НАШ ЦИТАТНИК: «Надо очень аккуратно подходить к частичному изменению фасадов, поскольку оно порой довольно серьёзно меняет здания. Можно удлинить нос Венере Милосской, талию усилить, ноги укоротить. Но Венеры Милосской мы уже тогда не получим...» Владимир Григорьев

13 апреля, 20:45

Титановая мачта и бетонные паруса

1 июля 2019 в 07:58
2 246

Титановая мачта и бетонные паруса

Знаменитые памятники архитектуры и вполне рядовые дореволюционные здания мы хотим увидеть под неожиданным углом, заглянув за эффектные фасады. Автор колонки – Пётр Кузнецов, директор компании «Конфидент».

Название: Морской вокзал; 
Адрес:
 пл. Морской Славы, 1
Архитектор: Виталий Антонович Сохин; 
Годы постройки: 1977-1982  

В тёмном декабрьском небе над Гаванью, в свете прожектора океанского лайнера, огромный плавкран медленно поднимал позолоченную иглу. На следующий день над Ленинградом засиял ещё один кораблик, венчающий 40-метровую титановую мачту. Холодные балтийские ветры «надули» фор-брамсели в три ряда и фоки из бетона. Казалось, массивное здание, словно лёгкий фрегат, через мгновение сорвётся с пристани и заскользит по заледенелой глади залива. Так в 1982 году завершились сложнейшие работы по возведению нового Морского вокзала. Строение в виде парусника стало третьим по высоте в городе после колокольни Петропавловской крепости и Исаакиевского собора. Морской фасад Северной столицы получил долгожданный архитектурный акцент, исполненный в радикальном стиле – брутализм.

Разработать проект поручили архитектору Виталию Сохину, который 15 лет работал над планировкой застройки западной части Васильевского острова. Сложность заключалась в том, что после многолетних поисков так не было понимания: каким должен стать Морской вокзал великого города, чтобы продолжить его богатую архитектурную традицию. Поэтому Сохина отправили в командировку по портовым городам Европы. Оказалось, кроме стеклянных павильонов на металлическом каркасе, на Западе ничего не строят. Ровно таким же был и старый Морской вокзал в Ленинграде. Но архитектор вернулся из поездки, словно пропитанный духом морских странствий и вдохновлённый стилем послевоенного модернизма. В своём проекте он совместил экспериментальные формы из необработанного бетона, грубые металлические конструкции и парусиновую лёгкость старинных фрегатов. Проект был утверждён на совместном заседании ленинградского Градсовета и Союза архитекторов в 1977 году. Таким образом, в Ленинграде появился один из первых образцов брутализма, а городской порт получил современный многофункциональный комплекс площадью 27 000 кв.м. Здесь разместились вокзал для судов, офисы Балтийского морского пароходства, рестораны и гостиница на 600 мест. Горожане приезжали сюда, чтобы почувствовать себя «как в Европе», прогуляться по новой набережной, посмотреть на необычный дизайн и роскошные интерьеры. Ведь здание было обставлено под стать дорогим западным отелям и оснащено самыми передовыми внутренними системами.

Однако самой сложной с точки зрения инженерии частью здания стал позолоченный шпиль, который ровно вдвое превысил здание вокзала. Каркас шпиля собрали из стальных элементов, облицевали титановыми листами и покрыли сусальным золотом. Поэтому лёгкая внешне конструкция с оснасткой и эмблемой-корабликом весила около 80 тонн. После расчётов всех статических нагрузок оставался главный вопрос: как повлияют на устойчивость шпиля такой высоты и веса непредсказуемые порывистые морские ветры? Было решено провести эксперимент. За три месяца до установки шпиля на Канонерском заводе изготовили его копию, уменьшенную в семь раз. Её отвезли в Центральный аэрогидродинамический институт и поместили в аэродинамическую трубу. Данные проведённых испытаний позволили создать конструкцию гасителей резонансных колебаний. Для устойчивости специальные устройства поместили в верхнюю часть шпиля, а нижнюю оттянули с помощью 1200-килограммового груза. Поэтому даже при самых сильных ветрах верхняя и нижняя части шпиля начинали колебаться в противоположных направлениях и исключали возможность его падения. Решение не было новаторским, но оно интересно тем, что его разработали специально для проекта одного из самых высоких зданий в городе.

За 37 лет эксплуатации Морского вокзала его «начинка», безусловно, устарела. Особенно с учётом многократно выросшей пассажирской нагрузки. В советские времена круизные путешествия были уделом немногих счастливчиков, и вокзал не был рассчитан на большой пассажиропоток. Здание требует капитального ремонта и переоборудования под современные требования, но найти инвестора не удаётся уже более 20 лет. Всё это время не утихают споры о необходимости сноса вокзала ради нового строительства.

Морской вокзал – одно из немногих зданий, выполненных в редком для Петербурга стиле брутализм, однако оно так и не получило статус архитектурного памятника, поэтому его дальнейшая судьба остаётся неизвестной.    

В экспрессивную форму Морского вокзала Сохина упакованы грамотно продуманные функциональные зоны. Стоит только зайти внутрь атриума – и ты становишься частью хитрой игры пространств. «Форма плюс функция – вот решение», так говорил знаменитый немецкий архитектор первой половины XX века Эрих Мендельсон, и здесь его лозунг можно повесить на стену. Морской вокзал сейчас теряется на фоне новых прибрежных доминант Петербурга. Теперь это скорее скромный памятник нашему общему интернационализму, что ли. А брутализм – международный архитектурный язык XX века», – рассуждает Антон Жирнов, куратор образовательного проекта «Петербург глазами инженера».

Автор колонки: Пётр КУЗНЕЦОВ, директор компании «Конфидент»