Операция прикрытия

Дмитрий Синочкин

Количество туфты в официальных сообщениях и пресс-релизах зашкаливает. В том числе – в сфере строительства.

Камуфляж – любимая форма одежды у россиян. Отчасти – из-за модного тренда про «кольцо врагов». Отчасти – от извечного стремления слиться с пейзажем и не отсвечивать. Во избежание.

В военном деле этого тоже хватает – надувные «Тополя-М», мультяшные сверхзвуковые боеприпасы… Но и на гражданке маскировочные информационные технологии весьма популярны. И в этом наши чиновники достигли подлинного мастерства.

Началось не вчера. Например, в середине «нулевых» почти никто и не заметил, как распиаренная госпрограмма «Доступное жильё» потихоньку превратилась в «Доступную ипотеку». Казалось бы: ну какая разница? Очень существенная. В результате этой нехитрой подмены средняя площадь квартир в новостройках уменьшается, квадратный метр дорожает, а граждане должны банкам всё больше, и срок погашения отодвигается в туманную даль. В госстатистике не слишком приятные показатели (например, ввод жилья) подают мелкими цифрами и в сносках, а рост задолженности россиян (при падении доходов) – крупно и на первом плане, как прорывной результат мудрой политики правительства.  

Похожую схему начинают использовать и в весьма непростой ситуации с аварийным жильём. Ну, засада: даже самое крепкое строение с годами ветшает. И если финансировать ремонт по остаточному принципу (потому что бюджетные деньги очень востребованы в других сферах – резиденции надо строить, бизнес-джеты обслуживать и т.д.), то ветшает в разы быстрее, чем его успевают расселять. Это неприятно. Тем более что расселение «аварийки» – по закону – обязанность государства. И на помощь опять приходит ипотека! «Сегодня достаточное количество людей уже не готовы ждать, когда дойдёт их очередь до расселения из аварийного дома на тех условиях, когда они либо получат возмещение, либо им будет предоставлена квартира. Они готовы взять льготную ипотеку, если доходы позволяют». Это рассуждает глава Минстроя Владимир Якушев. Чем длиннее и безнадёжнее очередь – тем больше отчаявшихся граждан полезут в кабалу к банкам. Надо полагать, через пару лет в сфере капремонта видное место в отчётах займёт ипотека-выручалочка.

Ещё один популярный маскировочный приём на местном уровне: подменить комплексный капремонт – любым его элементом. (У филологов такая штука называется «синекдоха». Это частный случай метонимии, если кому интересно.) И журналисты ловятся, как карась на мотыля. «В Смольном назвали число исторических домов, которые отремонтируют за 10 лет», – пишут коллеги с сайта Zaks.ru. А в следующей фразе – разгадка: «За ближайшие 10 лет отреставрируют 255 фасадов зданий, признанных объектами культурно-исторического значения». Между ремонтом здания и ремонтом фасада – разница почти нечувствительная. Тем более что мимо свежекрашенных фасадов начальство ездит, а столетняя канализация из «Ауруса» не видна.

С реновацией забавно. «Власти Москвы готовы проводить консультации и делиться полученным опытом в реализации программы реновации жилищного фонда с другими городами России», – заявил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Вот в Урюпинске ждут не дождутся столичных консультантов. С рассказами, как правильно освоить 100 млрд рублей в год. В рамках специально (для Москвы) придуманного законодательства.

Отлично владеют искусством лакировки действительности в Минэкономразвития. (Даже не будем трогать подчинённый Росстат – оставим для анекдотов.) «За последние три года количество регионов, которые провели комплексные кадастровые работы, увеличилось с 3 до 33», – рапортует пресс-релиз. Рост – в одиннадцать раз! Но хоть пять раз перечитай, сколько участков таким образом поставили на учёт – не выяснишь. Потому что если смотреть в абсолютных цифрах, а не в процентах роста – картина получится грустная. «Объём федеральных субсидий, направляемых бюджетам субъектов РФ для проведения ККР, в 2019 году увеличен в 2 раза в сравнении с показателем прошлого года и в 4 раза – 2017 года». Если поискать, цифры всё же можно найти. В 2017-м Москва раскошелилась на 50 млн рублей, в 2018-м выписала 100 млн, в 2019-м – 200 млн.  Это на все 85 регионов. На эти средства можно было включить в кадастр примерно 250 000 объектов. (В одной Ленобласти насчитывается 647 185 участков сельхозназначения и ещё 622 526 наделов – в населённых пунктах.)

Примеры мы специально не искали – просто наугад прокрутили информационные ленты. Вал туфты грозит похоронить остатки здравого смысла.

 

Фото с сайта pikabu.ru

Синочкин Дмитрий Юрьевич