НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

22 мая, 23:55
3 ноября 2017 в 07:40

Многоквартирная семья

Эксперт Наталья Азаренко посчитала дом на 12 квартир – индивидуальным.

Многоквартирный дом, построенный в садоводстве «Сад 2 Л.С.Х.И.» в Пушкине, приговорен к сносу. На сайте Пушкинского районного суда опубликована мотивировочная часть решения. Иск о сносе самостроя подали юристы госстройнадзора. Ответчик – владелец участка Дмитрий Медведев, сын руководителя фирмы «ФилинЪ» Владимира Медведева. (С этой компанией связано еще несколько исков и уголовное дело о мошенничестве.)

Суд принял во внимание аргументы госстройнадзора: дом, имеющий признаки многоквартирного, построен в территориальной зоне Т2Ж1, без получения разрешительной документации; кроме того, территория относится к зоне охраны объектов культурного наследия; разрешения на строительство застройщик не получал, экспертизу проекта не проводил. Что и привело к нарушению градостроительных норм и правил. Изменение «сложившегося баланса территории» затрагивает права города. Иск поддержали представители КИО, КГИОП и Пушкинской администрации.

В общем, дело как дело – не первое и, к сожалению, не последнее.

Интерес представляют выводы экспертизы.

Эксперт ООО «Центр судебных экспертиз Северо-Западного округа» Наталья Азаренко изучила объект. И решила, что построенный в 2013 году капитальный двухэтажный (с мансардой) жилой дом общей площадью 518 кв.м, имеющий систему отопления (от котла), центральный водопровод, горячее водоснабжение, центральные канализацию и электроснабжение, оборудованный газовыми плитами, предназначен для проживания одной семьи «и связанных с ней родственными узами или иными близкими отношениями людей». При этом жилые помещения в доме г-жа Азаренко уверенно отнесла к отдельным квартирам. То есть признала дом – многоквартирным, но односемейным. (В отдельных кавказских республиках, где многоженство практикуется более-менее открыто, такое могло и пройти. У нас – пока выглядит странно.)

Таких квартир в доме 12. Покупатели заключали с Дмитрием Медведевым договоры простого товарищества. А потом пытались через суд регистрировать право собственности.

Можно ли считать отношения простого товарищества «близкими» – вопрос дискуссионный.

Цитируем судебное решение: «Допрошенная в судебном заседании эксперт Азаренко Н.Е. пояснила, что подтверждает выполненное ею заключение, и указала, что возведенный Медведевым Д.В. жилой дом состоит из нескольких отдельных квартир. Однако для нее как для эксперта не имеет значения, кем эти квартиры заселены и как; исследуемое строение не является многоквартирным домом, поскольку в настоящее время отсутствует какой-либо нормативный документ, в котором указано, что индивидуальный жилой дом не может быть квартирного типа».

Далее последовали аргументы. Участок принадлежит одному лицу; в уставе садоводства не указано, какие строения на его территории разрешено или запрещено строить.

Еще один увлекательный пассаж: дом считается индивидуальным, поскольку «строение не соответствует требованиям, предъявляемым к многоквартирному жилому дому, техническое задание на его проектирование не выдавалось, участок не был предоставлен для строительства многоквартирного дома; размер мест общего пользования (лестничных площадок, подъездов) не соответствуют действующим нормам; отсутствуют пожарные выходы…»

И – вишенка на торте: «жилой дом не ухудшает внешний вид садоводства».

Зато такие заключения ухудшают репутацию экспертизы, и без того не блестящую.

Суд не принял во внимание аргументы г-жи Азаренко, удовлетворил иск и приговорил дом к сносу.

Теперь в игру вступят владельцы квартир. Конечно, они без боя не сдадутся, а с господ Медведевых что-то получить проблематично. Мы уже публиковали Открытое письмо потерпевших. Ожидаем следующий раунд.