Как строители избавят город от депрессии

Расти вширь Петербургу не стоит, уверены эксперты-урбанисты. Это породит множество негативных последствий, к тому же в этом просто нет необходимости: в городе ещё предостаточно земельных ресурсов для уплотнительной застройки.

У этого термина, к сожалению, окраска негативная: все мы помним, как варварски «уплотняли» дворы в сложившихся районах в «нулевые» годы. Но уплотнение, если к нему подходить по науке, может принести немалую пользу современному мегаполису, особенно такому, как Петербург с его гигантским «серым поясом» из промзон.

ОНИ ЖДУТ ПЕРЕМЕН

Минусы экстенсивного расползания крупных городов давно известны: растягиваются инфраструктурные сети, в частности, транспортные, что приводит к удорожанию их эксплуатации; наносится ущерб природным экосистемам. Кроме того, новые застроенные территории опять-таки надо содержать в надлежащем виде, обеспечивать социальной инфраструктурой, а это стоит денег. К сожалению, сиюминутная выгода заставляла девелоперов и представителей властных структур закрывать глаза на эти проблемы. Следствие такого подхода – хаотичная высотная застройка на бывших совхозных полях, порой без школ и детсадов.

Альтернативный способ – интенсивное развитие мегаполисов, то есть застройка уже сформировавшихся кварталов жильём и инфраструктурными объектами. В конце прошлого года эксперты архитектурного бюро MLA+ провели исследование и обнаружили, что в границах Петербурга можно спокойно разместить около 80 млн кв.м новостроек без ущерба городской среде. Чтобы понимать масштабы: сегодня жилищный фонд Северной столицы составляет порядка 120 млн кв.м.

Понятно, что речь здесь прежде всего идёт о промзонах и по большей части – о «сером поясе», сплошной промышленной застройке вокруг центра. Но не только. Ведь, как ни парадоксально, периодически обновлять среду обитания необходимо и там, где, казалось бы, и так всё есть. В противном случае кварталы, лет 30-50 считавшиеся вполне респектабельными, морально устареют. Это, в свою очередь, приведёт к вымыванию оттуда благополучного контингента и заселению на их место, возможно, не совсем маргиналов, но не самой благополучной публики. И таких примеров в мировой истории хоть отбавляй. Скажем, знаменитый барселонский Готический квартал, район Кабаньяль в Валенсии, Гар-дю-Нор и Сен-Дени в Париже, Шербек в Брюсселе и т. п.

ПРЕВЕНТИВНЫЕ МЕРЫ

Однако власти многих городов, предвидя подобное развитие событий, проводят своеобразную профилактику. Делать это можно разными способами. Например, ставший именем нарицательным нью-йоркский микрорайон Гарлем в конце 1990-х – начале «нулевых» планомерно зачищала полиция, и теперь он считается не криминальной клоакой, а своеобразной хипстерской территорией. И цены на недвижимость в последние годы резко рванули вверх.

Но чаще всего власти пытаются улучшать городскую среду при помощи денег. И желательно не своих, а частных. Так, на Сицилии сразу в нескольких населённых пунктах можно купить дом за 1 евро. Но с условием, что новый владелец его отремонтирует за год (иначе потеряет депозит в 7000 евро).

В конце 1980-х мэрия Гамбурга обеспокоилась судьбой пустующего речного порта на Эльбе, заброшенные здания которого облюбовали наркоманы. Часть денег пришлось выделить из бюджета, но 80% расходов на реновацию территории пришлось на частников. Так появился знаменитый ныне Хафенсити – один из наиболее престижных районов в старом ганзейском городе. Прекрасный пример для Петербурга, 40% территории которого заняты как раз бездействующими промзонами. Правда, стоит отметить, в Гамбурге условия изначально были более благоприятными: вся территория порта находилась в муниципальной собственности.

Планы благоустройства самого депрессивного района Москвы – Капотни – обнародовали и столичные власти. Отравлявшую (в прямом смысле) атмосферу ТЭЦ планируют перевести на газ, рядом разобьют парк, улучшат освещение улиц, расширят тротуары, а после этого ещё и старые пятиэтажки собираются снести, заменив их новостройками.

Что-то похожее (за исключением реновации панельных домов) собирается устроить «ДОМ.РФ» в центре Саратова. Именно этот город вместе с Великим Новгородом выбран пилотным по программе «Развитие застроенных территорий в России». Госкомпания сейчас готовит рекомендации по формированию нового облика российских городов и сохранению исторической застройки при экономически выгодном использовании в современной жизни.

ПЕТЕРБУРГСКАЯ СПЕЦИФИКА

Подобные примеры можно найти и в нашем городе. Скажем, Весёлый Посёлок в 1990-е был одним из наиболее неблагополучных в Петербурге, особенно это было связано с наркотиками. Но в 2000 году в строй ввели Ледовый дворец, затем сюда потянулись застройщики, и одиозный шлейф постепенно пропал.

Есть и более свежий пример – западная часть Приморского района. Здесь сразу два центра притяжения: небоскрёб «Лахта-центр» и стадион на Крестовском острове. Вслед за открытием второго подтянулся и транспорт: заработало метро. И вот уже недавние выселки стали одной из престижнейших локаций города: здесь очень много новостроек, они – редкий случай – преобладают над советским жилым фондом, а инфраструктура будет развиваться и дальше – в интересах «Лахта-центра». Причём, надо заметить, от центра эта часть города находится довольно далеко.

В этом, кстати, заключается чисто петербургская специфика: если в Москве даже самая убитая квартира в пределах Садового кольца априори стоит дороже роскошных апартаментов за его пределами, у нас цены даже в «золотом треугольнике» могут сильно различаться (от 85 000 до 220 000 руб. за 1 кв.м). Это связано не только с оставшимися в большом количестве коммуналками, но и с общим, порой крайне неудовлетворительным состоянием старого фонда.

К сожалению, остаются в нашем городе достаточно депрессивные районы, состояние которых отнюдь не улучшается. Жилые кварталы вокруг станции метро «Нарвская» как раз наглядно показывают, что происходит с локациями, в которых десятилетиями ничего не меняется. Огромные коммуналки, старые, порой ветхие дома, соответствующий контингент. Характерный штрих: именно в этой части Петербурга наибольшая концентрация алкогольных магазинов. Спрос рождает предложение.

Не лучше ситуация в Рыбацком, которое, впрочем, престижным никогда и не считалось. Есть также и внешне вполне благополучные кварталы, которые, если ничего не предпринимать, ждёт та же судьба через пару десятилетий. Скажем, район вокруг станции метро «Площадь Мужества». Сейчас он выглядит вполне уютным, однако средний возраст жителей растёт, молодёжь здесь селиться не хочет, так как нет точек притяжения.

При этом любую новую застройку местное население воспринимает негативно. Не понимая, что с помощью точечных проектов девелоперы как раз могут внести свежую струю в жизнь микрорайона: обновить социальные объекты (а ведь многие построены уже 50 лет назад), благоустроить зелёные зоны и даже проложить новую улицу, например аллею Лихачёва. Номинально она существует и сейчас, но назвать так труднопроходимую (особенно после дождя) дорожку довольно сложно. Тем не менее перспектива обрести благоустроенный вид у неё есть: это хочет сделать застройщик единственного возводимого сейчас в районе жилого дома.

Примерно то же можно сказать про южную часть Московского района (Среднюю Рогатку) и Сосновую Поляну. Они получили новый импульс в развитии именно благодаря стараниям застройщиков. Видимо, здесь нужно быть просто немного дальновиднее...

Гинёв Павел