НАШ ЦИТАТНИК: «Если здание находится в центре города, сейчас этого по факту достаточно, чтобы причислить его к лику «градостроительных святынь». Однако отнесение всех домов к историческим исключительно по году постройки абсурдно…» Дмитрий Некрестьянов

17 мая, 20:39
3 сентября 2017 в 06:24

Европейцы ищут приют

Европейский университет попросил у вице-губернатора Михаила Мокрецова новое здание взамен особняка Кушелева-Безбородко.

Европейский университет попросил у вице-губернатора Михаила Мокрецова новое здание взамен особняка Кушелева-Безбородко.

Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на пресс-службу вуза. Чиновник пока не ответил.

Здание на Гагаринской ул., 3А, в котором Европейский университет работал с 1994 года, он вынужден освободить по решению Комитета имущественных отношений. В конце года чиновники в одностороннем порядке расторгли договор аренды, сославшись на нарушение охранного обязательства. Это решение юристы ЕУ попытались оспорить в суде, но в двух инстанциях дело решилось в пользу властей. Университет собирался подать кассационную жалобу, но данных о ней в базе арбитражного суда пока нет.

В начале недели стало известно, что в Петербурге хотят создать несколько учреждений допобразования нового типа: образовательный центр для детей, проявляющих выдающиеся достижения в обучении, науке и искусстве, специализированный центр для детей в сфере IT-технологий и конвергентных систем и центр, посвященный темам экологии и защите окружающей среды.  Предполагается, что второй как раз займет здание Европейского университета. Представители вуза на это заявили, что исторический особняк плохо приспособлен для учебной работы. Именно поэтому по их заказу Жан-Мишель Вильмотт подготовил проект приспособления здания для современного использования.

«Идея странная – университет хороший, и почему надо его выселять и именно в этом здании размещать какую-то школу, непонятно, тем более что у университета уже есть частные деньги на качественную реконструкцию этого комплекса зданий, а если там будет школа, то здание придется реконструировать за счет бюджета. В общем, логика странная, понять ее тяжело, - прокомментировал ситуацию «Радио Свобода» руководитель Центра исследований модернизации при Европейском университете Дмитрий Травин. –  Мне представляется, что кто-то просто хочет забрать этот весьма соблазнительный дворец в центре города, осталось только подождать годик-другой, посмотреть, кто же въедет в это здание после нас. Если это действительно будут дети, сироты, то тут нет коммерческого наезда, и дай Бог детям там нормально учиться и потом поступать в Европейский университет – в каком-то другом здании. Если же это будут не простые, а какие-то особые сироты и вопрос о детях – это только предлог, ну, значит, мы узнаем, кто стоял за этим наездом. И потом в нашей практике существуют разные способы использования зданий: не знаю, как будет в этом случае, но можно же сделать так, что школа будет занимать во дворце две комнаты, а все остальное отойдет под какие-то другие цели – всяко бывает».

«Если нужно в нашем здании разместить другую организацию, а нам подыскивать какую-то замену, то не лучше ли сразу подыскать здание для этой организации? Комментировать мне это довольно трудно – я не владею всем объемом информации. Никаких претензий к качеству нашего образования нет, к нашей деятельности тоже – кроме чисто формальных. На дворовом фасаде мы установили три пластиковых окна – вместо деревянных. И еще какую-то перегородку они нашли, которую мы установили якобы без согласования с КГИОП, что тоже ерунда, поскольку согласование у нас было. Да и согласование на окна мы тоже получили. Но главное, что все здание идет на полную реконструкцию, - добавляет ректор Европейского университета Николай Вахтин. - Все это выглядит особенно комично, тем более что уже после высказанным нам претензий мы получили от КГИОП полное согласование всех наших условий по реконструкции здания. И ведь переговоры по реконструкции велись давно, мы застряли на этапе постановления правительства города, а до этого момента все комитеты медленно, как свойственно бюрократии, шаг за шагом согласовывали проект – все забуксовало на последнем пункте».