НАШ ЦИТАТНИК: «Остановить рост цен на стройматериалы удалось общими усилиями Минстроя, ФАС, Минпромторга и НОСТРОЙ. Однако это рыночные отношения. Металлургам, например, выгоднее продать продукцию за рубеж. Так что нельзя исключать дальнейшее увеличение цен...» Антон Мороз

25 сентября, 22:07

«Из-за какой-нибудь неинтересной «заброшки» люди не выходили бы на улицы»

25 марта в 08:54
13 291

«Из-за какой-нибудь неинтересной «заброшки» люди не выходили бы на улицы»

В Петербурге заметно усложнились отношения между активными жителями и чиновниками. Из-за пандемии отменены очные публичные слушания, на которых горожане могли «выпустить пар» и задать вопросы властям. Активисты возмущаются отписками.
На профильной комиссии в Законодательном собрании многие поправки, предложенные жителями в рамках слушаний по ПЗЗ, были отклонены «пакетно», то есть почти все сразу. О том, что возмущает горожан, и о возможностях диалога рассуждает координатор «Зелёной коалиции» и движения «Красивый Петербург» Красимир Врански.

Врански
Красимир

координатор «Зелёной коалиции» и движения «Красивый Петербург»

– Градозащитники подали заявление о моратории на застройку центра. Каковы их требования? И как, по-вашему, должен развиваться центр?

– Мы требуем устранить несоответствия закону. По нормативам необходимо, чтобы на одного жителя приходилось 6 кв.м зелёных насаждений общего пользования в пределах района. Сейчас в центральных районах по примерным подсчётам – чуть больше 4 кв.м. Не выполняются требования по числу мест в школах, детских садиках, по количеству медучреждений. Поэтому было бы разумно, чтобы свободные участки в первую очередь выделяли для озеленения. А уже после этого можно говорить о новых девелоперских проектах. 

Чтобы решить вопрос с нехваткой зелени, мы предлагаем создать рекреационные зоны на имеющихся территориях, например таких, как сад Сан-Галли, Аракчеевские казармы, Овсянниковский сад. Озеленение и зоны рекреации добавят привлекательности центру и повысят спрос на новое жильё.  

Кроме того, у нас более тысячи заброшенных зданий в центральных районах Петербурга и в «сером поясе». Их можно было бы преобразовать в социальные объекты.  

– В ходе подачи предложений по проекту «Твой бюджет» в 2021 году было много инициатив, связанных с пешеходными пространствами, в том числе идея сделать пешеходной площадь Восстания...

– Конечно, город должен быть удобен в первую очередь для пешеходов, у них должно быть преимущество перед автомобилистами. 

Создание общественных пространств – это общемировая тенденция, она стала очень популярной после того, как была сделана общественная зона на Таймс-сквер, которая получилась очень удачной. Хедлайнер и образец в создании таких мест – страны Северной Европы.

Мы несколько лет назад вместе с фондом «Городские проекты» делали исследования по Невскому проспекту. Выясняли, что не нравится горожанам на магистрали: большое количество автомобилей, обилие рекламы, недостаточная ширина тротуаров, недостаток зелёных насаждений, многолюдность, шум, загазованность. Мы предложили увеличить пешеходное пространство: летом по воскресным дням с 10:00 до 23:00 на участке от Фонтанки до Мойки ввести ограничение на въезд и движение личных автомобилей, оставив выделенные полосы для общественного транспорта.  На это время ввести ограничение скорости – до 30 км в час, обособить на это время велодорожки, остальное пространство отдать пешеходам. 

На Невском проспекте людям не хватает озеленения и пространства для пешеходов
Фото: gov.spb.ru

Ещё в Петербурге есть огромный запрос на возможность отдыха у воды. Нужны не только пляжи, но и прогулочные зоны, как, например, территория на Крестовском острове вдоль Южной дороги. В Петербурге необходима программа по возврату набережных людям. Их надо постепенно переводить в рекреационные зоны. От этого все выиграют. Однако пока вместо этого мы строим какие-то безумные магистрали. 

– Как избежать конфликтов, аналогичных тем, которые возникли на ул. Рубинштейна? Жители недовольны шумом, работой вытяжек от ресторанов и т.п., но ведь ресторанная улица уже стала символом Петербурга... 

– К сожалению, там жители действительно страдают и очень негативно воспринимают появление любого кафе или ресторана.  Я был во дворах, в которых стоит постоянный запах еды, а иногда и дым от готовки. Это можно потерпеть один-два дня, но тяжело, если ты там живёшь и это твоя постоянная реальность. На здания навешивают кондиционеры, коробы вытяжек, силовые электрокабели поверх газовых труб. Блокируют пожарные и эвакуационные проходы. Многое из перечисленного, скорее всего, не вполне легально. Мусор, который производят заведения, складируется в общие контейнеры жильцов во дворах. БОльшая часть улицы фактически отведена под парковку для посетителей. При этом на Рубинштейна почти нет озеленения. Тут стоит запретить парковку на тротуарах, нужно регулирование, контроль за соблюдением правил, которого сейчас не хватает.  

– Назовите удачные примеры реконструкции и благоустройства в рамках инвестиционных проектов в центре Петербурга.

– Хорошо, что Большая Морская рядом с аркой Главного штаба стала пешеходной, хотя само благоустройство могло быть и получше. Хвалят новую набережную Карповки. На Крестовском острове, как я уже сказал, просто показательная территория вдоль Южной дороги. 

– Что возможно и нужно сделать, чтобы исправить нехватку зелени в центре?

– Когда-то было принято решение о том, что 30% территории под снесёнными заводами следует отдавать под озеленение. А по факту почему-то получается, что освобождённые площадки асфальтируют и отводят под парковки. Зелени практически не остаётся. Надо хотя бы вернуться к этой норме и следить, чтобы она соблюдалась.

– Как строится диалог градозащитного сообщества с чиновниками? 

– Нет никакого общения с чиновниками. Люди пишут обращения и жалобы в федеральные ведомства, вынуждены судиться с госорганами, чтобы отменять вредоносные проекты.

– Пока вице-губернатором работал Игорь Албин, ситуация была другой? 

На мой взгляд, в тот период работа велась достаточно серьёзно. Мы договорились о сохранении в качестве зелёных насаждений 15 территорий, и Смольный взял на себя переговоры и заключение соглашений с застройщиками. В списке были сад в Кузнечном переулке, парк Интернационалистов, парк на Смоленке... Сейчас по многим таким зонам снова возникает угроза застройки. 

Активистов прессуют, говорят, что мы какие-то безработные маргиналы. И параллельно через провластные источники сообщается, как у нас всё хорошо, как прекрасно работают чиновники и т.д. 

Чтобы быть услышанными, людям приходится выходить на акции протеста, устраивать флешмобы, всячески привлекать внимание. 

Очень не хватает общения, не хватает коммуникации, чтобы мы разговаривали и находили компромиссы. Мы все – петербуржцы, жители одного города. Это очень странно и нелепо, когда чиновники, бизнес и люди воюют. 

– «Градозащитные» конфликты часто возникают из-за сноса строений, не признанных объектами культурного наследия...

– Общественное возмущение возникает не из-за каждого здания. Люди выходят на улицы из-за построек, которые обладают элементами общественной ценности. То же здание медсанчасти на Васильевском острове или ВНИИБ. Они являются местной достопримечательностью, некими знаковыми точками. Была бы какая-то «заброшка», не интересная людям, они не выходили бы каждую неделю, не проводили столько общественных акций. 

– Обычно градозащитники ссылаются на архитектурную или историческую ценность объекта. Всё ли старое – ценно?

– Со мной кто-то может не согласиться, но – да, я считаю, что всё старое ценно. У нас есть закон, который обязывает сохранять дореволюционные здания. Есть, например, строения в стиле авангард. На мой взгляд они крутые: простые и в то же время уникальные. Они свидетельствуют об истории города, формируют пласты, отражающие разные эпохи развития. Этим и ценны. Ещё у нас сохранились кварталы с невысокой застройкой на Чёрной речке, в Нарвском округе, на левом берегу Невского района. Их тоже надо сберечь. 

– Один из аргументов сторонников нового строительства и реновации центральных районов – в бюджете недостаточно средств для поддержания старых домов. Какой может быть экономика поддержания и ремонта исторических зданий?

– Предполагаю, что стоимость реставрационных работ завышена. Контракты получают фирмы, имеющие лицензии. Они нанимают подрядчиков и субподрядчиков, а в итоге на объекте работают не квалифицированные специалисты, а обычные работяги, иногда без нужных навыков. В итоге: и дорого, и «ляпов» хватает. Нужно следить, чтобы не было такого количества посредников, и цена будет ниже. Необходимо менять схемы финансирования работ по историческим зданиям, выделять субсидии или использовать подходящий вариант ГЧП. 

– Есть программа «Памятники за рубль». Что-то она не пользуется популярностью... 

– В этом списке самые «убитые» памятники, которые инвесторам неинтересны. Отсюда и саботаж этой программы. В Петербурге около 400 исторических зданий, которые нуждаются в ремонте, если бы их все выставили «за рубль», наверняка появились бы заинтересованные участники. 

– Движение «Красивый Петербург» создавалось для помощи гражданам в диалоге с чиновниками. Один из первых проектов – сайт, который упрощал подачу обращений в ведомства. Сейчас проблема частично решена, работает электронная приёмная городского правительства. Чем занимаются активисты «Красивого Петербурга» и «Зелёной коалиции» в 2021 году? 

– Стоим на страже Петербурга, помогаем решать проблемы горожан и предаём огласке творящийся беспредел. Нам каждый день пишут, звонят. В самых громких случаях – публикую информацию, остальным гражданам объясняю, куда обращаться и как действовать.