НАШ ЦИТАТНИК: «Сложно не заметить на улицах города все больше машин с номерами из других регионов,. Налицо миграция населения в крупные мегаполисы. В Петербурге можно найти работу, получить медицинскую помощь, соответственно, здесь возникает спрос на жилье...» Марина Токмакова

28 ноября, 03:04

Заложники вырубок

Сегодня в 14:00
977

Заложники вырубок

Конфликты из-за сноса зелёных насаждений в Петербурге стали регулярными. Застройщик или подрядчик, вырубающий деревья, рискует получить судебный иск или «митинг у забора», даже если собраны все разрешительные документы, а растительностью пришлось пожертвовать ради социально одобряемого объекта.

Фото: NSP.ru

Вот несколько примеров: в Сестрорецке граждане через суд пытаются оспорить проект строительства Дома культуры на месте сквера. В Красносельском районе, у берега реки Красненькой жителей разозлила перспектива появления парковки в зелёной зоне. На публичных слушаниях в Приморском районе горожане выступили против создания музея рядом с кораблём «Полтава». Причина та же: нехватка зелени.

Зелёный шум

Это не сугубо петербургская особенность: конфликты вокруг вырубок возникают и в других регионах России. «Деревья становятся новой городской святыней, поэтому люди мгновенно начинают тревожиться и возмущаться из-за вырубок», – отмечает политолог Екатерина Шульман.

Деревья помогают регулировать температуру, очищать воздух от пыли, снижают скорость ветра, создают возможность для отдыха, повышают цену недвижимости в домах, рядом с зелёными зонами. Наконец, просто формируют благоприятную «ауру» места.

«Очень часто в старых кварталах живут люди, которые сами когда-то сажали эти деревья, и они будут защищать их. Участок может быть зарезервирован под сквер и годами ждать финансирования. А инвестору совершенно искренне может казаться, что тут какой-то пустырь, и если его застроить, это никому не помешает, – поясняет координатор «Красивого Петербурга» и «Зелёной коалиции» Красимир Врански. – Многие застройщики рассчитывают, что раз они получили все согласования от чиновников, то и у жителей не должно быть претензий. Однако власти могут не учесть интересы граждан. В итоге возникает ситуация, когда всё вроде законно, а горожане выходят на протесты, проекты «зависают», строительные фирмы терпят убытки».

Активисты выигрывают «зелёные» суды, даже если есть действующие  документы, разрешающие вырубку.  Так, к примеру, в Муринском парке суд признал незаконным разрешение на строительство второй очереди спорткомплекса «Нова Арена». По этому делу продолжаются апелляции.

 «У граждан есть право на благоприятную окружающую среду, однако существующие правовые механизмы не вполне справляются с его реализацией. В Петербурге слабая система защиты зелёных насаждений, не входящих в перечень ЗНОП. Есть ситуации как, например, в Петроградском районе, где нормативы обеспечения жителей зелёными насаждениями формально соблюдаются. На Крестовском острове есть большой парк, но человек может жить далеко от него, в каком-нибудь «каменном мешке» без сквера в шаговой доступности», – говорит адвокат Ксения Михайлова, представляющая интересы жителей в судебном разбирательстве по Муринскому парку.

Защита с оговорками

Предоставлением земельных участков в Петербурге ведают Комитет имущественных отношений (КИО) и Комитет по инвестициям, которые «по долгу службы» не занимаются сохранением деревьев. Если территория с зелёными насаждениями не входит в список ЗНОП, формальных причин сберечь деревья может и не быть. «Содержание и учёт зелёных насаждений не относятся к полномочиям КИО. Государственное управление в сфере охраны территорий зелёных насаждений в Петербурге осуществляет Комитет по благоустройству. К его полномочиям также отнесены выдача порубочных билетов <...> и обеспечение проверки соответствия работ по рубке и (или) пересадке, а также любому другому правомерному уничтожению зелёных насаждений условиям выданных порубочных билетов», – пояснили нашему изданию в КИО.

Между тем в законе «О зелёных насаждениях» прописано, что город должен сохранять и пополнять зелёный фонд Петербурга, предотвращать утрату зелёных насаждений.

Компании, которые получают порубочные билеты, справедливо отмечают, что они платят компенсацию в казну. Но есть нюансы: восстановительная стоимость деревьев может снизиться, если, например, им кто-то навредит за то время, пока участок находился в пользовании. Сама экспертиза может быть проведена некачественно, и оценка окажется заниженной. Поэтому назначать компенсационную стоимость за вырубку надо в тот момент, когда город передаёт участок инвестору, считает Александр Карпов, руководитель Центра экспертиз «ЭКОМ».

Денежная «зелень»

Компенсацию за конкретное дерево рассчитывают исходя из его вида, обхвата его ствола, общего состояния (учитывается количество сухих ветвей, наличие болезней, гнили и т. п.). Порядок детально прописан в постановлении правительства СПб от 4 октября 2004 года №1641 «О размере и порядке возмещения средств, составляющих восстановительную стоимость зелёных насаждений, а также перечне элементов благоустройства, расположенных в границах территорий зелёных насаждений, за уничтожение, повреждение которых выплачиваются средства, составляющие восстановительную стоимость».  

Суммы, отчисляемые за порубочные билеты, порой составляют миллионы и даже десятки миллионов рублей. Бюджет Петербурга в 2020-м, по данным Комитета по финансам, пополнился таким образом более чем на миллиард рублей.

Однако деньги, выплаченные за вырубки, не идут целевым образом на компенсационные высадки. Т. е. если ради стройки пришлось пожертвовать 10 деревьями, это совершенно не значит, что где-то рядом появится десяток «компенсационных» саженцев.  

В Петербурге не публикуют протоколы осмотров деревьев, предназначенных для вырубки, как и сами порубочные билеты. Однако благодаря усилиям общественности и некоторых депутатов в 2020-м в городе был регламентирован порядок ведения реестра порубочных билетов. На онлайн-портале объектов городской среды доступна информация об адресах и площади участков, затронутых работами, а также о количестве сносимых зелёных насаждений.

Модераторы под деревьями

«Застройщик, который хочет избежать «митинга» на стройплощадке, может провести слушания (или обсуждения) реально, а не «для галочки», добросовестно оповестив людей и собрав обратную связь от горожан. Если негатива много, это признак возможных протестных акций в будущем», – считает Ксения Михайлова.

«Бизнесу стоит вступать в диалог с жителями, собирать информацию об участках. В скандинавских странах застройщик ещё до старта проектирования обсуждает идею с жителями муниципального округа. Хорошо бы и у нас так было», – добавляет Красимир Врански.

Переговоры с общественностью, если они случаются, даются непросто. Теоретически можно обойтись без некрасивых сцен: уже сейчас в  России  происходят сессии соучаствующего проектирования, на которых профессиональные модераторы умеют гасить накал страстей. В сентябре 2020-го на сайте президента РФ появилось поручение общественной палате: «создать механизм оперативного урегулирования и предупреждения конфликтов в сфере градостроительной деятельности с использованием процедуры медиации». Впрочем, порой поручения президента выполняются без должного энтузиазма, как заявил премьер-министр.

Конфликтные адреса:

Муринский спорт

Фото: NSP.ru

Один из самых известных в городе «зелёных» конфликтов связан с Муринским парком. Город выделил на его территории участок 1,8 га под строительство второй очереди спортивного комплекса «Нова Арена». 

Приступить к работам над второй очередью проекта ООО «Анна Нова» рассчитывало в 2018-м. Однако граждане, недовольные перспективой новой стройки в зелёной зоне, подали в суд; рассмотрение тяжбы заняло несколько лет. В итоге истцам удалось оспорить выдачу разрешения на строительство, но продолжаются разбирательства в апелляции. Законодательное собрание Петербурга между тем уже перевело территорию в список ЗНОП, однако инвестор оспаривает в суде решение депутатов. Кстати, несостоявшийся застройщик уже успел вырубить часть берёзовой рощи, которая находилась в границах участка, отданного компании.


Сестрорецкая культура

Фото: zakupki.gov.ru

Жители Сестрорецка через суд пытаются отменить строительство ДК на набережной Строителей, 17. Тут запланировано учреждение культуры с концертным залом на 530 зрителей. Граждане недовольны тем, что ради стройки может быть вырублен сквер: деревья в нём высаживали ветераны, кроме того, жителям не хватает места для прогулок. В суде истцы ссылаются на водоохранное законодательство, сложности с подъездами к будущему ДК и т. п.


Колпинское детство

Фото: gov.spb.ru

Недовольство жителей вызвало строительство детского сада на улице Ижорского Батальона в Колпино. Когда во дворе начались работы, жители соседних домов стали митинговать. Их недовольство вызвала не перспектива появления поблизости дошкольного учреждения, а выбранное для него место – существующий сквер. Невзирая на реакцию общественности садик построили.


Петроградский парадокс

Застройщик комплекса One Trinity Place отстоял в Верховном суде право реализовать проект на перекрёстке Пионерской улицы и набережной Адмирала Лазарева. Фото: onetrinityplace.com

Петроградская сторона знаменита судебными спорами, связанными с зелёными насаждениями.

В 2018-м Законодательное собрание перевело в категорию ЗНОП участки нескольких застройщиков в Петроградском районе («Балтийской коммерции», «Л1», компаний «Цветение вишни» и «Статус Эр»). Депутатов не смутило то, что спорные территории находились в частной собственности, а значит, не могли считаться зелёными насаждениями общего пользования. Поправки, по сути блокирующие стройки, были приняты и вступили в силу, однако девелоперы оспорили их в суде.