

Николай Пашков,
генеральный директор Knight Frank St. Petersburg:

– Я не вижу в стране какой-то осмысленной жилищной политики. С одной стороны, мы бесконечно продлеваем приватизацию муниципального жилья, с другой — строим новое социальное жилье, с третьей — пытаемся развивать доходные дома. На мой взгляд, люди, которые хотели приватизировать жилье, уже это сделали, и рынок давно перешагнул стадию формирования массового слоя собственников. Сейчас актуальны совершенно другие задачи, прежде всего — формирование цивилизованного рынка аренды и обеспечение жильем тех, кто не в состоянии его купить.

Катерина Соболева,
управляющий директор департамента жилой недвижимости группы Becar:

– Приватизированное жилье можно продать, подарить или завещать. А в случае продажи придется заплатить налог, что плюс для государства. Но и у муниципального жилья тоже есть преимущества: квартплата ниже, не нужно платить налог на имущество, а если, например, квартира сгорит, власти должны предоставить другое жилье. Однако в таком случае есть риск переехать с Петроградской стороны в Шушары. Забавных историй как-то не припоминаю. Опытный агент всегда сделает свою работу так, чтобы нестандартных ситуаций не произошло.

Алексей Белоусов,
генеральный директор СРО А «Объединение строителей СПб»:

– Мне кажется, главный мотив в том, что у государства остались огромные обязательства по аварийному жилью, которое не приватизировалось. А это миллионы квадратных метров и сотни тысячи людей. Чтобы не ущемлять их права, и принято такое решение. В стране были федеральные и региональные программы ликвидации аварийного жилья, которые уже должны были завершиться. Но они не исполнены по разным причинам, а аварийный фонд увеличивается. Так что это вынужденная мера.

Если бы мы жили в государстве со стабильным законодательством, можно было бы делать вывод, что собственность это или обуза, или преимущество. Но учитывая, что законы у нас меняются очень быстро, сегодня это может быть плюсом, а завтра люди захотят переезжать в арендное жилье или вообще в госфонд. Боюсь делать такие оценки.

Если говорить про квартиры, то каких-то своих забавных историй не припомню. А если говорить про приватизацию в целом, об этом уже огромное число книг написано.

Светлана Денисова,
начальник отдела продаж «БФА-Девелопмент»:

– Лучше бы читали вашу газету — было бы полезно для общего развития, не говоря об узкоспециальных знаниях, которые также нуждаются в усовершенствовании.

А насчет вялотекущей бессрочной приватизации, то и граждан обижать не хочется, что вполне понятно. Да и речь идет о крохах, которые остались. Так что прекращением этого процесса мало что можно поправить. Дело идет к тому, что в конечном счете жилье обесценивается точно так же, как было с ваучерами.

Собственное жилье — это уж точно не стартовый капитал в наших условиях. Историй, когда люди продали квартиру, вложились в бизнес и не проиграли, так мало, что это из разряда сказок. В ранее постсоветское время накопилась критическая масса потребностей, которые невозможно было реализовать. Многие проблемы можно было решать через операции с недвижимостью. Поэтому люди и ринулись приватизировать жилье. А теперь выигрыш от собственности не столь очевиден.

Нашей семье нечего было приватизировать — вышли из советской власти, как вошли туда, голыми и босыми. А все приобретения случились уже потом. Так что мое право на приватизацию, как и моей дочери, осталось неиспользованным.

Алексей Шаскольский,
заместитель руководителя департамента оценки Института проблем предпринимательства:

– Неисповедимы пути, по которым наши правители приходят к тому или иному решению. Возможно, подсчитали предполагаемые доходы (от платной приватизации) да и сообразили: это как свинью стричь. Визгу много, шерсти мало. Дело в том, что мало-мальски привлекательные жилые объекты практически все уже перешли в частные руки. А то, что осталось, — вполне убого либо по состоянию постройки, либо по составу населения. Раз уж эти остатки и бесплатно не берут — какой смысл государству пытаться всучить их за деньги?

А вот сравнивать нашу ситуацию с развитыми экономиками, где действительно довольно велика доля арендаторов,  — не вполне корректно. Аренда приживается постепенно и также постепенно начинает учитываться в составе затрат, в цене продукции. У нас, к сожалению, низкая мобильность еще и потому, что средний доход гражданина не предусматривает, что он может из одного города переехать вместе с семьей в другой и там жить на съемной квартире.

Святослав Гайкович,
руководитель АМ «Студия-17»:

– Думаю, что приватизация жилья — это акт очеловечивания людей, которым в предыдущую советскую эпоху не принадлежало ничего, а теперь многие получили капитал. А тот факт, что до сих пор остались те, кто не приватизировал квартиру, говорит лишь о силе прежней идеологии. На мой взгляд, не стоит искать большого смысла в том, что приватизацию сделают бессрочной: большинство уже оформили жилье в собственность, заявок поступает все меньше и меньше. Те же, кто этому противился, вряд ли сейчас пересмотрят свое мнение. Но с точки зрения политологии и популизма решение правильное: права всех соблюдены, никто не остался обиженным. Если честно, мне жаль, что в этом вопросе изначально власти не пошли по пути приватизации жилья в виде многоквартирных домов. Тогда бы мы избежали многих современных проблем, связанных с инженерными системами зданий, когда в одной половине дома трубы пластиковые, а в другой — стальные.

К сожалению, у нас не появился класс крупных домовладельцев, которые могли бы навести порядок в своем хозяйстве, не разрешая жильцам самостийно стеклить балконы, менять окна и упражняться на инженерных коммуникациях.