Неподсудный департамент

Конституционный суд велел пересмотреть дела, в которых чиновники отбирали квартиры у добросовестных покупателей.

Пересмотру могут подвергнуться решения об изъятии жилья, принятые после 22 июня 2017-го. На сайте КС опубликовано свежее – от 29 июня – постановление 30-П, непосредственно затрагивающее интересы собственников, у которых чиновники отбирают жильё из-за нарушений в «цепочке» предыдущих сделок.

Об истории семьи Однодворцевых мы уже писали. У них квартира в Москве; она была приватизирована с нарушениями, а затем перепродана; Однодворцевы купили её, не подозревая о юридических «загогулинах», и зарегистрировали, как положено, в Росреестре. Их выселяют по иску столичного Департамента жилищной политики. История тянется с 2010 года; собственники прошли все возможные инстанции, включая Верховный суд, и везде получили отказ.

В 2017 году КС, рассматривая другое (похожее) дело, запретил отбирать у добросовестных покупателей жильё, выбывшее из владения государства (Постановление 16-П от 22 июня 2017-го).

Однодворцевы пытались возобновить процесс, ссылаясь на «вновь возникшие обстоятельства», – и опять получили отказ. Тогда семья обратилась с жалобой в КС напрямую.

Постановление рассматривает несколько положений закона о самом Конституционном суде и новеллы закона об исполнительном производстве.

Три страницы посвящены разъяснениям, почему Конституционный суд – самый главный, а все остальные должны слушаться. Приводим аргументы вкратце.

«Только Конституционный суд РФ выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение. Его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путём повторного принятия неконституционного законоположения, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями КС РФ… Постановление, которым нормативный правовой акт или его отдельные положения признаются не соответствующими Конституции, действует непосредственно… Отмена их органом, принявшим данный нормативный правовой акт, не требуется, поскольку эти положения считаются отменёнными. Решение КС РФ не требует подтверждения другими органами и должностными лицами, а исполнение предписаний КС РФ не может ставиться в зависимость от усмотрения каких-либо должностных лиц…» (Тут прямо какая-то глубокая обида читается в сухих юридических строчках.)

Насчёт пересмотра дел, по которым ранее были вынесены решения: «Признание норм, положенных в основу правоприменительных решений, неконституционными, влечёт пересмотр этих решений, включая вступившие в законную силу судебные акты, по делам заявителей, обратившихся в Конституционный суд РФ… Пересмотр осуществляется безотносительно к истечению сроков обращения в компетентный орган…»

В общем, с момента публикации предыдущего постановления КС исполнительные производства, основанные на «неконституционных» решениях судов, должны быть прекращены.

«Пересмотру в установленных федеральным законом случаях подлежат как вступившие, но не исполненные или исполненные частично, так и не вступившие в законную силу правоприменительные решения».

То есть остановить запущенный механизм изъятия, может быть, получится. А вот вернуть то, что государство уже заглотило, – вряд ли.

Далее следует какой-то даже жалобный по интонации пассаж о том, что у рядового гражданина возможностей для защиты своих прав гораздо меньше, чем у мэрии Москвы, а квартира ему нужнее.

В итоговой части КС велит «внести необходимые изменения» в правовой механизм и направить дело Однодворцевых на пересмотр.

Но непредвзятого читателя «терзают смутные сомнения…» А ну как законодатели опять затормозят, а Преображенский суд и Департамент жилищной политики в очередной раз не послушаются? Что тогда?

Синочкин Дмитрий Юрьевич