НАШ ЦИТАТНИК: «В третьем квартале заметно сокращение объема сделок с новостройками. Но, полагаю, по итогам года девелоперы окажутся в плюсе – за счет активных продаж в I полугодии. А вот «запаса» для снижения цен практически нет из-за возросшей себестоимости...» Максим Жабин

25 октября, 15:17

Бизнес нарасхват

13 января 2014 в 05:00
3 059

Бизнес нарасхват

Индексы промышленного производства в большинстве российских регионов падают. На этом фоне петербургская промышленность выглядит довольно бодро. Однако в конкуренции за новые инвестиции и Петербург, и Ленинградская область могут проиграть не только другим регионам (например, Калужской области), но и соседним странам, где условия для размещения производства намного выгоднее.

Приоритеты промышленной политики Петербурга и Ленобласти в конце декабря обсуждались на конференции, организованной по инициативе Комитета по промышленной политике и инновациям СПб и Городского агентства промышленных инвестиций. «НП» публикует фрагменты наиболее интересных выступлений.

Елена Ткаченко,
профессор кафедры экономики предприятий и производственного менеджмента СПбГЭУ:

– В отличие от других регионов в Петербурге индексы промышленного производства в 2013 году снизились незначительно. Но доля убыточных предприятий по итогам девяти месяцев 2013‑го выросла с 21,5% в 2012‑м до 27,4%. Сказывается не только мировая рецессия, но и то, что Россия вступила в ВТО.

ВТО — набор инструментов, для работы с которыми нам пока явно не хватает компетенций. Производительность труда в промышленности Петербурга в среднем — более $80 000 на работающего в год. Это неплохо (хотя в ведущих экономиках — $110 000–116 000). Но под серьезным давлением оказались станкостроение, металлообработка, текстильная промышленность. Некоторые сегменты машиностроения показали в 2013 году загрузку производственных мощностей на уровне 12–13%.

Тревожит динамика импорта и экспорта технологий. В 2012‑м число соглашений по импорту впервые превысило количество соглашений по экспорту. Еще одна неприятная тенденция — снижение стоимости контрактов. Это значит, что мы поставляем на мировой рынок и приобретаем на нем отнюдь не технологии высшего уровня. Видимо, мы больше не претендуем на технологическое лидерство.

Максим Мейксин,
глава КППИ Петербурга:

– В Москве индексы промышленного производства в 2013 году снизились почти на 11%. Петербург за 11 месяцев 2013‑го показал всего 1% падения. По итогам года, после того как будут закрыты крупные контракты, мы можем приблизиться к 100% от уровня 2012‑го. Судостроительная, радиоэлектронная, оборонная промышленность, серьезный задел в автомобильной отрасли, в машиностроении и станкостроении создают довольно устойчивую структуру для экономики города. Уверенно развиваются фармацевтическая отрасль и IT. Численность занятых в промышленности в 2013 году выросла на 1% и составила 348 000 человек.

Мы сформировали рабочую группу для подготовки региональных льгот по налогу на прибыль и другим платежам для резидентов техно- и индустриальных парков. В 2013‑м мы отработали более 400 заявок на размещение предприятий, причем помогали располагаться им не только на государственной земле, но и в частных индустриальных парках. Вместе с заводом им. Климова мы пробуем создать новую модель индустриального парка — для малых и средних производственных компаний. Предприятия подбираются таким образом, чтобы завод мог размещать у них заказы, которые раньше выполнялись за границей. Это миллиарды рублей гарантированного заказа. По нашим расчетам, проект окупится за три года.

Идеальная ситуация — когда город предлагает инвестору юридическое лицо с оформленным подключением всех сетей и полностью готовой площадкой, а может — и с построенным типовым зданием, чтобы можно было чуть ли не на следующий день запустить производство. Такой юридический механизм у нас есть, но это длинная дорога. Второй вариант скромнее, коллеги в других регионах это уже делают — строить производственные помещения со свободной внутренней планировкой, чтобы компании-резиденты могли арендовать необходимую площадь. В таких проектах можно создавать инфраструктуру поддержки: центры коллективного пользования, бизнес-инкубаторы, внедренческие площадки.

Должен измениться подход к редевелопменту территорий. Если экологически неблагополучное предприятие выезжает из города, это не причина отдавать промплощадку под жилье. На нее должны прийти производства минимального класса опасности. Так мы сохраним промышленный потенциал города и рабочие места для горожан.

Что касается соперничества с Ленобластью, которое инвесторы уже начали использовать в своих интересах, — небольшая конкуренция внутри единой экономической системы идет только на пользу. Мы уже договорились с ЛО координировать действия по комплексной работе с инвесторами. Главное — не повторять ошибок, которые совершили некоторые регионы, выдав огромное количество льгот, накрыв преференциями всю экономическую структуру. Еще недавно они считались суперпрогрессивными, а сейчас стоят на грани дефолта и не могут наполнить бюджет. Хотя индекс роста промышленного производства у них достигает 15% в год.

Алексей Соболев,
директор Городского агентства по промышленным инвестициям:

– Наше агентство сейчас занимается инженерной подготовкой и созданием дорожной сети в промышленных зонах Рыбацкое, Ржевка, Парнас. Всего таких зон в Петербурге будет 19. К сожалению, из-за особенностей конкурсных процедур и банкротства одного из подрядчиков агентство не освоило в 2013‑м около 500 млн рублей из выделенных ему 960 млн. Но сумма перенесена на 2014‑й. В итоге на инженерную подготовку территорий в 2014 году планируется потратить 2,1 млрд руб. В Рыбацком уже к концу года появится огромный массив удобных участков для промышленности.

В 2013 году для будущих инвесторов ГАПИ подготовило 50 наделов промышленного назначения с пакетом градостроительной документации.

Евгений Рязанцев,
заместитель генерального директора Фонда имущества Петербурга:

– Потребность инвесторов в инженерно подготовленных участках существует. Отрадно слышать, что 50 пятен для них готово. Однако из 20 наделов промышленного назначения, которые город пытался реализовать в 2013 году на торгах Фонда имущества, продано восемь или девять. Стоит изучить реальный спрос, чтобы то, что мы готовим, отвечало реальным потребностям промышленности. Мы, например, сталкиваемся с несоответствием запросов размерам предлагаемых участков. Есть спрос на территории от 0,5 до 1,5 га, а город выставляет лоты примерно по 10 га. Это непосильно для быстрого освоения.

Максим Кисельников,
первый заместитель председателя Комитета экономического развития и инвестиционной деятельности ЛО:

– Еще 10–15 лет назад иностранные инвесторы готовы были работать с «гринфилд». Сейчас все крупные компании, которые хотели локализоваться в России, уже сделали это. Никому не интересно три года заниматься самостоятельным девелопментом. Сегодня не иметь в регионе индустриального парка — значит не иметь инвесторов. У нас в стадии проектирования два парка по 100 га. Стоимость земли в них не будет, конечно, нулевой, но она будет ниже рынка.

В области есть проблема с инженерными мощностями, поэтому для развития промышленности надо иметь площадки, на которые мощности уже заведены и где их можно было бы переуступать.Конечно, в норме созданием индустриальных парков должен заниматься бизнес. Недавно губернатор области внес в ЗС законопроект, в котором предусмотрены льготы по аренде земли, находящейся в госсобственности, если она предназначена для индустриальных парков. То есть мы пытаемся стимулировать формирование ИП и управление ими, чтобы бизнесу легче было ввязываться в эту, прямо скажем, непростую историю.

Третий промышленный пояс вокруг Петербурга на землях Ленобласти уже формируется, хотим мы этого или нет. В областное Агентство экономического развития регулярно приходят потенциальные инвесторы и требуют площадку в радиусе 30 км от КАД. Это естественный процесс, его условия диктует рынок. Очевидно, например, что производства, связанные с высокими технологиями, будут сосредоточены не на востоке области, а в районах, прилегающих к Петербургу. От нас требуется выполнить территориальное планирование с заделом на будущее и решить совместно с Петербургом вопросы транспорта и энергетики.

Вадим Некрасов,
глава города Кировска Ленинградской области:

– Льготы нужны тем, у кого есть деньги. У небольшого бизнеса их нет, и в ситуации банковского кризиса средства взять неоткуда. Политика в области промышленных инвестиций должна строиться на государственных гарантиях для привлечения ресурсов на длительный срок и под относительно небольшой процент.

У меня в городе остается 6–7% от всех налогов. При этом есть ЖКХ, благоустройство и другие статьи, требующие затрат. Почти 35% населения каждый день ездит в Петербург работать. Мне как градоначальнику надо постараться оставить их у себя. Чтобы пополнить налоговую базу, областному правительству стоило бы инвестировать деньги в промышленное кольцо вокруг Петербурга. Речь не о гигантских пустых территориях в 500–800 га, а о городах на плече 40–50 км от Петербурга, где можно готовить по 30–50 га.

Объем инвестиций, за который положены налоговые льготы, стоит снизить до 100 млн рублей. Крупный проект — это, как правило, долгая, инерционная схема реализации. Если мы хотим привлечь деньги сейчас, надо давать льготы среднему и малому бизнесу, у которого цикл выхода на проектную мощность намного меньше.

Вадим Орлов,
руководитель Нарвского парка производства и логистики (Эстония):

– Наш парк сформирован у самой границы с Россией. За два года мы продали 15 из 30 сформированных участков, преимущественно — представителям российского бизнеса. Объем привлеченных инвестиций оцениваем в 40 млн евро.

Переезд на новую площадку предприятия часто связывают с выходом на новый технологический уровень. Для них важно наличие внешнего заемного капитала. В Эстонии проекты финансируются под 4–6% годовых. Специальное государственное агентство выдает банкам гарантии в размере до 75% от суммы займа на развитие производства.

И предприятия, купив участок, могут использовать его в качестве залога и привлекать финансирование для строительства производственных зданий и покупки оборудования. По мере того как производственный объект растет, залоговая стоимость тоже увеличивается — появляются дополнительные возможности привлекать средства. В итоге даже небольшое предприятие может реализовать проект стоимостью 10–15 млн евро.

Второй аспект — насколько быстро можно пройти процесс инвестирования. Производство должно быть запущено самое большее за год, чтобы продукция вышла на рынок до того, как технология начнет устаревать или инициативу перехватят конкуренты. Это зависит от того, насколько тщательно продумана площадка.

По нашему опыту, представители российского бизнеса обращают внимание не на льготы. Им важнее доверие между бизнесом и властью, правовая защищенность инвестиций, отсутствие непонятных платежей, не связанных с ведением бизнеса, процедуры, которые, так сказать, конкретны во времени.

Важный параметр — стоимость земли. Поскольку проект промышленного парка в Нарве реализует публичный сектор, считается, что основной доход формируется за счет будущего подоходного налога с работников парка. Прибыль от продажи бизнесу земли не столь существенна. Цена входа для предприятия должна быть как можно ниже.